К 30-летию российского суверенитета

К 30-летию российского суверенитета

12 июня 2020 г. 13:12

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

12 июня – день России. Государственный праздник, смысл которого до сих пор, 30 лет спустя, остаётся непонятным для многих сограждан. В этом году, похоже, ни одна из наших ведущих социологических компаний по этому поводу опросов не проводила. Так что приходится опираться на данные прошлогоднего опроса ФОМа – с предположением, что сильно измениться за год они не могли.

Напомню, год назад 56% респондентов воспринимали эту дату только как дополнительный выходной и лишь 34% как праздник. А думали про остальных ещё пессимистичнее, то есть полагали, что воспринимающих 12 июня только как выходной в стране – 62%, а как праздник – 24%.

Ответы на конкретные вопросы общую картину только усугубляют. 21% в ответ на вопрос «Почему вы считаете правильным отмечать годовщину принятия Декларации о суверенитете России как праздник?» согласились с тем, что это «важная историческая дата, день образования новой России». Но 23% с ответом затруднились. И не случайно! Ведь в реальности 12 июня 1990 г. никакой «новой России» не появилось, а появилась лишь возможность «новизны». И не только для России.
Отсюда вполне понятно, почему опция - «Этот праздник вызывает чувство патриотизма, объединяет людей» - собрала лишь близкие к статистической погрешности 4%! Если не понятно, что празднуем, то как это может объединять?!

Цифры, особенно последняя, мягко говоря – не впечатляют. Как такое может быть, что «День России» вызывает чувство патриотизма только у 4% соотечественников?! Неужели Россия почти ни для никого ничего не значит?? Не совсем так. Или – совсем не так. Значит и очень многое. Достаточно взглянуть на опрос того же ФОМа от 31 мая 2015 г. Тогда впервые и единственный раз число тех кто реально праздновал День России превысило число тех, кто прожил его как ещё один «выходной». Первых было 45%, вторых – 42%.

И дата опроса говорит сама за себя. Эффект возвращения Крыма и Севастополя, начало героического сопротивления насильственной украинизации на Донбассе – всё это придало дате 12 июня вполне ощутимый патриотический ореол. Но уже через год цифры вернулись к основному тренду: лишь 29% россиян День России праздновали, а просто отдыхали – 55%.

Что же с этим праздником не так?

На мой взгляд – вот что. Во многом по незнанию, в значительной степени из-за инстинктивного отторжения всего трагического опыта «лихих девяностых» и отчасти ввиду конкретного интереса определённой политической силы само первоначальное событие, с этим праздником неразрывно связанное, обросло устойчивыми и для большинства явно негативными мифами. Которые, кстати, эффективно эксплуатируются многими нашими бывшими «союзниками» по СССР. И стержневой миф – именно Декларация о государственном суверенитете, принятая Съездом народных депутатов РСФСР, стала триггером (или даже причиной) последующего процесса распада СССР.

Насколько этот миф соответствует реальности? Проверим.

Декларация о суверенитете Эстонии принята Верховным Советом республики 16 ноября 1988 г. Аналогичная Декларация в Латвии принята 29 июля 1989 г. Акт о восстановлении Литовского государства принят 11 марта 1990 г. Это означает, что де факто весной 1990 г. СССР как союз 15 советских социалистических республик существовать перестал. Вопрос стоял так: крепить Союз танками или переформатировать его таким образом, чтобы всем «союзникам» в нём захотелось жить по собственной воле?

12 июня 1990 года только что избранные народные депутаты во главе с Председателем Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельциным принимают «Декларацию о государственном суверенитете РСФСР».

Голосовали 929 народных депутатов: 907 – за, 13 – против, 8 воздержались. Зачем нужно было это делать, если в ст.76 Конституции СССР была статья 76, где говорится: «Союзная республика - суверенное советское социалистическое государство, которое объединилось с другими советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик». Однако на деле это был ограниченный суверенитет, поскольку в статье 74 утверждался приоритет союзного законодательства: «Законы СССР имеют одинаковую силу на территории всех союзных республик.

В случае расхождения закона союзной республики с общесоюзным законом действует закон СССР».
Поэтому в 5-м пункте Декларации Съезда специально констатируется «верховенство Конституции РСФСР и Законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории. Разногласия между Республикой и Союзом разрешаются в порядке, устанавливаемом Союзным договором».

О каком договоре идёт речь после того, как Россия объявила свой суверенитет? Читаем пункт 6: «Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика объединяется с другими республиками в Союз на основе Договора. РСФСР признаёт и уважает суверенные права союзных республик и Союза ССР».

А ещё - пункт 15: «Настоящая Декларация является основой для разработки новой Конституции РСФСР, заключения Союзного договора и совершенствования республиканского законодательства».

Важно отметить, что эта инициатива возникла задолго до референдума об «обновленном СССР» в марте 1991 г. и так называемого «Огаревского процесса», нацеленного на создание Союза Суверенных Государств. Напомню, что ССГ мог состояться только как союз лишь 9 государств (Прибалтика, Молдова, Грузия и Азербайджан входить не планировали). И если бы союзные власти начали процесс обновления страны на основе российской Декларации от 12 июня 1990 г., то результат мог бы быть несколько иным. И Владимиру Путину не пришлось бы говорить о «крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века».

Разумеется – история не знает и знать не хочет никакого сослагательного наклонения. И, скажем, вероятности того, что прибалтийские государства согласились бы добровольно остаться в составе обновлённого Союза, даже приблизительно просчитать невозможно. Но вот прояснить и, так сказать, узаконить смысл Декларации о российском суверенитете, возможно вполне. А этот смысл простой и однозначный: Россия в лице своих народных депутатов предлагала остальным республикам уже разваливавшегося СССР новый Договор.

 По сути своей схожий с тем, который был заключён 30 декабря 1922 года между РСФСР, УССР, БССР и Закавказской СФСР. С тем существенным отличием, что никакой КПСС как «руководящей и направляющей силы» в нём не предполагалось. А предлагалось конкретно в качестве общесоюзного образца: «12. РСФСР гарантирует всем гражданам, политическим партиям, общественным организациям, массовым движениям и религиозным организациям, действующим в рамках Конституции РСФСР, равные правовые возможности участвовать в управлении государственными и общественными делами. 13. Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства».

Это значит, что День России – это праздник для всех. И для тех, кто не смотрит на неё как на «обломок империи», а любит, ценит и верит в Россию нынешнюю. Но так же и для тех, кто живёт ностальгией по прошлому, кому Россия – не Россия, если она не размером с Советский Союз. Или, кому, как говорилось в незабвенном кинофильме: «За державу обидно».
Потому что, во-первых, именно Россия сделала всё возможное, чтобы удержать в Союзе всех, кого ещё можно было удержать. И Декларация 12 июня 1990 г. это неопровержимо доказывает. Нам не в чем себя винить, не в чем оправдываться и стыдливо прятать глаза, когда кто-то намекнёт – мол, праздновать-то нечего. 12 июня – это был мужественный акт и это был, голос русского народа в его всероссийском формате.

Это, действительно, был акт всенародного единения в стремлении к справедливому, свободному и честному обществу. Акт противостояния страху, приспособленчеству и цинизму, проевшему Советский Союз и КПСС сверху донизу. Надо бы помнить об этом и радоваться этим светлым минутам нашей по большей части подневольной советской истории. Вот о чём должен быть этот праздник.

А, во-вторых. Если внимательно всмотреться в постсоветский пейзаж и спросить: как там дела с суверенитетами и независимостью? То есть с теми лозунгами, под которыми после провала августовского путча ГКЧП, от нас разбежались все наши бывшие «союзники».

Да так споро, что к началу декабря 1991 г. от СССР остался лишь красный флаг на кремлевской резиденции первого последнего Президента Союза.

Так вот. Если внимательно всмотреться в так называемое «ближнее зарубежье», то с некоторым удивлением замечаешь, что с лозунгами что-то явно не так. То есть, государства вроде бы есть. При чём, важно отметить, что это – исключительно благодаря терпимости, которую проявила Россия, не ставшая давить танками стремление союзных некогда республик к самостоятельности и свободе. Как говорил в аналогичном случае наш первый, но не последний Президент: «Берите суверенитета, сколько сможете проглотить».

И, казалось бы, взяли. Но с «проглатыванием» получилось не очень. А теперь насчёт суверенитета – вопросы. К некоторым особо гордым – даже очень большие вопросы. А единственная страна из бывшего СССР, к которой по суверенитету вопросов нет, это – Российская Федерация. Проще говоря – Россия.

Именно поэтому 12 июня нужно отмечать как День не просто России, а именно России суверенной. Страны, в Конституции которой после принятия поправок будет статья 67 с частью 21, которая начинается словами: «Российская Федерация обеспечивает защиту своего суверенитета и территориальной целостности». И никто ничего с этим поделать не сможет. Кроме как – признать.