Критические точки выборов 2020 года

Критические точки выборов 2020 года

8 сентября 2020 г. 9:52

Обзор прессы 8 сентября

Ряд федеральных изданий в ежедневном режиме продолжает анализировать предвыборную ситуацию в регионах накануне Единого дня голосования, который пройдет 13 сентября.

«Коммерсант» пишет, что выборы главы Иркутской области эксперты единодушно называют одними из самых сложных в этом году. За пост, оставленный в декабре 2019 года коммунистом Сергеем Левченко, борются его соратник по КПРФ Михаил Щапов и поддержанный единороссами врио губернатора, бывший заместитель главы МЧС Игорь Кобзев. Первый ведет кампанию под флагом противодействия политике назначения «варягов», второй обещает вернуть регион в федеральную повестку. Но исход выборов скорее определит не война лозунгов и даже не соревнование партийных брендов, а позиция местных элит.

Издание напоминает, что в 2015 году глава Иркутской области, единоросс Сергей Ерощенко проиграл во втором туре выборов коммунисту Сергею Левченко. Хотя это была первая победа оппозиционера над кандидатом Кремля после возвращения в 2012 году прямых выборов, федеральные власти восприняли ее внешне спокойно. А КПРФ продолжила наступление и в 2018 году взяла в областном парламенте 18 мест из 45, обойдя ЕР (17 мандатов).

Однако летом 2019 года в Иркутской области произошло стихийное бедствие, в итоге стоившее карьеры губернатору-коммунисту. Из берегов вышли четыре реки, было подтоплено свыше 150 населенных пунктов, перервано движение по единственной федеральной автотрассе, связывающей центр России с Сибирью и Дальним Востоком. 31 июля разлив реки Ия привел к затоплению большей части города Тулун. Всего наводнением полностью смыло 5,4 тыс. домов, погибли 26 человек. По данным областных властей, ущерб составил более 35 млрд руб.— почти треть годового бюджета региона.

После этого в СМИ начали один за другим появляться материалы о том, как иркутские власти проваливают работу по ликвидации последствий стихии. О том же говорили и источники “Ъ” в администрации президента. Господин Левченко критику отвергал, объясняя ее происками оппонентов. Президент Владимир Путин заявил, что не может сказать, что губернатор «совсем уж плохо работал», но региону нужен специалист, хорошо разбирающийся в вопросах ликвидации ЧС. В декабре 2019 года господин Левченко все-таки подал в отставку по собственному желанию, хотя позже утверждал, что сделал это под давлением федеральных властей. Врио главы Иркутской области был назначен замминистра по чрезвычайным ситуациям Игорь Кобзев. На сентябрьские выборы он идет как самовыдвиженец при поддержке «Единой России», а его основным оппонентом считается кандидат от КПРФ Михаил Щапов.

Многие собеседники “Ъ” в регионе считают, что сейчас более значима внутриэлитная, а не партийная борьба, а истеблишмент ситуативно играет в разные партии. Поражение господина Ерощенко на выборах 2015 года они считают не столько итогом борьбы КПРФ и ЕР, сколько результатом личного конфликта губернатора с «тяжеловесами» местной строительной отрасли Александром Битаровым и Алексеем Красноштановым. Господин Битаров, депутат заксобрания от «Гражданской платформы», успел поработать региональным секретарем «Единой России» и трижды был вице-губернатором при разных руководителях, а при Сергее Левченко возглавлял областное правительство. Сейчас он входит в штаб общественной поддержки Игоря Кобзева. Алексей Красноштанов — депутат областного парламента от «Единой России».

Собеседники “Ъ” считают, что поддержка врио губернатора среди местных элит может быть не столь уж единодушной, хотя прямо против назначенца президента никто не выступает. «Я больше чем уверен, что многие держат фигу в кармане. Тем более элита у нас сложная, раздробленная, с разными интересами»,— согласен Сергей Левченко.

Иркутские источники “Ъ” говорят, что и партия власти поддержала врио губернатора неохотно.

Местное руководство ЕР на прошлогодних выборах в иркутскую гордуму конфликтовало с мэром-единороссом Дмитрием Бердниковым, а в правительстве Игоря Кобзева он исполняет обязанности первого вице-губернатора, хотя согласование в заксобрании не прошел.

«Насколько я знаю, фракция ЕР приняла решение о свободном голосовании»,— объясняет секретарь регионального отделения Сергей Сокол. Сам он еще недавно был спикером заксобрания, но весной 2020 года перебрался в Госдуму. Источник в регионе утверждает, что именно господин Сокол в декабре 2019 года рассчитывал стать главой региона и его кандидатуру якобы поддержал гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов.

Господин Сокол в 2009 году в течение месяца руководил областью как врио губернатора — после гибели на охоте Игоря Есиповского и до назначения Дмитрия Мезенцева. Сам Сергей Сокол уверяет, что недовольства назначением Игоря Кобзева у единороссов нет, он встречался с партийным активом и получил поддержку. «Думаю, даже со стороны заметно, что уровень внутриэлитных конфликтов в области сходит на нет: появилась возможность объединить усилия властей всех уровней»,— заключает депутат.

Политолог и экс-сотрудник администрации президента Владимир Шемякин не склонен переоценивать установившееся согласие: по его мнению, в Иркутской области сплелись особый региональный менталитет, интересы крупных финансово-промышленных групп и местной элиты. В регионе есть игроки, которые предпочитают держаться в тени, но влиять на политические процессы: «Здесь не любят пришлых,— говорит эксперт.— Но это не обязательно сыграет в минус».

«Независимая газета» пишет, что рассылка указаний на тех кандидатов, которых необходимо поддержать «умным голосованием» (УМГ) против «Единой России», стартует 8 сентября. В этом году УМГ действует на тех выборах, где не выдвинулись сторонники Алексея Навального. Это в первую очередь гордумы Новосибирска и Томска – и здесь УМГ работает в качестве агитмашины. Утверждается, что расследования Навального по этим городам привели там к такому росту числа регистраций в системе УМГ, что спасти власть от поражения смогут лишь массовые фальсификации.

Штаб Навального обещает, что избиратели, которые заранее зарегистрировались на УМГ, имя проходного кандидата получат в любом случае – даже если сайт системы будет заблокирован. Однако за победу своих выдвиженцев навальнисты намерены бороться в любом случае, несмотря на их реальные рейтинги и результаты предвыборной кампании.

Координатор сети региональных штабов Навального Леонид Волков – теперь, в связи с «отравлением» лидера, единственный, кто принимает все решения по УМГ, – пояснил, что публикация списков произойдет 8 сентября не просто так. С этого дня запрещено отказываться от участия в избирательных кампаниях без выдвижения уважительных причин, прямо перечисленных в федеральном законе. Это значит, пояснил Волков, что возможности давления на кандидатов УМГ уменьшатся. При этом он почему-то уточнил, что и принудительное снятие окажется заблокированным, хотя закон ничего не говорит о крайних сроках для вычеркивания кандидата по суду после исков избиркомов, конкурентов и разного рода бдительных граждан.

В общем, со вторника можно будет мониторить ситуацию противодействия УМГ, если, конечно, таковое начнется, что на самом деле не факт. Сами навальнисты признают, что критическим фактором является количество зарегистрированных на сайте УМГ избирателей, которых чем больше, тем лучше хотя бы с точки зрения кумулятивного эффекта агитации за эту систему консолидированного голосования среди граждан. То есть на тех выборах, где не удалось вытащить на УМГ сколько-нибудь приличное количество избирателей, никакого слома ЕР не будет, а следовательно, власти не будут и суетиться.

В связи с этим показательными выглядят заявления о том влиянии, которое оказала на ход избирательной кампании история с предполагаемым «отравлением» Навального. Волков напомнил, что перед инцидентом лидер занимался подготовкой расследований о ситуации в Новосибирске и Томске, где власть как бы захватили те депутаты-единороссы, которым это нужно прежде всего с точки зрения их бизнес-интересов. Так вот, якобы в этих городах, где присутствуют кандидаты-навальнисты в гордумы, уровень регистрации на УМГ взлетел в два раза выше запланированного. По словам Волкова, теперь планка в 20% избирателей, выбравших УМГ, видимо, будет достигнута или даже превышена. А из этого следует, что сплошные поражения ЕР фактически предопределены. Если, конечно, уточнил на всякий случай он, не будет массовых фальсификаций, которым надо будет противодействовать с помощью наблюдателей. Короче говоря, главный навальнист и спрогнозировал вероятные успехи, и заранее объяснил возможные провалы УМГ.

Выдвиженцы штабов Навального есть и еще в некоторых регионах, но в большинстве из них они были сняты с выборов. Именно там и предполагается применять УМГ, чтобы добиться хотя бы «легких булавочных уколов» в заднюю часть тела ЕР, от которых она, по словам Волкова, «истечет кровью». Он заявил, что сами по себе победы кандидатов УМГ не так важны – за исключением, конечно, навальнистов, есть более важное дело. А именно: создать прецедент повторного успеха после кампании в Мосгордуму 2019 года. Дескать, один раз можно было бы считать случайностью, но второй раз будет уже закономерностью. Это значит, что перед выборами в Госдуму-2021 оппозиция наконец перестанет спорить о роли и месте УМГ, а сообща возьмется за его повсеместную реализацию.

Рассказы Волкова о просмотре бесконечных списков претендентов, выдвинутых на разных выборах, и его ответы на вопросы, заданные в ходе воскресного стрима на YouTube, приоткрыли отдельные элементы механики УМГ. Во-первых, стало очевидным, что в отношении кандидатов от Навального УМГ – это всего лишь агитационная машина. Волков сообщил, что в команде есть такие, кто плохо отработал кампанию, но в итоговом реестре они все равно окажутся. То есть в этих случаях той же ЕР выигрыш гарантирован.

Во-вторых, Волков подтвердил, что принадлежность к оппозиционным структурам вроде «Яблока», «Объединенных демократов» (ОД) Андрея Пивоварова или «Городских проектов» Максима Каца еще ничего не значит. Например, в Новосибирске в общеоппозиционной коалиции есть националист Ростислав Антонов, которому в «прекрасной России будущего» места, конечно, не будет, но сейчас этот активист нужен больше, чем «бабушка-яблочница», выдвинутая «аферистом Кацем» в качестве спойлера. Кандидата от ОД в Краснодаре Яну Антонову команда Навального тоже поддерживает, но в других регионах не фиксирует у представителей «Открытой России» победительной активности.

В-третьих, оказалось, что кандидаты на УМГ отбираются в результате некой аналитической оценки, которая сводит вместе как реальные факты, так и предположения о том, какая из партий в данном субъекте РФ занимает более уверенные позиции. Поэтому в Новосибирске КПРФ, скажем, навальнистам враг, но в большинстве регионов – надежда и опора УМГ. В таком же качестве рассматривается и «Справедливая России» – например, в Астрахани – и ЛДПР на Дальнем Востоке и в Сибири. А вот новые политические проекты, которые Волков назвал фейк-партиями, в ряду участников УМГ категорически не рассматриваются. Причем аргумент, что это та же ЕР, глава штаба Навального привел во вторую очередь. А первая причина исключения кандидатов «За правду» или «Новых людей» из потенциальных фигурантов УМГ – это уверенность Волкова в том, что никаких особых электоральных достижений данные структуры показать не могут.