Закавказье в огне, как новая геополитическая реальность

Закавказье в огне, как новая геополитическая реальность

7 октября 2020 г. 17:23

Президент России Владимир Путин назвал сложившуюся вокруг Нагорного Карабаха ситуацию трагедией, за которую в нашей стране очень переживают. 

“И Азербайджан, и Армения, Нагорный Карабах - это все территории, на которых проживают не чужие нам люди. Достаточно сказать, что у нас в России проживает около 2 млн азербайджанцев и свыше 2 млн, по нашим подсчетам, армян. Огромное количество граждан России поддерживают тесные дружеские и даже родственные отношения с обеими республиками. Конечно, это огромная трагедия. Люди гибнут, большие потери с обеих сторон”, - указал Путин.

Россия питает надежду на прекращение конфликта, но если в ближайшее время он не будет решен окончательно, сторонам в любом случае необходимо как можно быстрее прекратить огонь, подчеркнул глава государства. 

“Как известно, Армения является членом ОДКБ, у нас перед Арменией есть определенные обязательства в рамках этого договора”, - напомнил Путин. “Но боевые действия /.../  ведутся не на территории Армении”, - подчеркнул президент. “Что же касается исполнения Россией своих обязательств в рамках этого договора, то мы всегда исполняли, исполняем и будем исполнять свои обязательства. Как вы знаете, я живу в постоянном рабочем контакте с премьер-министром Армении, и никаких вопросов у руководства Армении по поводу качества исполнения российских союзнических обязательств не возникает”, - сказал Путин.

В битве за Нагорный Карабах армяне действительно пока проигрывают. Азербайджанская армия медленно, но верно захватывает село за селом, плацдарм за плацдармом. Одним из самых видимых сигналов SOS может служить объявленное премьером Пашиняном военное положение и призыв в армию Армении недавно демобилизовавшихся военнослужащих.  

По открытым данным, армия Азербайджана насчитывает порядка 75 тысяч человек, при этом за счёт мобилизации её численность выросла до 85 тысяч. Ереван же располагает только 42 тысячами солдат, т. е. уступает Баку по этому показателю в два раза. В Нагорном Карабахе под ружьем стоит около 20 тысяч человек. И ещё столько же составляют мобилизационный резерв. С учетом НКР силы вроде бы равны. Но армия Азербайджана оснащена лучше армянской. У нее современные виды израильских и турецких (да и российских)  вооружений. Объективно, военный, экономический и мобилизационный потенциал Азербайджана, тем более при поддержке Турции, не оставляет Армении ни единого шанса. 

Еревану могла бы помочь Москва. Но она выдерживает нейтралитет. Поскольку с международно-правовой точки зрения у России нет никаких оснований влезать в конфликт. Максимум, на что она могла бы пойти — поставки систем вооружений и боеприпасов. Возможно, это уже происходит, к примеру, через Иран. Но доказательств пока никаких, а даже если российские вооружения и поставляются в зону конфликта, то не в таком объеме, чтобы изменить положение на фронте. 

Вместе с тем, эксперты предупреждают, что политика невмешательства может иметь негативные последствия для самой России. Хотя бы потому что военно-политическое поражение члена ОДКБ негативно скажется на имидже всей организации.  

Впрочем, Анкара готова сотрудничать с Москвой для мирного урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Но при этом Турция считает, что Азербайджан полностью прав и хочет, чтобы Россия разделила эту точку зрения. Как заявил глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу: “Каждый должен быть на стороне правды. Есть оккупант и есть жертва оккупации. Справедливость на стороне Азербайджана. Странам, в том числе России, необходимо быть на стороне справедливости”.    

С позиций международного права Нагорный Карабах действительно является территорией Азербайджана. Строго говоря, Баку там проводит операцию по восстановлению конституционного контроля —  это внутреннее дело Азербайджана. Власти страны вправе  уничтожать парамилитарные незаконные формирования и военную инфраструктуру “бунтовщиков”.  Если не нарушает международное право по части геноцида и военных преступлений. Но для того, чтобы надавить на Азербайджан, к примеру, международными санкциями, необходимо для начала задокументировать соответствующие факты.    

Похожая ситуация сложилась между Украиной и ЛДНР. Киев формально вправе в любой момент начать наступление на непризнанные народные республики. Другое дело, что здесь Москва занимает вполне определенную позицию и такое наступление провалится, толком даже не начавшись. Так или иначе, правовая неопределенность подобных территориальных конфликтов заключает в себе опасность повторения рецидива в любой момент.

Вернемся в НКР. Москва не заинтересована в ссоре с Анкарой. Не только из-за Сирии и Ливии. В силах Анкары, как мы видим, раскачать Закавказье до такой степени, что это скажется на внутриполитической и социальной обстановке в самой России. Да и экономические факторы не следует сбрасывать со счетов.

Не заинтересован в ссоре с Анкарой и Вашингтон. Он совершенно очевидно не хочет терять мощного союзника по НАТО. Радикализировать отношения с Эрдоганом нет резона и Европе. Там обоснованно опасаются, что Турция в ответ откроет мигрантам из Магриба торный путь в Старый свет. В общем, основные геополитические акторы предпочтут договориться с Анкарой, а не противостоять ей. 

В этой ситуации России остается только сопереживать и настаивать на прекращении огня, осознавая при этом, что игра идет по правилам турецко-азербайджанского альянса. Это новая геополитическая реальность, к которой следует привыкнуть.