Новый премьер Суга: не хуже, чем Абэ, и то хорошо

Новый премьер Суга: не хуже, чем Абэ, и то хорошо

22 сентября 2020 г. 15:04

Новое правительство Японии сохранит приверженность своей базовой позиции, которая выражается в стремлении заключить мирный договор с Россией, решив территориальный вопрос. Об этом заявил на недавней пресс-конференции в Токио японский министр иностранных дел Тосимицу Мотэги, который сохранил свой пост в правительстве нового премьер-министра Ёсихидэ Суги.

Суга, отмечают эксперты, не считается особо энергичным и страстным политиком, зато имеет репутацию практичного эффективного работника. “Синдзо Абэ и другие партийные боссы поставили на Сугу в основном потому, что он наилучшим образом олицетворяет преемственность и способен, по их мнению, продолжить правление Абэ без самого Абэ”, - заявил Би-би-си профессор политологии Токийского университета Коичи Накано.

К примеру, Суга поддерживает программу экономического развития страны, известную под названием “Абэномика”. Факт в том, что Япония переживает период экономического спада, вызванного частично пандемией коронавируса. Страна и без того несколько лет пребывала в рецессии или показывала крайне медленный рост. Долговременный план перезапуска экономики, связываемый с именем уходящего премьера и прозванный “абэномикой”, только начал осуществляться и не успел принести результатов, когда начался Covid-19.

Еще один вопрос, на который Суга должен дать какой-то ответ —  это реформа послевоенной пацифистской конституции. Его предшественник Абэ планировал формально узаконить существование японской армии, которая до сих пор именуется “силами самообороны”, и отменить запрет на любое ее использование за пределами страны, в том числе в миротворческих операциях по международному мандату.

По мнению профессора Накано, Суге не хватает стратегического мышления.

“Его единственный лозунг - "помощь самому себе, помощь друг другу, помощь общества", с упором на неолиберальную помощь самому себе и ответственность каждого за самого себя, в то время как пандемия делает целые слои населения экономически уязвимыми”, —  сказал професссор Би-Би-Си. 

При этом эксперты обращают внимание на то, что  Ёсихидэ Суга прежде мало занимался внешней политикой. Так что никаких сюрпризов от него в этой сфере ждать не стоит. Хотя контуры своего внешнеполитического курса премьер уже озвучил. Так, он  намерен продвигать концепцию свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона и укреплять стратегический альянс Японии с США, который, по словам Суги, является основой внешней политики Токио.

Что касается России, то на повестке дня остается вопрос заключения российско-японского мирного договора по итогам Второй мировой войны, который до сих пор упирается в проблему принадлежности островов Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи. Россия называет их Южными Курилами. Япония отрицает их принадлежность к Курильской гряде и считает своими “северными территориями”. 

Когда Путин и Абэ договорились вести диалог на основе декларации 56-го года, в обеих странах поднялась волна недовольства. В России заговорили о “торговле Родиной” и предстоящей уступке японцам всех четырех островов (хотя в декларации 1956 года речь шла только о двух, причем самых маленьких островах, на которые приходится всего семь процентов от Южных Курил). А в Японии Абэ стали проклинать за то, что он “отказывается от японской территории” и идет на уступки Путину.

При этом Абэ отдавал себе отчет, что обсуждать судьбу Итурупа и Кунашира бессмысленно, что даже договоренность по поводу Шикотана и Хабомаи сталы бы огромным дипломатическим прорывом. Но японское общественное мнение не было готово поддержать премьера в его усилиях по завершению территориального спора.

Россия же хотела убедиться в том, что Япония готова самостоятельно обеспечивать свою безопасность, без поддержки США. Ведь довольно опасно отдавать какие-либо территории, если существует большой шанс, что на этих территориях американцы сразу же разместят свою военную базу или ударные вооружения. Выше уже говорилось, что Абэ хотел изменить Конституцию страны, чтобы “оторвать” Японию от США в плане совместной обороны. Однако премьер Суга, как мы видим, не желает отказываться от концепции ограниченного военного суверенитета своей страны. А недавнее обновление российской констутуции, поправка к которой прямо запрещает отчуждение территорий, по сути поставило крест на мирном договоре в принципе, поскольку у Москвы и Токио не осталось пространства для маневра. 

Эксперты прогнозируют, что в ближайшее время Япония не предпримет никаких амбициозных внешнеполитических инициатив. С другой стороны, у Суги есть устойчивая репутация человека, не совершающего серьезных ошибок даже в очень сложных ситуациях. Это позволяет надеяться, что российско-японские отношения сохранятся на нынешнем уровне. А это уже очень неплохой результат в наши неспокойные времена.