Москва не может дистанцироваться от новой армяно-азербайджанской войны

Москва не может дистанцироваться от новой армяно-азербайджанской войны

28 сентября 2020 г. 20:15

Премьер-министр Армении Никол Пашинян выступил с обращением к народу и назвал действия Баку объявлением войны, пообещав рассмотреть вопрос признания Ереваном независимости Нагорного Карабаха. В стране введено военное положение, призывают военнослужащих запаса до 55 лет. В Азербайджане также проводится частичная мобилизация, а к зоне конфликта устремляются войска и техника. 

Судя по всему, на этот раз относительный мир в регионе всё-таки будет взорван. Таково мнение многих скептиков, оценивающих масштаб и скорость эскалации боевых действий, а также степень вовлеченности третьих стран. Речь, в первую очередь, идет о Турции, президент которой Реджеп Тайип Эрдоган призвал Армению покинуть Нагорный Карабах. 

Эрдоган считает, что конфликт возобновился из-за “армянской оккупации Нагорного Карабаха”, а  “Азербайджану пришлось защищаться”, поскольку Минская группа ОБСЕ за несколько десятилетий не смогла решить проблему.

Напомним, что бои вспыхнули утром 27 сентября. Минобороны Азербайджана заявило о начале военной операции на всей линии соприкосновения  в ответ на провокации армянской стороны. Со своей стороны, Пашинян заявил о нападении на непризнанную Нагорно-Карабахскую республику со стороны Азербайджана. Эксперты склоняются к мысли, что инициатором обострения стали на этот раз  всё-таки азербайджанцы. 

Между тем, военное руководство Азербайджана заявило, что во время боев в Нагорном Карабахе убито более 550 военнослужащих Армении. В Баку заверили, что армия Армении потеряла 22 единицы бронетехники, включая танки, 15 зенитных ракетных комплексов «ОСА», 18 беспилотников, восемь артиллерийских установок, а также три склада с боеприпасами. В Ереване эти данные опровергли. Минобороны Армении заявило, что Вооруженные силы Азербайджана потеряли около 200 военнослужащих в ходе боев на линии соприкосновения в Карабахе. Уничтожено 30 единиц бронетехники и 20 беспилотников.

Понятно, что официально озвученные цифры потерь могут не совпадать (и почти наверняка не совпадают) с реальными. Недаром больницы Армении прекратили плановый прием пациентов. Врачи будут проводить только реанимационные мероприятия и оказывать экстренную медицинскую помощь. “Социалка” обеих стран неминуемо переходит, так сказать, “ на военные рельсы”. 

С поддержкой Азербайджана выступили Пакистан и Афганистан. В Кабуле при этом отметили, что  Нагорный Карабах является частью азербайджанской территории. Но основная военно-политическая опора Баку —  это, конечно, Анкара, которая сразу и безоговорочно встала на сторону Азербайджана. По слухам, в зону конфликта перебрасываются или уже переброшены боевики так называемой “Дивизии Султана Мурада” —  протурецкого парамилитарного формирования, которое “зарекомендовало” себя в Сирии. Стоит напомнить, что Amnesty International обвиняет “мурадовцев” в военных преступлениях, а сами они активно взаимодействовали с сирийскими радикалами из запрещенных в России террористических группировок. 

Председатель Национального собрания Республики Армении в 2006–2008 гг. Тигран Торосян на страницах журнала “Россия в глобальной политике” напоминает, что Турция никогда не скрывала своего стремления к доминирующему положению на Южном Кавказе. По словам эксперта, Анкара отдает себе отчет в том, что этот регион имеет стратегическое значение для турецкой государственности и отсутствие в нем, как это было в советское время, будет серьезным вызовом в будущем.

Однако, по словам Торосяна, для эффективного использования накопленного арсенала Турции предстоит решить непростые задачи.

Во-первых, Анкаре отнюдь не выгодно излишнее сближение Азербайджана с Россией. Во-вторых, Турция будет поддерживать усилия, препятствующие быстрому разрешению карабахского конфликта, так как нормализация обстановки сужает спектр влияния Анкары. В-третьих, Турция заинтересована в том, чтобы как можно дольше сохранять стагнационное состояние процесса “урегулирования” отношений с Арменией с целью нейтрализации отрицательных компонентов собственного внешнеполитического имиджа.

В интервью изданию “Медуза”  старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов заявил, что если нынешнее обострение продлится больше двух-трех дней, то можно говорить, что это полномасштабная война. А если война начнется, то  это будет катастрофой для всего региона. 

Это же утверждает и зампред Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов. По его мнению, армяно-азербайджанский конфликт сегодня вышел на совершенно иной уровень, представляющий повышенную опасность для мира в целом.    

Многое здесь будет зависеть от позиций двух сверхдержав, имеющих стратегические интересы в регионе, – России и Соединенных Штатов. Что касается Белого дома, то кроме формального заявления о необходимости мирных переговоров, никакой чёткой позиции по поводу нынешнего кризиса в Закавказье не обнародовано. Американцы могут позволить себе подождать. А вот от России требуется скорейшая выработка четкой и продуманной позиции.

Некоторые политологи допускают, что война в Карабахе может изменить внутрироссийский политический расклад. Ведь речь идет о вызове именно российскому влиянию в Закавказье. И если Россия, согласно этой логике, допустит поражение Армении, авторитет Кремля окажется под большим вопросом. Кроме того, усиление конфликта грозит стать фактором внутренней нестабильности  из-за больших армянской и азербайджанской национальных общин в России. Понятно, что эти люди рано или поздно перенесут боевые действия на улицы российских городов.

Есть даже мнение, что обострение ситуации в Нагорном Карабахе было спровоцировано извне для оказания дополнительного давления на Россию. Впрочем, Кремль не согласен с такой постановкой вопроса. Об этом заявил  пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Так или иначе, у России — несколько вариантов действий: от демонстративного дистанцирования и категорического запрета на вмешательство в конфликт других геополитических акторов до  утверждения, как выразился один из аналитиков, “приоритета  постсоветских ценностей над национальным правом” (а попросту говоря, следованию крымско-донбасскому сценарию). 

При этом, по мнению многих аналитиков, если Россия напрямую поддержит Армению, мы испортим отношения с Турцией, а это срыв сирийского урегулирования, проблемы в Ливии, в конце концов, вероятность прямого боестолкновения с турками из-за очередного подбитого самолета российских ВКС. Да и прямая поддержка Азербайджана не принесёт Москве геополитических дивидендов. 

Некоторые аналитики предлагают Москве создать условия, при которых эскалация конфликта будет иметь критические последствия для обеих сторон. А вот как это сделать, вопрос пока открытый, хотя и требующий весьма оперативного ответа.