Польша продолжает игры на костях жертв катастрофы президентского ТУ-154

Польша продолжает игры на костях жертв катастрофы президентского ТУ-154

18 сентября 2020 г. 19:55

Экспертное сообщество и неравнодушные граждане активно обсуждают очередной демарш польских властей —  прокуратура страны решила арестовать российских диспетчеров, пытавшихся посадить самолет с польским президентом Лехом Качиньским. Если окружной суд Варшавы поддержит обвинение, следователи смогут принять меры к задержанию диспетчеров, к примеру, объявить их в международный розыск.

Напомним, что 10 апреля 2010 года пассажирский авиалайнер Ту-154М (бортовой номер PLF 101) 36-го особого авиаполка Воздушных сил Республики Польша, следовавший специальным рейсом из Варшавы в Смоленск, потерпел крушение при заходе на посадку на аэродроме "Смоленск-Северный". Катастрофа произошла в условиях сильного тумана.

Самолет опустился ниже допустимой высоты и задел левым крылом верхушку березы. В результате с резким кренением он перевернулся влево более чем на 180 градусов, упал днищем фюзеляжа кверху на землю в 200-300 м от торца взлетно-посадочной полосы и разрушился.

В результате крушения погибли все находившиеся на борту - семь членов экипажа и 89 пассажиров, в том числе президент Польши Лех Качиньский с супругой Марией, руководитель канцелярии президента Владислав Стасяк, глава нацбанка Польши Славомир Скшипек, замминистра иностранных дел Анджей Кремер, другие высокопоставленные чиновники, почти все высшее военное командование, ряд общественных и религиозных деятелей Польши. Правительственная делегация направлялась на траурные мероприятия по случаю 70-й годовщины расстрела польских офицеров в Катынском лесу. 

Расследование технических обстоятельств катастрофы было возложено на совместную комиссию Межгосударственного авиационного комитета (МАК), куда вошли 25 специалистов из Польши, а также представители Министерства обороны России. По итогам первых месяцев работы, специалисты исключили версию теракта, взрыва, пожара или отказа авиационной техники на борту. Было установлено, что до столкновения с землей все системы самолета работали в штатном режиме, при этом в кабине кроме членов экипажа находились посторонние лица. После того, как результаты работы комиссии были переданы польской стороне, тогдашний премьер-министр республики Дональд Туск заявил, что в отчете допущено множество нарушений и неточностей.

Зимой 2011 года МАК выпустил окончательный отчет по расследованию авиапроисшествия. Согласно документу, причинами крушения были ошибочные действия летчиков - решение о заходе на посадку и отказ от ухода на второй круг в метеоусловиях хуже установленного минимума, снижение ниже минимальной допустимой высоты в 100 м, игнорирование сигналов системы предупреждения об опасном сближении с поверхностью земли. По заключению экспертов, летчики допустили ошибки, находясь под психологическим давлением из-за присутствия в кабине генерала Бласика. Системными причинами катастрофы были названы недостатки в организации летной работы и подготовке членов экипажа при обеспечении особо важного полета.

Летом того же 2011 комиссия государственной авиации по расследованию авиакатастроф МВД Польши представила свой отчет, где причиной ЧП было названо снижение ниже минимальной высоты при чрезмерной скорости в метеоусловиях, не позволяющих осуществлять визуальный контакт с землей, а также запоздалое начало процедуры ухода на второй круг. В качестве одного из факторов, повлиявших на развитие ситуации, комиссия назвала недостаточное аэронавигационное обеспечение полета со стороны диспетчеров аэропорта “Смоленск-Северный”. В докладе отмечены недостатки в техническом обеспечении аэродрома - в частности, было выявлено нарушение работы сигнальных огней приближения.

Весной 2012 года был опубликован доклад Верховной контрольной палаты Польши, во многом повторявший выводы экспертов МАК. Авторы документа установили, что с 2005 года визиты высшего польского руководства с использованием спецтранспорта Воздушных сил осуществлялись без соблюдения достаточного уровня безопасности.

А уже осенью того же года  члены польской партии “Закон и справедливость” (основанной братьями Качиньскими и находившейся тогда в оппозиции), ранее создавшие парламентскую группу по расследованию причин катастрофы, выступили с версией о том, что крушение самолета под Смоленском стало следствием взрыва на борту. Позднее Главная военная прокуратура Польши опровергла выводы доклада парламентариев - следов взрывчатки на обломках самолета обнаружено не было.

24 марта 2015 года Главная военная прокуратура Польши обвинила в причастности к катастрофе двух российских военных авиадиспетчеров: один из них был обвинен в создании ситуации непосредственной опасности в воздухе, другой - в неумышленном доведении до катастрофы в воздушном пространстве. При этом основной причиной катастрофы прокуратура посчитала ошибки в действиях летного экипажа Ту-154М. Кроме того, согласно выводам польских следователей, для перевозки пассажиров категории “особо важные персоны” экипаж был подобран неверно, и командир воздушного судна не имел права садиться за штурвал лайнера.

Когда партия “Закон и справедливость” пришла к власти, работа польской правительственной комиссии по расследованию обстоятельств катастрофы была возобновлена. И с этого момента версия, согласно которой в трагической гибели президента Качиньского так или иначе виновата Россия, фактически стала основной. При этом доля абсурда в деле росла год от года. 

Нынешнее требование выдать Польше российских диспетчеров, кроме того, что противоречит Конституции страны и, следовательно, обречена на провал, ещё и противоречит здравому смыслу. Ведь именно смоленские диспетчеры сообщали экипажу польского Ту-154 о крайне сложных метеоусловиях в районе аэродрома и настоятельно рекомендовали осуществить посадку на запасном аэродроме, о чем свидетельствуют и записи черных ящиков. Однако польские пилоты рекомендации российских диспетчеров проигнорировали, что зафиксировано во всех документах. С другой стороны, выполни тогда КВС “тушки” рекомендации российских диспетчеров, он смог бы сохранить десятки жизней, включая свою.

Ту-154 имел, конечно, свои недостатки, в числе которых топливная прожорливость и высокий по современным стандартам уровень шума. Но летчики любили эту машину, поскольку “тушки” были чрезвычайно надежными. Большинство аварий и катастроф этой модели были связаны с ошибками пилотирования и неисполнением регламента техобслуживания. 

Так вот, по мнению большинства авиационных экспертов, к катастрофе привела беспрецедентная беспечность и самонадеянность поляков, обеспечивающих подготовку и проведение того полета.   

Начать с того, что экипаж польского “борта номер один” был сформирован незадолго до того рокового полёта. Называются цифры от одного до трёх дней. Конечно, никакой слетанности не было. Ситуация недопустимая даже для рядового коммерческого рейса, не говоря уж о полете президентского самолета.

Это только один из аргументов. Есть и другие. К примеру, за несколько месяцев польской стороне сообщили о непригодности аэродрома для приёма высоких миссий, об отсутствии там современного оборудования. Да что говорить, если “Смоленск-северный” не имел даже своего пассажирского трапа для  больших пассажирских лайнеров. Россияне предлагали полякам  совершить посадку во Внуково и уже оттуда на автомобилях добраться до Смоленска. Предлагали садиться в Минске, в  Витебске (там, кстати, не был подготовлен автомобильный кортеж для президента, что автоматически означало опоздание Качиньского на церемонию, провал запланированной ТВ -трансляции на Польшу и репутационные потери. Поэтому вариант Витебска даже не рассматривался).

Среди других факторов, приведших к катастрофе лайнера, специалисты называют недостаточную опытность польских пилотов при пилотировании Ту-154 (они банально не тренировались у себя на родине ни с инструктором в реальном полете, ни на тренажере); давление на КВС польского борта со стороны генерала Бласика; опоздание Качиньского на рейс, что создало стрессовую ситуацию для самого экипажа; запас топлива в “тушке” для возвращения домой без дозаправки (что перетяжелило лайнер). Ко всему прочему, КВС судна был единственным, кто знал русский язык, а диспетчеры военного по сути аэродрома “Смоленск-северный” с трудом изъяснялись на английском, хотя как-то и подтянули его за месяц до запланированного визита.

Так или иначе, тот рейс не мог не привести к трагедии. Ошибки аккумулировались. Каждая, может быть и не была фатальной сама по себе. Но все вместе они запрограммировали  катастрофу.  И теперь польские власти сваливают вину на российскую сторону, наверняка пытаясь использовать очередной всплеск антироссийских настроений для решения внутриполитических  задач.

Кроме того, что это бессмысленно за неимением “доказательств вины” России, это ещё и опасно в смысле репутации. Которую можно очень легко разрушить, если вести себя так, что даже далеким от авиационных вопросов обывателям очевидна дешевая срежессированность и политическая ангажированность происходящего.