Европа против Венгрии: что это значит

Европа против Венгрии: что это значит

19 июня 2020 г. 15:28

Вертикализация всех систем управления и урезание суверенитетов - это самое главное последствие того экономического, политического, психологического и институционального кризиса, в который Евросоюз погрузился из-за коронавируса.

Вертикализация - то есть принуждение всех стран Евросоюза к беспрекословному подчинению решениям Еврокомиссии - проходит в трех плоскостях: экономической, политической и ценностной.

В экономической плоскости основные баталии разворачиваются вокруг вопрос всеобщего европейского долга, по которому будут платить все страны Евросоюза, а распределять полученные деньги будет Еврокомиссия. В политическом плане основные конфликты разворачиваются в борьбе за право контроля над внешней политикой, включая участие или неучастие конкретных стран в китайском глобализационном проекте "Один пояс - один путь", а также допуск Huawei к европейской телекоммуникационной инфраструктуре (и нужно подчеркнуть что Huawei - это чисто политический, а не экономический вопрос). А в ценностном плане - Еврокомиссия пытается принудить Венгрию (и Польшу) к принятию той идеологии, которую пропагандируют европейские (брюссельские) политические НКО, в том числе работающие в тесном сотрудничестве с наиболее левыми или глобалистскими политическими силами.

Именно в этом ключе следует воспринимать решение Суда Евросоюза, согласно которому Венгрия нарушает запрет на дискриминацию своими законами, которые ограничивают права и возможности НКО, финансируемых из-за пределов Венгрии.

Показательно, что никаких настоящих запретов (на регистрацию, на ведение публичной деятельности, на выступление в СМИ или сбор пожертвований) в скандальном законе 2017 года - не предусмотрено. Закон на самом деле требует только радикальной транспарентности: НКО, финансируемые иностранцами, должны зарегистрироваться в специальном реестре "организаций, поддерживаемых из зарубежа", а также публиковать список финансовых доноров. Никакие объяснения официального Будапешта о том, что закон направлен на борьбу с отмыванием денег и повышение прозрачности гражданского общества не произвели впечатления на европейских судей, для которых вероятно оказалось принципиально важным вопросом лишение венгерских граждан возможности знать кто финансирует ту или иную политическую и пропагандистскую деятельность у них в стране. Очевидно, что конфликт носит идеологический характер и главная претензия к премьеру Орбану заключается в том, что он пытается лишить глобальные НКО (фактически контролирующие европейскую политическую и идеологическую повестку) возможности создавать иллюзию общественного консенсуса по ключевым идеологическим вопросам для венгерского общества.

Шансы на то что Венгрия и Польша, которые сейчас являются мятежными провинциями будущей "Европейской федерации", а именно к этому формату существования двигается Евросоюз, являются примерно нулевыми - все финансовые, идеологические и институциональные рычаги давления - находятся в руках Еврокомиссии. А значит, принуждение к повиновению (возможно, в формате эдакой "цветной революции") - это исключительно вопрос времени.

Если суммировать все действия Еврокомиссии в плане экономической политики, ограничения национального суверенитета, Одни ценности, один центр управления, один долг, один Евросоюз. Почему-то все попытки объединить европейский континент в рамках какой-то политической схемы неизменно заканчиваются чем-то, что не может не вызвать негативных исторических ассоциаций.