Кто и как «успокоит» Дальний Восток

Кто и как «успокоит» Дальний Восток

21 июля 2020 г. 12:57

Эксперты обсуждают назначение депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Дегтярева исполняющим обязанности губернатора Хабаровского края.

Накануне Владимир Путин провел с ним видеоконференцию, в ходе которой и предложил возглавить регион. Дегтярев ответил, что готов немедленно вылететь в Хабаровский край. И сообщил, что в первую очередь займется решением вопросов, связанных с устойчивой работой местных властей, подготовкой региона к отопительному сезону, а также борьбой с распространением коронавируса.

«Коммерсант» сегодня пишет, что по месту назначения господину Дегтяреву придется решать отнюдь не учебную задачу: на следующий день после задержания господина Фургала в Хабаровском крае начались митинги протеста. Продолжались они и в понедельник, а пиков активности протесты достигли 11 и 18 июля, когда на центральные улицы Хабаровска вышли десятки тысяч людей, которых поддержали и в других городах Дальнего Востока.

Станет ли Дегтярев фигурой, которая устроит не только политические круги в Москве и на Дальнем Востоке, но и успокоит регион?

Политолог-регионалист Ростислав Туровский так прокомментировал «Политаналитике» ситуацию:

- Нынешняя волна протестных выступлений сойдет на нет после решения Кремля об отставке Фургала и назначении врио Дегтярева.

Но это не значит, что после этого протест иссякнет. Митинги вечно продолжаться не могут, а вот на последующих выборах федеральному центру придётся смириться с тем, что в Хабаровском крае сохранится электоральная аномалия.

Недовольные обязательно останутся.

 

Политолог Александр Асафов относится к ситуации в Хабаровске более позитивно:

- Я не разделяю всеобщих восторгов системной и несистемной оппозиции от происходящих процессов, как последней надежды на свободное общество. Всегда есть второй и третий контекст. Всегда есть контекст, связанный с местным крупным предприятием, есть другие бенефициары -  местные финансовые группы. Все это связанно с партией ЛДПР. 

Насколько фигура Дегтярева является компромиссной для местных жителей, мы это увидим в ближайшее время. Насколько эта фигура компромиссная для политических элит, это тоже вопрос обсуждаемый. Это решение неплохое.

В целом, задача не менялась с 2018 года – наладить прямой диалог общества и власти, чтобы власть не закрывалась от общества в приемных. Чтобы власть не отвечала людям руками СММщиков в своих инстаграммах, а напрямую взаимодействовала с людьми. В логике исполнения именно этих решения для достижения такой прямой коммуникации и предпринимаются такие шаги.

И у запроса жителей на Дальнем Востоке есть прямой ответ. И мы возможно увидим, что люди выйдут на улицу еще раз, обсуждая Дегтярева. Но это не страшно. 

Дело в том, что 2020 год для мира сложный, и во всем мире люди выходят на улицу порой с парадоксальной повесткой. В Швейцарии были митинги против Билла Гейтса, вышек 5-g и чипирования.

Мы видели мигрансткие выступления в десятках стран, мы видим, что происходит в США. Для тревожного 2020 года это вообще нормально.

Мы видим, что наше общество выросло настолько, что люди выходят с мирным протестом и полиция реагирует тоже мирно. У нас не грабят магазины, поэтому такой способ выстраивания коммуникации с властью, если за кадром оставить теневых бенефициаров, а они есть, это нормально. То, что люди таким образом показывают свой запрос к власти – это нормально. Это значит, что есть тема для общения, тема для обсуждений, для предложения своих изменении в политической повестки, для скорейшего решения проблемы. 

А этот революционный флер, который нам пытаются привнести сторонники и лидеры оппозиции, при чем как системной и несистемной - это пройдет, поскольку людям не это важно. Людям важно получить ответы на вопрос, и они начинают их получать. Это позитивно. 

Кстати, вторая часть ответа, которая нужна хабаровчанам пряма сейчас – изложение хода следствия, там, где это возможно и где не нарушает закон. И здесь надо разговаривать с обществом, чтобы не складывалось впечатления, что человека (Сергея Фургала) несправедливо увезли. Я вижу, что такой диалог есть и это хорошо.