Накануне всенародного голосования

Накануне всенародного голосования

23 июня 2020 г. 9:49

Обзор прессы 23 июня

Приближающееся голосование по поправкам в Конституцию продолжает оставаться главной внутриполитической темой на страницах ведущих федеральных изданий. Некоторые издания еще раз напоминают о то, что именно изменится. Некоторые размышляют о будущем поправок.  

«Ведомости» пишут, что 1 июля пройдет общероссийское голосование по поправкам к Конституции, инициированным президентом Владимиром Путиным 15 января в послании Федеральному собранию. Если большинство россиян, принявших участие в плебисците, поддержат эти изменения, то в России фактически появится новый Основной закон, существенно меняющий нынешнюю конструкцию государственной власти.

Если не считать технических уточнений, связанных с образованием новых субъектов Федерации или их переименованием (эти изменения вносятся в Конституцию указами президента), поправки в Основной закон за без малого 27 лет его существования вносились лишь трижды. Но никогда они не были столь масштабными, как в 2020 г.

Так, в 2008 г. для увеличения сроков полномочий президента и Госдумы, а также введения ежегодного отчета премьера перед депутатами хватило изменения четырех статей. В начале 2014 г. поправки были внесены в восемь статей и еще одна была исключена, результатом чего стало упразднение Высшего арбитражного суда и уточнение порядка назначения прокуроров. Наконец, летом того же года после изменения двух статей в Совете Федерации появилась так называемая президентская квота.

Теперь же правке подвергнута сразу 41 статья и добавлены еще пять новых. То есть за вычетом 1-й, 2-й и 9-й глав, изменить которые можно только путем созыва Конституционного собрания и разработки нового Основного закона, поправки 2020 г. затронули почти 60% статей, а с учетом добавленных – свыше 62%. Так что фактически после 1 июля вместо «ельцинской» Конституции в России появится «путинская», подразумевающая значительное изменение существовавшей более четверти века политической системы. А предложенное Путиным общероссийское голосование по поправкам, которого стандартная процедура изменения глав 3–8 Основного закона вовсе не требует, станет своеобразным аналогом референдума, на котором была утверждена Конституция 1993 г.

Ключевые поправки, предложенные президентом в послании и почти не изменившиеся в ходе обсуждения в Госдуме, касаются перераспределения полномочий между ветвями власти. Их главная идея – отход от учрежденной в 1993 г. суперпрезидентской республики, но с параллельным созданием новой системы сдержек и противовесов.

Например, Дума в результате реформы получит право утверждать не только премьера, но и вице-премьеров и «гражданских» министров (а президент будет обязан их назначить) – но в то же время на конституционном уровне будет закреплено прямое подчинение силовых ведомств президенту (пока это регулируется лишь законом «О правительстве»). Премьер сможет самостоятельно вносить в Думу кандидатуры членов правительства (сейчас он предлагает их президенту) – но это компенсируется правом главы государства осуществлять «общее руководство» правительством. У Совета Федерации появится возможность «консультироваться» с президентом по назначениям силовиков – но одновременно сенаторы потеряют право назначать генпрокурора по представлению главы государства: делать это президент будет единолично после «консультаций» с верхней палатой. И даже поправка об обнулении сроков президента формально уравновешивается тем, что право переизбраться еще на два срока появляется не только у Путина, но и у экс-президента Дмитрия Медведева.

Дополнительные полномочия получит и Конституционный суд (КС), который сможет проверять не только действующие, но и еще не вступившие в силу федеральные и региональные законы. Но в то же время судьи КС и других судов могут быть отстранены от должности Совфедом по представлению президента, хотя сейчас подобные кадровые вопросы решают сами судьи.

Единственным неизвестным в этом властном уравнении пока остается Государственный совет, созданный в 2000 г. как консультативный орган при президенте. С одной стороны, новая норма о формировании Госсовета президентом «в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов публичной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики РФ» дословно повторяет полномочия самого главы государства, закрепленные в ст. 80 Конституции. С другой стороны, возможность превращения Госсовета в параллельный орган высшей государственной власти Путин публично опроверг, заявив, что подобное двоевластие «губительно для России». Но какую роль будет реально играть Госсовет, видимо, останется загадкой как минимум до появления законопроекта, регулирующего его новые полномочия.

Наряду с инициативами о перераспределении властных полномочий в первый вариант законопроекта о поправках вошли и несколько положений социально-экономической направленности. В частности, Путин предложил закрепить в Конституции минимальный размер оплаты труда на уровне не ниже прожиточного минимума и гарантии ежегодной индексации пенсий.

Но внушительный «социально-идеологический» блок появился в законе о поправках еще и «по просьбам трудящихся»: их, как правило, предлагали члены учрежденной президентом рабочей группы, составленной из парламентариев, ученых и представителей общественности. В этом блоке тоже есть ряд заметных новаций – как, например, определение русского языка как «языка государствообразующего народа», норма о защите государством «исторической правды» или упоминание веры в Бога в контексте наследия предков. Кроме того, благодаря присутствию в рабочей группе представителей разных социальных и профессиональных слоев общества Конституция пополнилась целым набором соответствующих «профильных» пунктов, закрепляющих особое отношение государства, например, к здравоохранению, науке, культуре, волонтерству или молодежи.

Но все же большинство этих изменений не являются принципиально новыми и лишь переносят на конституционный уровень нормы, уже содержащиеся в действующих федеральных законах. Это касается в том числе и самых громких и раскрученных в СМИ поправок – как, например, пункты о зарплатах и пенсиях, неприкосновенности границ или брака как союза между мужчиной и женщиной.

У оппозиционеров и экспертов конституционная реформа вызвала смешанные чувства. С одной стороны, многие из них давно выступали за перераспределение президентских полномочий в пользу парламента и правительства, считая парламентскую систему более демократичной и сбалансированной, нежели суперпрезидентская республика образца 1993 г. С другой стороны, путинская реформа, по мнению ее критиков, не только не решает эту проблему, но и наносит удар по самой Конституции как единому правовому механизму со множеством внутренних межстатейных связей.

Основные претензии к поправкам можно разделить на две группы: процедурные и содержательные. А наиболее полно на эту критику ответил КС в своем заключении на принятый парламентом закон.

«Независимая газета» пишет, что Владимир Путин допустил, что будет выдвигаться на очередной – в сумме пятый – президентский срок. «Я для себя еще ничего не решил. Я не исключаю возможности этого. Если это возникнет в Конституции, возможность баллотироваться, посмотрим. Там видно будет», – сказал он в эфире канала «Россия-1».

Возможность, о которой упомянул Путин, содержится в поправках к Конституции, а точнее в примечании к пункту 3 статьи 81. В прессе и народе это лаконично называют обнулением сроков. Распространенным является мнение, что именно ради этого маневра в Конституцию и вносится целый пакет разнообразных изменений в Основной закон.

Одновременно Путин высказал суждение, которое можно считать ключевым в вопросе об обнулении. «Если этого не будет, года через два, я знаю это по собственному опыту, уже вместо нормальной ритмичной работы на очень многих уровнях власти начнется рысканье глазами в поисках возможных преемников», – заявил он.

Похожие высказывания Путина звучали в 2017 году, когда от него настойчиво добивались ответа на вопрос, будет ли он выдвигаться на четвертый срок. Президент тогда говорил, что после объявления о начале предвыборной кампании все «сразу перестают работать» и думают о том, как сохранить свое место. Это путинский стандарт: он считает, что аппарат нужно держать в тонусе, то есть в напряжении.

Вполне вероятно, что сейчас происходит то же самое, и слова Путина про «рысканье глазами» – вполне искренняя декларация об опасениях и намерениях. Действующий президент уже 20 лет у власти, он прекрасно знает выстроенную им же систему, видит ее внутренние трансформации, понимает логику бюрократии всех уровней. У людей, причастных к власти, образующих группу влияния, растут амбиции. И столкновение этих амбиций может оказаться неизбежным и неконтролируемым, как только станет известно точно, что привычный арбитр, то есть Путин, уходит. Вывод? Об этом и не должно быть известно. И даже больше: всем надлежит думать, что Путин никуда уходить не собирается.

Означает ли это конец новой операции «Преемник»? Скорее, снижение градуса публичных спекуляций на эту тему. Путин после принятия поправок оставит себе огромное поле для политического маневра. Он скорее всего продолжит искать преемника, но не будет ограничен временными рамками. Путин может в конце 2023 года объявить, что не пойдет на новый срок. Может пойти, а потом решить уйти досрочно. Наконец, он может действительно остаться у власти еще на шесть лет. Меняется акцент: Путин уйдет, когда сам создаст для этого подходящие условия, а не станет спешно готовить свой уход к тому времени, когда ему это предписывает закон.

За 20 лет Владимир Путин приучил общество к неожиданным кадровым шагам. Никто не предполагал, что в 2007 году премьер-министром станет Виктор Зубков. Он выполнил свою задачу и ушел в аппаратную тень. Точно так же мало кто мог ожидать назначения именно Михаила Мишустина на пост главы правительства этой зимой. Путин руководствуется собственной логикой, не обращая внимания на публичные запросы и ожидания.

Власть оправдывает обнуление тем, что это обеспечит стабильность. Но это не стабильность институтов, которой можно было бы уделить больше внимания при действующих президентских полномочиях. Скорее обеспечивается устойчивость созданной системы, неизменность ее внутренних правил игры, продолжительность личной власти. Владимир Путин думает о преемнике, который будет блюсти интересы нынешнего президента. Ровно по этой же логике он сам стал 20 лет назад преемником Бориса Ельцина