Проигрыш победителей. Какую войну проигрывают тори?

Проигрыш победителей. Какую войну проигрывают тори?

25 сентября 2020 г. 12:07

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Вот уже более 10 лет Великобритания управляется консервативными правительствами. Сначала с премьером Дэвидом Кэмероном, затем с Терезой Мэй, и теперь – с Борисом Джонсоном. Последние досрочные парламентские выборы обернулись небывалым триумфом тори – такого большинства, которое они сейчас имеют в Палате Общин, у них не было на протяжении почти столетия. Казалось бы, прошедшая декада – это свидетельство и залог долгосрочного политического господства партии, которую премьер-министр правительства Её Величества королевы Виктории граф Биконсфилд – он же Бенджамин Д’Израэли – однажды назвал “natural party of Government”.

Разумеется, эта характеристика немедленно вызывает в памяти знаменитый фильм под названием “Natural born killers” даже при том, что «прирожденные убийцы» вроде бы никоим образом не монтируются с «прирождённой партией власти». Дело, однако, в том, что в обоих случаях фигурирует такое качество как «прирожденность» - то есть естественным/природным образом заданное предназначение. Для девятнадцатого века с его такими авторитетами как Чезаре Ломброзо или Макс Нордау в таком взгляде на человека и его поведение не было ничего необычного. Но для века нынешнего все рассуждения на тему «прирождённости» находятся в зоне повышенного риска и практически всегда оказываются за «красными линиями», установленными культурой политической корректности.

Да, в общем-то и сама политическая история Великобритания со времен графа Биконсфилда (напомню - второй срок его премьерства закончился в 1880 г.) показывает, что «прирождённая партия власти» довольно часто эту власть теряла. По разным причинам. Иногда даже совсем неочевидным и непредсказуемым. Как, например, это случилось с тори в апреле 1945 г., когда «спаситель нации» премьер министр Уинстон Черчилль вынужден был уступить премьерское кресло лидеру лейбористов Клемент Аттли по итогам парламентских выборов.

Но, если вернуться в сегодня, то – как уже было сказано – всё вроде бы свидетельствует о том, что в Соединённом Королевстве наступила эра «побеждающего консерватизма». Следующие выборы пройдут только в 2024 году, и даже если тори их проиграют, всё равно почти пятнадцатилетний период их правления побьёт предыдущий «рекорд» лейбористской «связки» Тони Блэр-Гордон Браун (1997 – 2010 гг.). Казалось бы, нынешним британским консерваторам только жить да радоваться.  Однако, всё чаще в консервативном стане слышаться голоса тревоги. И всё чаще эти голоса констатируют весьма неприятную и не до конца понятную истину: выигрывая политическую борьбу за власть, консерваторы проигрывают идеологическую борьбу за умы и сердца.

Этот парадокс был зафиксирован многими экспертами и наблюдателями ещё по итогам декабрьских парламентских выборов. Тори прорвали так называемую «красную стену» избирательных округов на английском индустриальном севере, где рабочий класс традиционно голосовал за лейбористов («Партия труда» - если кто забыл). Главный стратег избирательной кампании тори в целом и Бориса Джонсона персонально – Доминик Каммингс сумел найти такой подход к британскому белому пролетариату, который  превратил его в консервативный электорат. В своё время это удалось тому самому Д’Израэли – но совсем другую эпоху и по совсем иным причинам.

А в этот раз сработало позиционирование тори в качестве социал-консерваторов, помноженное на чёткую позицию в отношении Брекзита. Лозунг “Get Brexit Done”, с которым Борис Джонсон исколесил всю страну, отсылал одновременно и к принципам «демократии» (уважайте результат референдума 2016 г.!), и к чувству «национальной гордости» (суверенитет как высшая ценность). Однако в таком позиционировании довольно слабо просматривалась собственно консервативная, если угодно – правая идейная «начинка». Широкая программа реконструкции социальной сферы (здравоохранение, образование, инфраструктура, обеспечение безопасности,  жилищное строительство) мало чем отличалась от платформы лейбористов. Разве что не заходила так далеко в вопросах национализации различных отраслей экономики, как это намеревались сделать лейбористы под руководством Джереми Корбина.

А что касается Брекзита, то и в среде лейбористского электората расклад был почти половина на половину, и сам Джереми Корбин был за то, чтобы выйти из Евросоюза как империалистической организации, лишь усиливающей эксплуатацию труда – в том числе и на Британских островах.

В общем, вопрос о партийно-идеологической идентичности  как важном компоненте победной избирательной стратегии практически не стоял. Но, чем дальше, тем всё больше становится очевиднее, что игнорировать этот аспект своей деятельности тори уже не могут. Конечно, противостояние пандемии коронавируса и завершение Брекзита – в абсолютном приоритете. Но задача добиться перелома на «идеологическом фронте» - то есть чётко сформулировать консервативную ценностную платформу и соответствующую политическую повестку вплоть до 2024 года всё чаще осознаётся как «третий приоритет».

В прошлой пятничной колонке я рассказывал об одном парламентарии из фракции тори, который отказался проходить курс по «изгнанию бессознательных предрассудков» (unconscious bias training), который должен стать чуть ли не обязательным для членов Палаты Общин. Бен Бредли возмутился тем, что некие изобретатели этого курса изначально предполагают наличие в его (и вообще всех людей) подсознании расистских, сексистских, эйджистских и прочих предрассудков. И, при этом, приписывают себе способность такие предрассудки результативно «изгонять». В этом Бен Бредли усматривает одно из ярких свидетельств того, как лево-либеральный истеблишмент продвигает свои культурные нормы, иногда прямо, чаще исподволь атакуя традиционные ценности, историческое наследие и веками вырабатывавшуюся национальную британскую идентичность.

Так называемая woke culture, то есть «культура пробудившихся идентичностей» разного рода «меньшинств», ведёт наступательную «культурную войну», выигрывая битву за битвой, несмотря на отдельные успехи отдельных хранителей британских традиционных ценностей. Проблема в том, что на открытое сопротивление woke’сам отваживаются отдельные личности консервативного лагеря. Как это бесстрашно делал последние 20 лет скончавшийся в этом году последний классик британского консерватизма сэр Роджэр Скрутон. В то время как woke culture наступает консолидированным фронтом, пронизывая институциональную структуру британского общества.

Именно в этом причина нынешней культурной монополии левого мультикультурализма и маргинализации консерваторов на идейно-культурной территории. Так полагает профессор Даг Стоукс (Doug Stokes) из университета Экзетер (Exeter University). Уже сам факт появления его текста на портале conservativehome.com не может не вызывать уважения. С учётом того, что практически вся британская университетская среда – это вотчина именно леволиберального и даже радикально левого истеблишмента. Профессор с открыто консервативными взглядами – здесь большая редкость. И – незавидная судьба. Разные формы античного остракизма (так называемая “cancel culture”) гарантирована почти наверняка тому члену профессорско-преподавательского состав, который хотя бы заикнётся на тему оправданности табу, норм и стандартов мультикультуралистской политкорректности.

Но, видимо, накипело. И Даг Стоукс с осторожным оптимизмом, как бы боясь спугнуть намечающийся тренд, констатирует: «Медленно, возможно даже, слишком медленно, у Консервативной партии пробуждается осознание важности “культурных войн”. Значимость этой борьбы за смыслы только возрастёт по мере того, как Соединённое Королевство будет выстраивать свою судьбу после Брекзита, внутренне глубоко связанную с вопросами культуры и идентичности. Как нация может определить, чего она хочет, если она не знает, кто она?»

Эта начальная констатация позволяет профессору Д.Стоуксу двинуться дальше – то есть попытаться выяснить, за счёт чего политика «проснувшихся» на культурном «фронте» одерживает победу. И, соответственно, что этой политике может противопоставить консервативная партия, и о какой идентичности сегодня можно говорить.

У успехов woke culture, полагает автор, несколько причин. Во-первых, простая дуалистическая картина мира в примитивно чёрно-белых тонах. Это «бинарное мировоззрение» с его категориями «моральной определённости, греха, вины и деконструктивного искупления посредством самостирания Запада больше похоже на секулярную теологию, чем на программу политической трансформации». Хотя, по настоящему, эта картина мира мало что предлагает огромному большинству британцев, которым надоела «банальная проповедь добродетелей» и «откровенное презрение со стороны священства» леволиберального истеблишмента, доминирующего в медиа, университетах и прочих британских институтах.

Во-вторых, доминирование в «прочих институтах». К этим «прочим» профессор Д.Стоукс относит многочисленные квази-автономные НКО (quangos) и благотворительные организации, которые получают обильное финансирование в том числе и от консервативных правительств. А эти организации являются носителями самого разрушительного для нынешнего политического порядка принципа.

И это – в-третьих. Этот принцип заключается в неправомерном объединении равенства возможностей и равенства полученных результатов. Именно требование, чтобы все всё было поровну – независимо от индивидуального таланта, личных усилий и иных разнообразных обстоятельств – то есть откровенный эгалитаризм, и становится наиболее привлекательной приманкой месседжа woke culture. Любое нынешнее неравенство рассматривается как знак несправедливости. Как результат «неправильного прошлого», «институционализированного расизма» и пр., и пр. На этом основании сложился так называемый «индустриальный комплекс обиженных» - требующий постоянных «компенсаций» за ранее причинённые несправедливости и культивирующий чувство неизбывной «вины» у британской нации.

Но что именно предлагает противопоставить этому идейному комплексу левых профессор Д.Стоукс? Ответ им (точнее – редакцией сайта) дан уже в заголовке. Это – традиционные ценности европейского Просвещения:  разум, свобода слова и совести, равенство всех перед законом независимо от вероисповедания, классовой принадлежности или цвета кожи. «Именно они, - утверждает Д.Стоукс, - сегодня подвергаются радикальным нападкам, а те, кто ставит под вопрос ортодоксию «великого пробуждения», часто становятся объектом запугивания и цензуры. Консервативная партия обязана твёрдо на сторону традиции Просвещения, и пусть это будет её путеводной звездой в культурных войнах. Неудача в этом деле поставит нынешний политический порядок под серьёзную угрозу. Пришло время просыпаться".

Наверное, правильный совет, но не запоздалый ли? А то ведь может получиться так, как у Шукшина: «А поутру они проснулись…»