Русские пришли! Феноменология британских страхов

Русские пришли! Феноменология британских страхов

24 июля 2020 г. 12:25

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

И всё-таки… Тот самый доклад парламентского комитета по разведке и безопасности о России, опубликование которого правительство Бориса Джонсона оттягивало в течение последних девяти месяцев, увидел свет. Ожидалось, что его публикация станет настоящей информационной «бомбой» и разоблачит – если не прямой «сговор» британских брекзитёров с Москвой, то, как минимум докажет причинно-следственную связь между «происками» русских и результатом референдума 2016 г. Ожидалось так же, что доклад предоставит оппозиции серьёзные аргументы для критики деятельности правительства вообще и в области обеспечения безопасности, в частности. В общем, ожидалось многое.

Однако 55 страниц убористого текста (с множеством лакун по причине секретности данных сведений) ничего нового к уже известным и многократно обмусоленным «фактам» российского «вмешательства» в демократические процессы Великобритании не добавили.  Однако авторы доклада нашли способ сохранить «интригу», сформулировав пункт 44 доклада таким образом: «Письменные свидетельства, которыми мы располагали, по-видимому, позволяют полагать, что Её Величества Правительство не увидело и не обнаружило доказательств успешного вмешательства в демократические процессы Соединённого Королевства, как и любой активности, которая реально повлияла на выборы, например, на их результаты».

С одной стороны – честно и достойно: фактов нет, выдумывать  стрёмно. А, с другой – в «письменных свидетельствах» ничего такого нет, но ведь могут быть (и, наверняка, есть) ещё разные другие свидетельства? А поэтому нужно брать пример с «Большого Брата», то есть с американских конгрессменов, которые после президентских выборов 2016 года потребовали от своего разведывательного сообщества  провести доскональное расследование на предмет “RussiaGate”. Поэтому Комитет «считает, что разведывательное сообщество Соединённого Королевства должно произвести аналогичную оценку потенциального российского вмешательства в референдум по выходу из ЕС и опубликовать рассекреченную версию».

Необходимость такого расследования диктуется тем, что до тех пор, пока существует предположение о том, что на итоги референдума или парламентских выборов в Великобритании повлияли вездесущие «русские хакеры и тролли», публичное доверие к нынешней политической системе в целом не будет полным. «Даже если выводом из такой оценки станет, - отмечается в докладе, - признание минимального вмешательства, это, тем менее, поможет укрепить убеждение публики в том, что демократические процессы в Соединённом Королевстве остаются в относительной безопасности».

Но, если нет фактов, однозначно доказывающих вмешательство России в «демократические процессы» Великобритании, то, собственно, кому, зачем и о чём потребовался целый доклад под названием “Russia”? Мне кажется, что этот текст – прямое продолжение той антироссийской кампании, которая началась ещё в 2006 году после загадочного убийства Литвиненко и нашли своё продолжение после ещё более загадочного «отравления» Сергея и Юлии Скрипалей в Солсбери в марте 2018 г. Как поётся в одном из столетней давности голливудских фильмов: Show must go on! Тем более – если шоу политическое. И еще более тем – если шоу геополитическое.

Собственно, 4-й и 5-й пункты доклада достаточно в этом смысле красноречивы:

«С угрозой безопасности, которую представляет Россия по отношению к Западу, трудно справляться, поскольку, по нашему мнению и мнению многих других, она представляется фундаментально нигилистической. Россия, похоже, рассматривает внешнюю политику как игру с нулевой суммой: любые её действия, наносящие вред Западу, считаются по определению хорошими и правильными. Она, также, по-видимому, охвачена паранойей, веря в то, что такие западные институты как НАТО и Евросоюз настроены по отношению к ней значительно более агрессивно, чем это на самом деле.  Есть, также, ощущение, что Россия полагает, будто миропорядок по формуле: «сила есть право» (might is right) играет ей на руку. Что побуждает её стремиться подорвать миропорядок, основанный на правилах, но при этом продолжать извлекать выгоду из своего членства в международных политических и экономических организациях».

Узнаёте? Это ведь портрет тех самых rogue states, борьба против которых ещё 20 лет тому назад была объявлена одним из приоритетов американской (и в целом – западной) внешней политики. Британские политики записали нас в этот «почётный» ряд в 2006 г. после «дела Литвиненко» и с тех пор делают всё, чтобы у британской публики и мировой общественности закрепился  образ России именно как «изгоя» и «нигилиста». Не до такой, правда, степени, как в своё время (20-30 годы прошлого века) был третируем СССР. Поэтому в докладе можно найти и некоторые «утешительные» нотки. Угроза от России, конечно, очень серьезная, но её «существенные цели, всё же, относительно ограничены: ей хочется, чтобы её воспринимали как возрождающуюся «великую державу» - в особенности, доминирующую на пространстве бывшего СССР – и чтобы привилегированное положение нынешней правящей элиты оставалось неизменным».

Ну, хоть так. А то, ведь, и в самом деле, прочитав только пункт 4, можно было бы про нас подумать, что мы – Россия – это какой-то глобальный «террорист», коллективный Осама бен Ладен, только и занятый тем, чтобы придумать, как уничтожить Запад. Оказывается, не совсем так.

 Россия хочет считаться сверхдержавой – а разве это не так? Разве ядерный паритет с США это не подтверждает?

Россия хочет доминировать на постсоветском пространстве – а разве это странно? Если это пространство в течение веков существовало как некий единый организм?

Россия хочет стабильности политического режима – а какой народ не хочет политической стабильности?! И какой народ позволит кому-то извне решать, какая у него должна быть правящая элита (“leadership clique”).

Однако, опубликование доклада «Россия» вызвало весьма любопытную реакцию в консервативном британском сообществе. 22 июля на портале conservativehome.com появилась колонка Пола Гудмэна (Paul Goodman) с игриво-провокационным заголовком "Russians in the bed?” Вспоминая «былые деньки» ранних 50-х прошлого века, когда американские и британские «правые» панически искали «красных под кроватью», он констатирует: «Сегодня же теми, кто видит русских уже в кровати, оказались “лондонцентрические” центристы».

Но, видимо, несколько оторопев от собственной смелости, П.Гудмэн спешит оговориться: «Ничто из предыдущего не означает, что Владимир Путин упустит шанс проникнуть в любую щель или, что он не старается это сделать. Россия – зловредный актор: мы знаем это после возмутительных событий в Солсбери». Эта ритуальная оговорка позволяет ему в дальнейшем с помощью ироничной логики по сути дела дезавуировать саму идею объяснять внутрибританские политические процессы зловредным воздействием со стороны России.

«Давайте, - предлагает он, - закончим предположением о том, что Россия хотела, чтобы Соединённое Королевство вышло из Евросоюза, как она, по-видимому, хотела, чтобы Шотландская национальная партия выиграла в 2014 году референдум о независимости, и спросим себя, на какие последствия она рассчитывала. Вот несколько следствий, которых она определенно не хотела бы».

Перечень длинный и весьма убедительно показывающий, что отрицательные последствия мифического «вмешательства» в демократические процессы Великобритании для России намного перевешивают некие воображаемые плюсы.

Хотели ли русские, чтобы «закон Магницкого», который Доминик Рааб, будучи ещё «заднескамеечником» требовал принять, сегодня он же в качестве министра иностранных дел уже проводит через правительство? Или нужно было русским, чтобы кибероружие стало сердцевиной оборонной доктрины Великобритании?

Русские явно не хотели бы, чтобы Британия ещё теснее сплотилась с НАТО, выделяя 2.5% ВВП в бюджет организации и солидаризуясь с ЕС по вопросу «ядерной сделки» с Ираном.

Если русские хотели добиться дистанцирования Британии от США, то они не стали бы выступать донорами тех групп в консервативной партии, которые одержимы идеей торговой сделки между Соединённым Королевством и Соединёнными Штатами. И они не хотели бы, чтобы британский премьер предлагал создать десятку либеральных демократий, в которую Россия бы не входила.

Пол Гудмэн, однако, умеет держать баланс, чтобы избежать подозрения в какой-либо «русофилии». Завершая колонку, он пишет: «Самый замечательный и почти не замеченный аспект британской внешней политики с момента Брекзита – не перемены, а продолжение. Теневое присутствие России – угроза нашей безопасности. Но было бы контрпродуктивно преувеличивать страхи по этому поводу.

Путин способен ошибаться не в большей и не в меньшей степени, чем любой из нас. Если он надеялся, что выход из ЕС изменит внешнюю политику Соединённого Королевства и отдалит его от альянсов безопасности, то надо честно признать, что до сих пор никаких свидетельств этому нет. Но есть множество свидетельств противоположного».

С не меньшей иронией к опубликованному докладу парламентского комитета по разведке и безопасности отнесся писатель и публицист Оуэн Maттеус (Owen Mattheus). Свежий номер The Spectator открывается его статьёй с интригующим заголовком: «Путин планирует заставить Запад самоуничтожиться». И начало статьи продолжает интригу нагнетать: «Есть только один человек, которому по настоящему понравится доклад парламентского комитета по разведке и безопасности «Россия», ставший, в конечном счёте, доступным. И этот человек – Владимир Путин. Россия возникает как бесформенный и грозный враг – тем в большей степени, что непоследовательный и цензурированный доклад практически не содержит никаких существенных обвинений. Вместо этого Россия представляется как фантом, непонятная угроза, и это породит тысячи теорий заговора, значительно более разрушительных и дезориентирующих для нашей политики, нежели утроенный Москвой твиттер-шторм или утечка документов (…) Страх русского вмешательства в британские выборы создаёт хаос и разделение, и именно это, а не какой-либо иной результат, как раз и является реальной целью Путина».

Автор нисколько не сомневается в том, что сумел открыть суть новой тайной «пиар-стратегии Кремля». Оказывается, она проста до примитива - нужно постараться сделать так, чтобы любому критику российского режима можно было ответить:  «Может быть, у нас что-то не так, но зато у Запада всё ещё гораздо хуже». О.Маттеус пускается в воспоминания о том, как строилась советская пропаганда ещё начиная с 20-х годов прошлого века, отмечая попутно новые факторы, облегчающие эту работу в сегодняшнем мире.

Во-первых, Москве сегодня особенно не нужны «полезные идиоты» - симпатизанты когда-то советской, а теперь просто – России. Интернет предоставляет широкие возможности воздействия на целевые группы, и «русские тролли и хакеры» неустанно и всё более хитроумно по этим целям «работают».

Во-вторых, нынешнее время абсолютно уникально, поскольку и роль США в качестве лидера свободного мира, и их уверенность в себе заметно снижается. «Враждебный захват прежде умеренной, - подчёркивает О.Маттеус, - республиканской партии США трампианскими националистами справа, и разрушение классического либерализма зелотами политической корректности слева делает Америку более уязвимой, чем когда-либо прежде по отношению к токсичному нигилизму, распространяемому Кремлём».

Про наш русский «нигилизм» мы уже читали, а вот про то, что Запад своими внутренними раздорами помогает Путину достичь своей цели – ещё нет. Пол Гудмэн, как помнится, напротив утверждал, что никакого особого раздора в западном лагере не наблюдается, даже несмотря на Брекзит. Но Оуэн Маттеус видит ситуацию иначе: «Путин, восседающий на коррумпированной и дряхлеющей экономике, составляющей лишь пятнадцатую часть американской, не может надеяться разрушить того, кого КГБ обычно называло главный противником. Но Россия может помочь – и определённо уже помогает – Америке и её союзникам разрушить самих себя».

Такой вот получился у британских парламентариев доклад про Россию. С одной стороны – бояться не надо. А с другой – почему-то всё-таки страшно. Может – пора определяться?