Формат G7 безнадежно устарел и должен сойти с мировой сцены

Формат G7 безнадежно устарел и должен сойти с мировой сцены

27 июля 2020 г. 19:23

Германия устами своего министра иностранных дел заявила, что не видит возможности восстановления Группы восьми (G8) с участием России в связи со сложившейся ситуацией на востоке Украины, а также с воссоединением Крыма с РФ. Министр Хайко Маас особо подчеркнул, что позиция Берлина  может измениться, если изменятся обстоятельства.

Как известно, G7 - объединение экономически развитых стран, в которое входят Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция и Япония.

В 1975 году клуб провел первое заседание в составе Великобритании, Западной Германии, Италии, США, Франции и Японии. Оно прошло во Франции.

В формате "семерки" клуб существовал с 1976 по 1997 год. После присоединения России, он стал "большой восьмеркой". В марте 2014 года в результате событий на Украине и последовавшего кризиса в отношениях США и Европы с Россией, западные участники объединения, в период пребывания у власти в Вашингтоне президента Барака Обамы, приняли решение вернуться к формату "семерки".

Надо отметить, что президент Трамп питает надежды на возвращение России в международный формат G7+, где кроме Москвы и своих традиционных союзников желает видеть Австралию, Индию и Южную Корею. Логика Трампа понятна —  Россия, как минимум, наравне с упомянутыми державами причастна к решению самых актуальных геополитических вопросов. 

В целом, готовность США обсуждать важнейшие проблемы современности с Россией, вызывает в Кремле закономерную поддержку. При этом Москва полагает, что без участия Китая все эти разговоры, как говориться, “в пользу бедных”. Но США видят ситуацию иначе. Для них Китай - самый опасный глобальный конкурент, а теперь ещё и практически враг по новой холодной войне, если иметь в виду нападки на китайскую политическую систему в связи с пандемией коронавируса.

Против участия русских в G7  и демократы. Бывший вице-президент и кандидат от Демократической партии на предстоящих выборах Джозеф Байден критикует решение Трампа пригласить Россию на саммит из-за слухов о том, что Москва якобы тайно предложила афганским боевикам награду за убийство американских военнослужащих. 

Скандал с “тайными российскими счетами для талибов” начал утихать, толком не разгоревшись, поскольку доказательств такого рода сговора нет. Но Россия в любом случае не стремится вернуться в переговоры “Большой семерки”. Такое заявление сделал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в ответ на слова министра Мааса. 

Вообще, эксперты считают, что заявление немца направлено не против Москвы, а против Трампа. Такого мнения, к примеру,  придерживается глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий. Политик считает, что для России же важен сам диалог, а не формы и форматы. “Ангела Мергель вообще отказывалась под формальным предлогом принимать участие в саммите G7, который должен пройти в США", - сказал Слуцкий.

Проблема, по словам экспертов, в том, что G7 может обсуждать глобальные экономические вопросы, но вряд ли может претендовать на мировое лидерство. Действительно, чтобы добиться каких-то реальных сдвигов, к дискуссии должны быть привлечены уже упомянутый Китай, а также Бразилия, Турция, ряд других стран. 

А что касается России, то странам Запада следует, в первую очередь, изменить свой подход к диалогу с Москвой. С 2014 года  позиция Запада в отношении России остается неизменной. В несколько упрощенном виде ее можно сформулировать следующим образом: “Россия еще хуже, чем вы о ней думайте”. Однако тенденция такова, что нежелание ряда западных лидеров искать компромисс в новой реальности вступает во все большее противоречие со здравым смыслом. 

Союз развитых стран Запада выстраивает свою стратегию  на основании “общих ценностей” и категорического отказа от притязаний Москвы на равноправное партнерство. Это весьма амбициозно, но совершенно не конструктивно, говорят эксперты. Если разложить стратегию Запада на ряд конкретных задач, то выясниться, что для решения практически любой из них требуется привлечения сторонних геополитических игроков, способных работать, что называется, "поверх барьеров".

В течение 70-80-х годов прошлого столетия страны G7 были связаны вместе политикой холодной войны, а также потребностью заниматься вопросами ускорявшейся инфляции, рецессией, возникшей из-за цен на нефть, и кроме того проблемами, вызванными развалом Бреттон-Вудской системы фиксированных обменных курсов. В течение многих лет после 1945 года Соединенные Штаты были единственным государством, которое хотело и было в состоянии предложить лидерство и определить повестку.

Сегодня, подчеркивают эксперты, репутация США подорвана, желание Вашингтона обеспечить глобальное лидерство поставлено под сомнение многими в этой стране, и не в последнюю очередь самим Трампом. 

Так что в настоящий момент главный вопрос заключается не в том, пускать или нет Россию на саммиты Большой семерки, а нужен ли миру такой формат.

Факт в том, что G7 безнадежно устарела и нужна только самой себе. Недаром пресс-секретарь российского президента отметил, что Москва удовлетворена работой саммита “Большой двадцатки»” (G20), этот формат лучше отвечает современным реалиям.

Напомним, что G20 представляет собой группу министров финансов и центральных банков - губернаторов 20 крупнейших экономик мира: 19 стран плюс Европейский Союз, который представлен главой государства - председателя Совета Европейского союза и главой Европейского центрального банка. В совокупности, на Большую двадцатку стран приходится примерно 86% мирового валового продукта, 80% мировой торговли (в том числе взаимной торговли ЕС), и две трети населения земного шара.

По мнению экспертов, G20 – значительно более продуктивный, репрезентативный и реально действующий формат, обходящийся без предварительных условий и ультиматумов в адрес определенных государств-участников. Сохранять мировую стабильность, достигать целей развития, координировать усилия в критически важных областях эффективнее при участии всех наиболее значимых сегодня геополитических акторов, не сепарируя международное сообщество на так называемую "элиту" и "второсортные" государства.