Третий фактор британской повестки

Третий фактор британской повестки

31 июля 2020 г. 12:08

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Среди факторов, определяющих политическую повестку Великобритании, на первом месте и со значительным отрывом - ситуация с пандемией КОВИД-19. Борис Джонсон высказал опасения относительно высокой вероятности второй волны пандемии, и это сигнал неприятный вдвойне. Мало того, что британцам придётся вернуться к режиму самоизоляции, что неизбежно возрастёт количестве смертных исходов, так ещё и падение экономики может достичь двухзначной цифры. Собственно, это уже произошло в первой декаде июня, когда ВВП упал на 20.4% Большинство прогнозов сходится на том, что без второй волны пандемии падение экономики Великобритании в 2020 составит 8.5%. А если всё-таки опять?

Вторым по значимости фактором является, разумеется, Брекзит. Возможность продления переходного периода за пределы этого года правительство Бориса Джонсона предсказуемо «упустила». Сейчас идут тяжелые переговоры с Евросоюзом по поводу всестороннего договора об отношениях в сфере торговли, инфраструктуры, логистики, финансов, безопасности и пр. с 1 января 2021 года. Не факт, что за оставшиеся пять месяцев это получится, а значит, может случиться то, что большинству прежнего парламента представлялось как «конец света» - выход Великобритании из ЕС без сделки. Как у них говорится -  “No deal!”

Наконец, третье место на условном «пьедестале» самых насущных забот, всё более уверенно начинает занимать «шотландский вопрос». Что, в общем, и не удивительно, поскольку этот вопрос автоматически встал в повестку дня именно по причине фактора №2. Шотландия на референдуме о выходе из ЕС  в 2016 году проголосовала против заметным большинством. И как только Борис Джонсон с лозунгом “Get Brexit done” выиграл парламентские выборы декабря 2019 года, партия шотландских националистов (SNP) начала кампанию с требованием повторного референдума о независимости Шотландии.

Со времени предыдущего прошло шесть лет, и сегодняшние настроения в Шотландии существенно изменились. Перспектива лишиться различных финансовых и прочих благ от Евросоюза явно не устраивает большинство шотландцев, и SNP готовится к выборам в шотландский парламент в следующем мае с простой, ясной и чёткой программой: референдум – независимость – вступление в Евросоюз.

В предыдущих колонках мне уже доводилось напоминать, что повторный референдум о независимости Шотландии может быть проведён только с санкции центрального правительства. А на сегодняшний день его позиция, выраженная премьером Джонсоном – твёрдое «нет». Но это сегодня, когда шотландские националисты в своём парламенте не имеют большинства и вынуждены довольствовать правительством меньшинства. Но, если в следующем мае они сформируют большинство – а текущие опросы показывают, что дело именно к этому и идёт – то отношения по линии «Лондон – Эдинбург» приобретут несколько иные очертания. Препятствовать воле большинства народа в самой крупной (после Англии) составной части Соединённого Королевства – это был бы серьёзный вызов даже такому отчаянному «авантюристу» как Борис Джонсон.

И очень похоже, что всю серьезность этого потенциального вызова британский консервативный истеблишмент начинает осознавать. И не случайно на портале conservativehome.com 29 июля вышла «передовая» статья Пола Гудмэна под заголовком «Союз с Шотландией не так слаб, но и не так силён, как кажется». Уже по самому заголовку видно, что автор подходит к «шотландскому вопросу» с должной серьёзностью. То есть рассматривает перспективу отделения Шотландии как реальную угрозу и старается заблаговременно определить факторы, которые могли бы её нейтрализовать.

В скобках замечу, что, видимо, под впечатлением своей предыдущей колонки, озаглавленной “Russians in the bed?”, Пол Гудмэн решил и эту начать с России. По его мнению, Россия – как и Соединённое Королевство – не так слаба, но и не так сильна, как выглядит. Что ж – спасибо за комплимент, если это, конечно, комплимент. Но вернёмся «шотландскому вопросу».

Первое, с чего начинает Гудмэн – это реакция на результаты текущих опросов, показывающих, что за независимость выступает 54% шотландцев. Он полагает, что это моментальный снимок длящегося процесса, который  поставит в повестку дня такие проблемы, как увеличение налогов и снижение бюджетных расходов при выходе Великобритании из ЕС, а Шотландии из Соединённого Королевства.

С другой стороны, признаёт Гудмэн, аргумент от экономики – не самый сильный. Да, на референдуме 2014 года шотландские сторонники сохранения союза победили, приводя именно экономические доводы. Однако  уже через два года оказалось, что для многих шотландцев более значимы соображения культурного характера.

Следующий момент я уже частично затрагивал – это вероятность победы партии шотландских националистов на майских парламентских выборах в следующем году. Нынешний первый министр и лидер партии Никола Стёрджон, сформировав правительство большинства, обязательно потребует референдума. А, получив отказ, станет позиционировать себя и партию в образе «жертвы», что явно прибавит SNP очков на следующих всеобщих парламентских выборах. Они пока что далеко – только в 2024 году. Но, кто знает…

Но, кроме того, есть повод задуматься о том, к каким последствиям привела деволюция центральной власти, начатая более 20 лет назад и, в частности, учреждение шотландского парламента – Holyrood’а. Одно из них становится всё очевиднее – свой Холируд становится для шотландцев ближе, чем лондонский Вестминстер. А SNP, позиционируя себя вне привычного спектра «правые – левые», претендует на то, чтобы стать политическим монополистом. Сегодня из 129 парламентских мест у националистов 63 при том, что тори имеют 31, лейбористы 23, зелёные 6, либерал-демократы 5. Но, построив избирательную кампанию на требовании референдума, они вполне могут существенно увеличить фракцию за счёт тори и лейбористов. Что крепости союзу, естественно, не добавит.

И вообще, разумно замечает Пол Гудмэн, «бой с Шотландией за сохранение союза должен вестись сторонниками союза в самой Шотландии». Что предполагает наличие ярких лидеров. А именно тут обнаружился существенный дефицит. Прежний лидер шотландских тори – харизматичная, открыто декларировавшая свою принадлежность к ЛГБТ Рут Дэвидсон (Ruth Davidson) – в выборах участия не примет. И, по последним сведениям, будет назначена в Палату Лордов. Замены ей не видно и, следовательно, нужно прилагать большие усилия членам центрального правительства, чтобы укреплять шотландский юнионизм. Борис Джонсон недавно посетил Шотландию, но выглядело это так, будто губернатор имперской Индии объезжает северо-восточные границы.

И очень важно, настаивает Гудмэн, правильно выстраивать диалог с шотландскими националистами относительно экономических  перспектив Шотландии в случае её выхода из состава Соединённого Королевства. Аргумент шотландских юнионистов, в особенности сторонников Брекзита – вы эту самостоятельность не потянете – не сработает. Вопрос надо ставить о том, готова ли Шотландии к серьёзной перестройке экономики? Но как бы то ни было, признаёт П.Гудмэн, «независимая Шотландия всегда будет «геморроем» для английских националистов».

Общий вывод автора достаточно логичен и прагматичен: «А именно, по большей части консервативная Англия должна будет найти новые пути приобщения тех её частей, где не голосуют за тори. Это включает в себя разрешение проблемы деволюции власти в централизованной стране, недостаточно политически чуткой по отношению к региональным идентичностям. Плюс – дополнительный звоночек на эту же тему по Уэльсу и, в особенности по Северной Ирландии».

Этот взвешенный и аналитически безупречный текст свидетельствует о том, что автор отлично понимает всю деликатность «шотландского вопроса» и ищет, по крайней мере, теоретические варианты ответа. Но одно дело – политическая аналитика, и другое – реальная политика. Тут, нередко, не до дипломатических и лингвистических тонкостей, тут, бывает необходимо, что называется, «рубить сплеча». Как это и сделал лидер Палаты Общин Джейкоб Рис-Могг (Jacob Rees-Mogg), выступая на одном из недавних заседаний. Назвав партию шотландских националистов сепаратистами, он прямо адресовал главный упрёк Николе Стёрджон, которая, на самом деле предлагает шотландцам не независимость, а зависимость от «неизбранных бюрократов в Брюсселе».

И надо признать – аргумент убойный. Действительно: почему подчиняться решениям органов власти Европейского Союза – это независимость, а подчиняться решениям британского Парламента – это зависимость? Посмотрим, как этот аргумент сработает в дальнейшем. А, чтобы не дожидаться неопределённого результата, лучше всего напомнить британской общественности, кто такие эти шотландские националисты и их партия SNP.

И вот в газете Daily Express 25 июля появляется статья с сенсационным заголовком: «Секретный нацистский заговор лидера SNP разоблачён в досье MI5». То, что публикация уподобляется «взрыву бомбы» - это понятно. Действительно, можно вообразить состояние британского обывателя, прочитавшего заголовок из которого следует, что нацисты стоят буквально «у ворот». Вполне можно предположить, что у некоторых британцев, ещё заставших Вторую мировую войну, случился если не инфаркт миокарда, то гипертонический криз. Но вся соль этой ситуации в том, что 25 июля 2020 года газета публикует материал о событиях пятнадцатилетней давности, и вся история тогда же была полностью исчерпана и закрыта. А история вот какая.

Лидером SNP в 1960 – 1969 годах был некто Артур Дональдсон (Arthur Donaldson), который во время Второй мировой войны возглавлял Движение за Объединённую Шотландию. Британская контрразведка MI5 получила от своих агентов сведения о том, что этот самый Дональдсон в 1941 году в ожидании нацистского вторжения на Британские острова, якобы готовился к тому, чтобы способствовать поражению английского правительства и тем самым, стать для Гитлера своеобразным шотландским Квислингом. А с Великобританией поступить по вишистскому варианту – образовав самостоятельную Шотландию, не участвующую в войне против Германии.

На основании этих донесений А.Дональдсон был арестован и просидел в тюрьме целых 6 месяцев. Ни одного факта, доказывающего его намерения устраивать саботаж и помогать нацистам захватывать Великобританию, обнаружено не было. Он вышел на свободу и никогда судебному преследованию не подвергался. Тогда же, в 2005 году, когда взорвалась эта информационная «бомба», официальный представитель партии шотландских националистов заявил: «Это чушь и глупость – сплетни военного времени, один из курьёзов, свидетельствующих о тогдашней паранойе MI5 и не более того… Тот факт, что даже Том Джонсон, тогдашний госсекретарь, отверг эту историю и выпустил м-ра Джонсона из заключения, достаточно свидетельствует о правдивости этой выдуманной сказки».

К чести газеты, эти слова представителя SNP приведены в статье. В самом конце, после подробного изложения всех якобы планировавшихся А.Дональдсоном злодеяний в передаче агентов и одного подполковника секретной службы. Но, спрашивается: если всё было ясно ещё в 2005 году, то зачем вытаскивать эту историю сегодня на свет Божий?

А догадайтесь. С одного раза.