Толкование трехдневного голосования

Толкование трехдневного голосования

2 октября 2020 г. 9:50

Обзор прессы 2 октября

Ряд ведущих федеральных изданий в публикациях на внутриполитические темы России сегодня затронули тему трехдневного голосования, которая активно обсуждается в последние дни.  

«Известия» пишут, что глава ВЦИОМа Валерий Федоров заявил, что подавляющее большинство россиян поддерживают практику многодневного голосования. Такое мнение он высказал в четверг в ходе круглого стола Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ).

По его словам, почти три четверти (74%) респондентов, участвовавших в сентябре в едином дне голосования (ЕДГ), поддерживают такую практику, 15% оценивают ее негативно.

«Каждый благодаря многодневному голосованию может выбрать удобное именно для себя время, для того чтобы прийти и проголосовать. 60% опрошенных солидаризировались с этим аргументом. Меньше рисков заражения, санитарная безопасность голосования. (...) Все мы понимаем, что пандемия, увы, не закончилась, а значит, возможность растянуть голосование во времени и тем самым снизить массовость пребывания людей в одном месте в одно время, важно, тоже работает», — отметил он.

Федоров добавил, что согласно результатам аналогичного опроса, который не был привязан к ЕДГ, доля респондентов, позитивно оценивающих многодневный формат голосования, составила 84%. Желание проголосовать в следующем году в течение нескольких дней высказали 75% участников исследования, традиционный способ предпочли 22%, резюмировал глава ВЦИОМа.

Директор по политическому анализу Института социального маркетинга (ИНСОМАР) Виктор Потуремский со своей стороны отметил, что, хотя новый формат был впервые опробован только в этом году, россияне уже сейчас оказывают довольно высокое доверие процедуре.

«Люди на самом деле хотят голосовать и считают это важной процедурой», — заявил он.

В свою очередь, директор Московского бюро по правам человека, член Совета при президенте России по правам человека Александр Брод указал на тот факт, что в этом году от наблюдателей практически не поступали сообщения о фальсификациях и вбросах на участках, что говорит о прозрачности голосования.

«Проблем с многодневкой мы не наблюдали. Обращений о фальсификациях не было. Есть определенные партии, которые распространяют страшилки, но мы убедились, что при общественном контроле и видеонаблюдении, публичной упаковке бюллетеней и должном хранении никаких проблем не возникает», — заключил эксперт.

Издание напоминает, что при этом голосование по открепительным удостоверениям или досрочное голосование не предусматриваются. В то же время документ разрешает проводить выборы и референдумы на придомовых территориях и территориях общего пользования. Кроме этого, закон о трехдневном голосовании определяет, что наблюдателями на выборах смогут стать только те россияне, которые зарегистрированы на территории, где проводится голосование.

«Коммерсант», который так же пишет о докладе гендиректора ВЦИОМа, добавляет, что согласно исследованию, 44% россиян, заявивших об участии в сентябрьских выборах, считают результаты трехдневного голосования достоверными. Еще 27% допускают подтасовки «на местах», но не думают, что они серьезно сказались на результатах. Не доверяет результатам 21% опрошенных. При этом 78% голосовавших заявили, что пришли на выборы добровольно, а 17% признали, что сделали это по принуждению или указанию.

Присутствовавшие на круглом столе эксперты не только позитивно оценили трехдневное голосование, но и покритиковали оппонентов этой новации, прежде всего из КПРФ.

«Как вы можете своими инструментами замерить соответствие этого уровня (результатов трехдневного голосования.— “Ъ”) тому, что было раньше, или каким-то предыдущим опросам?» — спросил социолога близкий к «Единой России» и администрации президента политолог Алексей Чеснаков. Валерий Федоров в ответ обратился к экзит-полам, проведенным на выборах губернатора Иркутской области. Оказалось, что опросы ВЦИОМа на выходе с участков давали врио главы региона Игорю Кобзеву 63% голосов, а по итогам он получил только 60%. «Какие тут возможны нарушения, какие возможны фальсификации, если избирком дает кандидату от партии власти меньше, чем показывает экзит-пол?» — риторически вопросил глава ВЦИОМа.

 «При этом представители партии власти в дискуссии о том, что это неудобно, не участвуют. Они идут навстречу избирателям и перестраивают свою работу»,— похвалил единороссов управляющий директор ЭИСИ по взаимодействию с экспертным сообществом Фирдус Алиев.

«Для нашего избирателя очень важно, чтобы выборы были прозрачными. А прозрачность выборов — это наблюдатели и это камеры. Если мы с вами всерьез рассматриваем практику многодневного голосования, то тогда надо вернуться к соответствующим аспектам избирательного законодательства — у нас очень много препон для регистрации наблюдателей»,— слегка убавил оптимизм коллег президент Центра политических технологий Борис Макаренко. Согласно недавним изменениям в избирательное законодательство, теперь наблюдатели смогут работать на выборах только в регионе по месту прописки. Представители парламентской оппозиции утверждают, что эта практика серьезно помешает организации эффективного наблюдения за голосованием, а вот единороссы сумеют закрыть 100% избирательных участков.

Политолог Константин Калачев уверен, что для «явочно-мобилизационных проектов власти» три дня удобнее одного, а для наблюдателей — наоборот. Он также полагает, что власти не продвигали бы многодневный формат голосования, если бы он не был им выгоден — «эксперимент признан удачным».

Как стало известно «Независимой газете», «Яблоко» снова попыталась оспорить в Верховном суде (ВС) постановление Центральной избирательной комиссии (ЦИК) о трехдневном голосовании. Накануне апелляционная коллегия Верховного суда должна была получить жалобу партии на отказ ВС рассматривать иск партии к ЦИКу. Ранее с такими инициативами выступали и другие оппозиционные силы. Всем им в итоге в жалобах отказано.

Истцы просили суд признать постановление ЦИКа о трехдневном голосовании незаконным, поскольку оно нарушает права участников выборов и противоречит федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав». На момент выхода номера в печать ответа суда еще не было. В начале сентября партия «Яблоко», а также два кандидата в депутаты от партии из Подмосковья обратились в ВС по этому поводу, но Верховный суд не стал принимать иск к рассмотрению. Истцами выступили от имени партии ее председатель Николай Рыбаков и кандидаты в муниципальные депутаты двух подмосковных городов – Электростали и Шатуры – Александр Гунько и Светлана Смирнова.

Суд почему-то счел, что истцы оспаривают положения законов «Об основных гарантиях избирательных прав» и «О выборах депутатов Госдумы», в которых закреплено досрочное голосование и компетенция ЦИКа по определению порядка его проведения. Вторым основанием для отказа стало то, что ВС почему-то показалось, что истцы ждут от него «дополнительного нормативного регулирования», которое отсутствует в оспариваемом постановлении ЦИКа.

В жалобе, которую «Яблоко» подало в апелляционную коллегию суда, такие выводы названы «надуманными и нелогичными». «Яблоко» не оспаривало федеральные законы и не просило суд о нормативном регулировании. Юристы партии полагают, что судья вышел за пределы своей компетенции и тем самым нарушил права истцов на доступ к правосудию. «Яблоко» просит апелляционную коллегию отменить это определение и принять иск к производству.

По мнению истцов, трехдневное голосование нарушает права, гарантированные законом «Об основных гарантиях...»: право избирать и быть избранным на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании; право на наблюдение за проведением выборов; право участвовать в предвыборной агитации на равных условиях.

Также истцы упрекнули ЦИК, что, несмотря на закон, согласно которому процедура волеизъявления должна быть четко прописана, голосование проводится в том числе на пресловутых пеньках и в багажниках или «на придомовых территориях» и «в населенных пунктах», что исключает контроль со стороны наблюдателей. Как считает «Яблоко», в постановлении ЦИКа нет четких правил, устанавливающих максимальное количество переносных урн, что создает дополнительные возможности для манипуляций и для подмены как бюллетеней, так и целых ящиков с бюллетенями. Как считают в партии, весь текст постановления ЦИКа составлен таким образом, что в нем отсутствуют предусмотренные законом гарантии обеспечения избирательных прав.

Ранее со схожей инициативой выступали КПРФ и «Открытая Россия». Однако безуспешно. Член бюро «Яблока» Борис Вишневский рассказал «НГ»: «У нас в партии это обсуждалось, и уже есть план противодействия трехдневному голосованию. Но разглашать его сейчас мы его не будем, а то враги узнают и успеют придумать новые махинации». По его словам, в числе очевидных технологий противодействия нарушениям – наблюдение и призыв к гражданам голосовать только в последний день.

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов сообщил «НГ»: на последнем решении президиума КПРФ 21 сентября было решено, что противодействие трехдневному голосованию будет осуществляться двумя способами – посредством акций протеста и при помощи законодательных инициатив депутатов. При этом, по словам Обухова, надежд на отмену механизма мало: «Но это не означает, что мы не будем раскачивать ситуацию».

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин пояснил «НГ», что в нынешних реалиях оппозиции очень сложно бороться с трехдневным голосованием. Во-первых, общество разделено на активистов, которым важна чистота и честность подсчета, и аполитичных людей, причем доля последних высока, и они не понимают опасность данной процедуры для чистоты выборов, а наоборот, приветствуют такую возможность, просто потому что могут теперь проголосовать в пятницу перед поездкой на дачу. Поэтому большой протест организовать сложно.

Во-вторых, несмотря на единогласный протест данному механизму, разные сегменты оппозиции не объединяются под призывом отмены. Одни по идеологическим причинам, вторые вследствие договоров с властью. Поэтому получается так же, как с пенсионной реформой: несмотря на то, что она вызвала возмущение всего общества, разные силы протестуют на своей платформе.

В-третьих, сами эти акции протеста в силу своей разобщенности ни к чему не приводят. И наконец, в четвертых, большой эмоции данная технология не вызывает ни в обществе, ни даже у сторонников оппозиции. «Если в 2011-2012 годах было сильное возмущение вследствие фальсификаций и их обнародования, то тогда все оппозиционные силы собрались вместе. Люди видели вбросы, карусели и нарушения. Тогда был драйв, активисты были оскорблены. Здесь же такого события не произошло, чтобы общество в едином порыве стало требовать возвращения однодневного голосования. Для прорыва эмоций нужен реальный раздражитель», - подчеркнул Макаркин.

По его мнению, те планы, которые высказали оппозиционеры, с одной стороны ориентированы на сторонников, чтобы показать им принципиальную позицию, с другой стороны уже прослеживается логика борьбы не с причиной, а следствием, - с самим админресурсом, а не отменой трехдневного голосования.