Чуть меньше чем за две недели до голосования по Конституции многие определились

Чуть меньше чем за две недели до голосования по Конституции многие определились

19 июня 2020 г. 9:47

Обзор прессы 19 июня

Ряд ведущих федеральных изданий сегодня вышли с публикациями на главную тему последнего месяца – подготовку к всенародному голосованию по поправкам в Конституцию РФ. В целом, как следует из материалов большинство партий и граждан, которые так или иначе следят за политикой определились с тем, пойдут ли они на избирательные участки и в какой графе поставят галочку.

«Коммерсант» сообщает, что согласно опросу ВЦИОМа, 67% россиян в целом планируют принять участие в голосовании за поправки к Конституции. 47% твердо уверены в этом. В четверг ВЦИОМ опубликовал опрос, посвященный желанию россиян принять участие в голосовании по поправкам к Конституции. Исследование было проведено 15 июня по заказу Экспертного института социальных исследований. Согласно результатам опроса, 74% опрошенных знают о проведении голосования 1 июля, 76% осведомлены о проведении голосования в течение пяти дней — с 25 июня по 1 июля, 47% точно намерены принять участие в голосовании, еще 21% респондентов говорят, что, скорее всего, пойдут на него.

Издание напоминает, что, хотя юридического порога явки на общероссийском голосовании нет, глава ЦИКа Элла Памфилова неоднократно заявляла, что комиссия заинтересована в максимальном участии граждан. Однако, по словам источников “Ъ”, у Кремля все же есть индикативные показатели по явке на общероссийском голосовании.

Как сообщали ранее источники “Ъ”, в феврале представители внутриполитического блока администрации президента объясняли вице-губернаторам, что наиболее удачным возможным результатом будет считаться 70% «за» при явке 60% избирателей.

Однако, сейчас источник “Ъ” в АП называет другие индикативные показатели: явка выше 55% может считаться отличной, выше 50% — нормальной. В то же время стремление любой ценой получить явку больше 60% может подорвать «легитимность» голосования.

По словам собеседника “Ъ”, ожидаемый результат «за», исходя из данных социологических исследований, составляет примерно 60%. 2 июня ВЦИОМ действительно провел опрос, согласно которому 48% россиян собирались принять участие в голосовании, а 61% из них утверждали, что поддержат поправки.

Впрочем, другие собеседники “Ъ” называют иные цифры. Так, источник “Ъ”, близкий к администрации президента, утверждает, что сейчас ожидаемые показатели явки для разных регионов определяются индивидуально, исходя из их «электоральной истории». Другой собеседник “Ъ” утверждает, что регионам действительно часто рассказывают о результатах опросов, согласно которым высоким показателем явки по-прежнему может считаться участие в голосовании 60–65% избирателей, а явка 50–55% все-таки средний уровень.

Официально представители региональных властей обычно отрицают наличие каких-либо показателей по явке. Так, вице-губернатор Санкт-Петербурга Ирина Потехина, курирующая внутреннюю политику, заявила “Ъ”, что не слышала о каких-то спущенных сверху цифрах. Пресс-секретарь губернатора Челябинской области Сергей Зюсь заявил, что «впервые слышит» о каких-то показателях по явке.

Вице-губернатор Свердловской области Сергей Бидонько считает, что легитимность голосования обеспечит явка 60% избирателей. «Мы должны сделать все возможное, чтобы большее число людей проголосовало, чтобы они имели такую возможность и могли воспользоваться ею»,— считает он.

Источники “Ъ” в регионах, в свою очередь, называют разные параметры ожидаемой явки.

Так, мэр одного из городов Иркутской области на условиях анонимности утверждает, что новых установок до сих пор нет. По его словам, весной до него довели индикативные показатели явки 60% и уровня поддержки 70%. Больше никаких сведений он не получал.

В Краснодарском крае гражданские активисты на условиях анонимности подтвердили “Ъ”, что в муниципалитетах проводят встречи с активистами местного самоуправления, которым сообщают об ожидаемом уровне явки 70%. Собеседник, знакомый с ходом подготовки голосования в Пермском крае, рассказал, что там ожидаемый показатель явки составляет 50–60% избирателей.

Источник, близкий к правительству Приморья, утверждает, что региональным властям сообщили результаты исследований, демонстрирующие явку 70%. «Эти данные воспринимаются исключительно как ориентир», — пояснил собеседник “Ъ”. Источник в одной из администраций регионов ЦФО рассказал “Ъ”, что явка 60% считается хорошим показателем, а 50% — низким. Ожидается, что поправки поддержат 70% избирателей.

Политтехнолог Григорий Казанков считает, что Кремль, скорее всего, исходит из показателей голосования за Конституцию 1993 года. Явка избирателей тогда составила 54,8%, «за» проголосовали 58,4%. «Главное, чтобы в целом за поправки проголосовало больше»,— предполагает он.

Политолог, экс-сотрудник администрации президента Владимир Шемякин считает, что для Кремля наиболее желаемым результатом была бы поддержка поправок более чем половиной избирателей. Однако, по его словам, «политическим планированием» занимаются реалисты, которые учитывают и боязнь граждан заразиться коронавирусом, и сезонный фактор. Все это, по его словам, сильно усложняет прогнозирование Разность же в показателях регионов он объясняет учетом их электорального потенциала. Господин Шемякин считает, что более или менее точный прогноз будет только примерно за две недели до голосования.

«Независимая газета» тем временем пишет, что КПРФ не отказалась от всероссийского социально-экономического протеста 20 июня и мероприятий 22 июня в память о начале Великой Отечественной войны. Левые подавали заявки на митинги и демонстрации во всех крупных городах, но везде было отказано. Акции пришлось минимизировать до пикетов и встреч граждан с депутатами. Пока руководство Компартии поддерживает оппозиционный градус требованиями отменить электронное голосование и не драпировать Мавзолей Ленина в ходе парада 24 июня. По мнению экспертов, коммунистам нет смысла идти на радикализацию, поскольку они работают со своим ядерным электоратом.

20 июня коммунисты намерены поднять лозунг «Защитим социально-экономические права граждан!».

На совещании штаба протестных действий, по информации «НГ», было решено затронуть и тему поправок к Конституции и общероссийского голосования по ним.

Глава штаба, зампред ЦК КПРФ Владимир Кашин, сообщил «НГ», что партия подавала заявки по всем регионам на шествия и митинги, но в связи с эпидемиологическими ограничениями везде был отказ. Поэтому было решено проводить массовые пикеты, где это возможно, а где нет – там одиночные. Кашин заявил, что КПРФ теперь попытается подать уведомления на 27 июня и 4 июля. Последняя дата, например, была выбрана для Москвы.

Зампред ЦК КПРФ Дмитрий Новиков пояснил «НГ», что в Москве, Петербурге и многих других крупных городах коммунисты обращались к властям по несколько раз. Последний переговорный день – это пятница, 19 июня. «На сегодняшний день не согласован ни один большой митинг или демонстрация», – подтвердил он. В столице 20 июня пройдут две встречи граждан – с депутатами Мосгордумы и Госдумы Николаем Зубрилиным и Валерием Рашкиным. В остальных регионах форматы уличной активности выбираются в зависимости от тамошних условий. При этом Новиков подчеркнул, что одной из основных тем протеста будут поправки к Конституции.

А вот 22 июня в основном будут именно памятные мероприятия о войне. Впрочем, лидер КПРФ Геннадий Зюганов уже политизировал и этот день. Он еще раз публично выступил против драпировки мавзолея Ленина на время Парада Победы. Президенту Владимиру Путину уже направлено соответствующее обращение от имени Компартии и примерно 40 общественных объединений. «Полагаем недопустимым скрывать мавзолей В.И. Ленина за любого вида драпировкой и изменять его повседневный облик – столь значимый и дорогой для граждан страны», – заявил Зюганов.

Как пояснил Новиков, коммунисты всячески поддерживают желание власти чествовать ветеранов и чтить память победителей, но «надевание маски на мавзолей считаем неприемлемым». Вот таким образом он и ответил на вопрос «НГ», примет ли руководство партии участие в мероприятии, даже если требование не будет выполнено. Кстати, мавзолей уже сейчас не просто задрапирован, а фактически стерт с Красной площади с помощью искусно сделанной выгородки.

Еще одним как бы жестким заявлением Зюганова стал его призыв к главе Центризбиркома Элле Памфиловой отказаться от использования дистанционного электронного голосования на выборах всех уровней и голосовании по поправкам к Конституции. Правда, не очень понятно, почему КПРФ не выходила с таким требованием к тому же президенту, у которого была возможность возвратить законопроект на доработку в парламент. Видимо, Зюганов потому и не требовал этого от Путина, что заранее знал, какой тот даст ответ.

Президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов пояснил «НГ», что КПРФ «только потому не организует традиционные митинги и демонстрации, что почти везде действуют ограничительные меры, а не потому, что не смогла или не захотела».

Однако он признал, что с точки зрения внешнего наблюдения все эти действия направлены на мобилизацию собственного электората. Активных же попыток выхода на общепротестного избирателя действительно нет из-за ограниченного набора инструментов. По мнению эксперта, для работы с более широкой аудиторией левым нужны свежие идеи, заявления по драпировке мавзолея рассчитаны только на ядро сторонников. «Привлечение внимания к себе, апелляция только к своим – это стандарт работы КПРФ. Коммунисты не знают, под каким лозунгом можно сплотить общепротестный электорат, да и не стремятся к этому», – считает Куртов.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев согласен, что налицо работа с базовым электоратом, все планы и акции нацелены на мобилизацию актива. «О попытке расширить ряды поддержки через апелляции к конституционному голосованию пока говорить не приходится, хотя возможности для этого есть. Кстати, ими уже пользуются отдельные депутаты-коммунисты», – пояснил эксперт.

Калачев констатировал актуальность прежних выводов: «В целом КПРФ не готова вставать в жесткую оппозицию власти, последние 20 лет она остается системной партией. У нее и нет причин для радикализации, которая только и могла бы привлечь общепротестного избирателя. Пока коммунистов устраивает роль второй партии в стране, тем более что поддержка и так растет из-за ухудшения экономической ситуации, падения социального самочувствия, а следовательно – роста левых настроений. Коммунисты же, как всегда, борются за мандаты, а не за власть, потому и ведут кампанию с опорой исключительно на своих».