Между двух огней: Россия в китайско-американской холодной войне

Между двух огней: Россия в китайско-американской холодной войне

17 сентября 2020 г. 22:22

На днях глава Пентагона Марк Эспер назвал Китай наряду с Россией главным стратегическим соперником США. По мнению главы американского министерства обороны, ревизионистский Китай использует “хищнические” экономические методы, “подрывную политическую деятельность” и применяет “военную силу, чтобы изменить баланс сил в свою пользу, зачастую за счет других”.

В частности, Марк Эспер раскритиковал китайскую экономическую инициативу “Один пояс - один путь”. По его словам, реализация данного проекта привела к “накоплению огромных долгов более слабыми странами, в результате чего они вынуждены обращаться [к Пекину] за экономической помощью в обмен на суверенитет”. Кроме того, он обратил внимание на активность властей КНР в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. “Это еще один пример попыток Коммунистической партии [Китая] подорвать мировой порядок”, - утверждает министр.

Ранее заместитель помощника госсекретаря США Марк Кнаппер призвал Южную Корею и Японию вместе с американцами  прилагать совместные усилия для защиты общих либеральных ценностей от якобы исходящих со стороны Китая угроз.   

Наконец, по данным Financial Times США заявили о готовности продать Тайваню вооружения на сумму $7 млрд, в том числе морские мины, крылатые ракеты наземного базирования и беспилотники для укрепления обороны. Эта сделка станет, как утверждает источник газеты, второй по величине после согласованного в прошлом году документа о предоставлении Вашингтоном Тайбэю партии оружия на $8 млрд.

Еще один фронт китайско-американской холодной войны —  технологический. Последнее крупное сражение на этом участке геополитической борьбы — китайское приложение TikTok, пользователи которого делятся короткими клипами и запускают челленджи. 

Власти США давно опасались, что TikTok может угрожать американской национальной безопасности. В Вашингтоне подозревают, что приложение собирает личные данные американцев, в том числе несовершеннолетних, и передает их китайской стороне. Кроме того, соцсеть оказалась замешанной в скандалах, связанных с цензурой, когда скрывала видео, посвященные положению уйгуров в Китае и протестам в Гонконге. В TikTok это объясняли особенностями работы алгоритма, который выводит в тренды лишь популярные среди пользователей ролики. Как указывали в сервисе, пользователям интереснее видеть развлекательный контент, а не политические и остросоциальные видео. Для американцев же крайне важно политизировать китайскую молодежную аудиторию в надежде подорвать единство так сказать “партии и народа” (в скобках заметим, что, по мнению многих экспертов, китайские граждане действительно все чаще требуют политических перемен, которые неизбежно должны последовать за экономической либерализацией).

Так вот компания ByteDance (владелец TikTok) не раз опровергала свою связь с официальным Пекином. Но американцев эти заверения не устроили. Ситуация с TikTok — лишь один из последних примеров возрастающей напряженности между США и Китаем.

Разногласия сторон начались с торговых отношений, позже ситуация усложнилась из-за COVID-19. Вашингтон полностью возложил на Пекин вину за распространение вируса. В конце июля США закрыли консульство КНР в Хьюстоне, обвиняя дипломатов КНР в шпионаже. В ответ китайская сторона остановила работу американского диппредставительства в Чэнду. Кроме того, США поддерживали протесты в Гонконге, направляли корабли в Южно-Китайское море, а также делегацию на Тайвань, чем только еще сильнее раздражали Пекин.

В начале августа Трамп запретил проведение сделок на американской территории китайскому интернет-гиганту Tencent и его "дочкам", самой известной из которых является китайская соцсеть WeChat. Против WeChat выдвигают практически аналогичные обвинения, что и против TikTok: сбор данных, шпионаж, сотрудничество с властями КНР.

Американский санкционный каток прошелся и по компании Huawei, которая также подпала под рестрикции. В 2019 году в США запретили американским госучреждениям закупки и использование оборудования ZTE и Huawei.

Несмотря на то, что Huawei является мировым лидером по внедрению технологии 5G, Вашингтон внес в черный список в общей сложности 152 связанных с компанией предприятия. США также запретили Huawei приобретать американские технологии и программное обеспечение, в том числе у третьих стран, которые жизненно необходимы для производства продукции Huawei. Трамп вновь объяснил это решение борьбой с китайским шпионажем.

Ряд аналитиков полагает, что политика здесь как раз не при чем. Речь идет не о либеральных ценностях, а о голой коммерции, и США на самом деле не столько боятся китайских шпионов, сколько опасаются проиграть в технологической гонке. 

Впрочем, китайская сторона тоже прикладывает немало усилий, чтобы оградить свои рынки от американского влияния, не допуская к ним таких гигантов, как Facebook, Twitter, Google и многие другие компании США. Факт в  том, что ни одна сторона не думает уступать другой.  Другой вопрос, как далеко зайдет это противостояние, учитывая теснейшую связь двух самых мощных экономик мира.

С другой стороны, не вызывает сомнений, что  Соединенные Штаты выступили в самый настоящий “крестовый поход” против Китая,  очевидно, сообразуясь с концепцией “однополярного мира”, согласно которой  двух сверхдержав на планете быть не может, должна остаться только одна. По мнению экспертов, эта игра с нулевой суммой грозит неприятностями не только китайцам и, собственно, самим американцам, но и всем остальным жителям того мира, о котором так пекутся в Вашингтоне.

Не так давно Пекин дал понять всему миру, что готов при необходимости быстро сбросить все свои активы в облигациях госдолга США. И он действительно может это сделать, полагают пессимисты. Другое дело, что в таком случае Китай подобно мальчику из анекдота назло бабушке отморозит уши сам себе. 

Согласно пессимистичной точке зрения, одномоментный сброс облигаций на триллион долларов приведет к цепной реакции на бирже. Из-за начавшейся всеобщей паники на рынке США не смогут выполнить свои обязательства и объявят дефолт. Лопнут пузыри IT-корпораций, доллар подешевеет, разгонится инфляция. Все это потянет за собой на дно мировую экономику. Ведь американский рынок является чрезвычайно важным как для экспортеров из Европы, так и из Китая. И, кстати, России, которая поставляет в США, например, металлы и нефть. Американский дефолт подорвет спрос на нефть и газ, что в частности негативно отразится и на российском бюджете. Само собой, Китай примет основной удар. Есть много шансов, что жителям Поднебесной вновь придется охотиться на воробьев.

Получается, что в глобальной экономической войне (как и в гипотетической третьей мировой) победителей не будет. Пострадают все. Тем не менее, физика раскачивающегося военно-политического маятника такова, что моментально остановить его невозможно. И начав с мелких взаимных ударов стороны рано или поздно перейдут к решительным действиям, а потом наступит коллапс. В этой, прямо скажем, опасной ситуации перед Россией встает вопрос “что делать?” —  сохранять нейтралитет или выбрать одну из сторон?

И КНР, и США надеются заполучить Россию в союзники. Американцы — исходя из культурно-исторических предпосылок, китайцы —  по соображениям здравого смысла, подсказывающего, что ссориться с   могучим соседом опасно.

На днях министр иностранных дел, член Госсовета КНР Ван И заявил, что отношения Китая и России приобретают особое значение в нынешнюю эпоху глобальной турбулентности и перемен. По его мнению, две страны выступают важными стабилизирующими силами на мировой политической арене.

“Сплоченность Китая и России подобна скале, наша дружба несокрушима, а стратегическое сотрудничество двух стран не подвержено влиянию внешней среды”, —  высокопарно выразился представитель Китая. Мол, американцам не удастся вбить клин между двумя соседними странами. 

Да, с энтузиазмом соглашается Россия, про себя понимая, что от американо-китайской драки надо держаться в стороне. Поскольку это противостояние способно оказать негативное влияние даже на внутреннюю российскую политику. 

Здесь надо подчеркнуть, что такая позиция России не означает нейтралитета. Китай действительно наш сосед и по факту сильнейшая держава Евразии. Демонстративно оттолкнуть его себе дороже. Да и в контексте российско-американских отношений маловероятно, чтобы Москва решила вдруг проявить солидарность с Вашингтоном против Пекина. 

Однако, как пишет политолог Федор Лукьянов, симпатии к Китаю и совпадение ряда интересов – одно, а готовность броситься за него на амбразуру – другое. Китайские товарищи поддержку Москве тоже дозируют в точно обозначенных, хотя и широких рамках.

Как бы то ни было, положение России между двух огней (в данном случае, огней чрезвычайно ярких, способных не только согреть, но и опалить) подразумевает особо продуманную, тонкую, многовекторную политику, в которой восточная изощренность переплетается с западной рациональностью и славянской широтой. Именно такой подход эксперты считают для Кремля наиболее рациональным.