Есть ли демократия в Великобритании?!

Есть ли демократия в Великобритании?!

5 июня 2020 г. 11:17

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

На первый, на второй и даже на третий взгляд вопрос, заданный в заголовке может показаться абсурдным. Какие и у кого могут быть вопросы к стране, которая во всех международных рейтингах, измеряющих степень демократичности политических режимов, стоит в первой двадцатке или десятке?! Как, например, в рейтинге The Economist Intelligence Unit (EIU) за 2019 год, где Соединённое Королевство занимает 14-ю позицию с индексом 8.52 (из 10 возможных). И входит в топ-двадцать стран, в которых наблюдается полноценная демократия (“full democracy”).

Вы, наверное, ожидаете, что такой вопрос может задать какой-нибудь коварный «русский пропагандист» из холдинга RT или «русский блогер/хакер» из «конторы Пригожина» с очевидной целью: посеять рознь и недоверие  британцев к своей веками проверенной политической системе? Увы, ваши ожидания на этот раз – «мимо кассы». Такой вопрос и практически отрицательный ответ на него задаёт британец и не просто британец, а колумнист одной из ведущих газет страны.

Но если Вы изначально предполагали «русский след» в самом вопрошании на эту тему, то, не сдаваясь в своём предположении, станете утверждать, что этот британец – на самом деле либо «агент влияния», либо просто «русский шпион». Увы – мимо и на этот раз. Этот британец – колумнист The Guardian Джордж Монбиот (George Monbiot), который свою недавнюю колонку так прямо и назвал: «Утверждение Британии о том, что она является работающей демократией – блеф». Перевод вольный, для точности и для пуристов привожу английский оригинал: «Britain's claims to being a functioning democracy are only skin deep».

Последний шанс. Мы все помним «Красную капеллу» и Кима Филби. А посему – почему бы не предположить, что Джордж Монбиот и есть современный «аватар» этого самого «красного» Филби? Ведь и газета-то – вполне себе левая, и под прикрытием «журналиста» вполне может скрываться «марионетка Путина». Исподволь работающая на развал Британии и – уже не её империи, но Содружества? Опять же, вспомним нашего Рихарда Зорге

Аргумент сильный. И мог бы быть засчитан в качестве «нокаутирующего удара». Если бы не одно «но». Сам Монбиот обвиняет премьера Джонсона в том, что тот скрывает доклад о «российском вмешательстве в британскую политическую систему». И продолжает: «Содержит ли он детали незаконного финансирования консервативной партии? Или сведения об обществе «Консервативные друзья России», приём которого посетил Каммингс? Ключевой фигурой в этой группе был человек, которого впоследствии подозревали в качестве русского шпиона. Имеется его фото вместе с Джонсоном, которого он охарактеризовал как "хороше«о друга». Что происходит? Без доклада парламентской комиссии по разведке и безопасности мы можем только гадать».

Если Вас и этот пассаж не убедил – что ж, сдаюсь. Может быть действительно Джордж Монбиот - наш агент и шифруется настолько тонко, что британцы его принимают за полностью своего. А он, тем временем… Так давайте же, наконец, посмотрим, что именно он «тем временем» проделывает и как он подтачивает «устои», позволяя себе отрицать наличие демократии в Британии.

Вот так вкрадчиво он начинает: «Живём ли мы при демократии? Вы вполне вправе задать вопрос. Никем не выбранный советник, судя по всему, располагает большей властью, нежели премьер-министр и, похоже, не несёт никакой ответственности перед народом или парламентом. Борис Джонсон принимает беспечные решения в сфере здравоохранения, которые могут подвергнуть риску тысячи жизней, лишь с очевидной целью – выбраться из той политической ямы, в которой он сидит сейчас. Парламент урезан в своих полномочиях после произвольного решения правительства о том, что члены не могут больше принимать участие в голосованиях удалённо. А, поскольку правительство совершает одну катастрофическую ошибку за другой, кажется, что нет эффективных путей сделать его подотчётным».

Всё это бесспорные (или – спорные) факты, обрисовывающие текущую ситуацию при очень критичном взгляде слева. Но достаточно ли перечисленного, чтобы заявлять об отсутствии демократии в Британии? Ну да – советник Доминик Каммингс отвечает за политическую стратегию и тактику правительства Джонсона. И в этом смысле можно сказать, что у него больше власти, чем у премьера. Но что тут удивительного? Премьеры и президенты всех демократических стран привлекают к выработке ключевых решений советников, которых никто не избирал. И на этом основании никто, вроде бы, не бьёт в колокола, заявляя, что демократия под угрозой.

Ну да, Джонсон своим советником, показавшим свою незаменимость уже в нескольких критических ситуациях, дорожит. И увольнять его – на потребу политическим оппонентам – не собирается. Даже после того, что Каммингс явно нарушил режим самоизоляции, отправившись в автопутешествие из Лондона на 400 километров к северу к своим родителям. Поскольку боялся, что он, как и его супруга, заражены коронавирусом, что ставит под угрозу жизнь их четырёхлетнего сына.

Далее. Решения Джонсона относительно мер по борьбе с пандемией могут быть спорными или даже ошибочными, но вменять ему исключительно заботу о своей политической «шкуре» при принятии таких решений – это как-то чересчур. Даже при том, что любое решения политика в любой сфере жизнедеятельности общества всегда будет иметь политические последствия.

Парламент урезан в своих полномочиях после отмены процедуры удалённого голосования? Есть такое дело. Однако – при том, что у Джонсона большинство в 80 голосов, влияет ли это решение на что-нибудь? Ответ очевиден.

Стало быть – «инцидент исперчен» (вспоминая предсмертную записку Маяковского) и грубый «наезд» левого колумниста на демократически устои британской демократии полностью отражён? А вот и не так.  Зачин колонки – это только «цветочки», а настоящие «ягодки» ещё впереди. Давайте отведаем.

Начнём с первой и, кажется, самой «вкусной»: с роли «больших денег» в британской политической системе. Дж.Монбиот утверждает, что система позволяет «большим деньгам» – миллиардерам и корпорациям – оказывать большее влияние на политику, чем электорат. Разные полутайные организации сводят «большие деньги» и политиков (консервативных, разумеется!), в результате чего последние выполняют «заказы». И это – прямая коррупция, поскольку выборы выигрывают не избиратели, а «большие деньги». Что превращает «демократию в плутократию».

Вот новость! Для тех, кто читал К.П.Победоносцева о «великой лжи нашего времени», или, наоборот – В.И.Ленина про «буржуазную демократию», всё вышесказанное представляет собой скучную банальность. Для полноты картины можно было бы добавить парочку цитат из “Mein Kampf”, но, думаю, этот автор в разговор о британской демократии вписывается не очень. Проще сделать давно сделанный вывод: деньги действительно влияют на политику, на результаты выборов в первую очередь. Но обеспечить абсолютную финансовую «стерильность» политического процесса никогда, нигде и никому ещё не удавалось. И не удастся до тех пор, пока деньги в их реальной роли инструмента рыночной (капиталистической) экономики существуют.

Следующая «ягодка»  в «лукошке» нашего колумниста («нашего» - фигурально, конечно) – это претензия к многовековой так называемой «Вестминстерской системе», которая поддерживает двухпартийную парламентскую структуру и практически перекрывает возможность для остальных партий получить места в Палате Общин. Оценивая итоги последних парламентских выборов, Дж.Монбиот язвительно замечает, что даже при огромной якобы роли «больших денег» в триумфе тори, они не смогли набрать больше половины голосов. Своё подавляющее большинство они получили при 43.6% голосов избирателей. И, если бы не система “first-passed-the-post” (выборы в одномандатных округах в один тур), то получился бы «подвешенный Парламент».

То есть, то, что случилось после злополучного решения Терезы Мэй объявить досрочные выборы в мае 2017 г. по итогам которых для формирования правительства большинства ей пришлось создавать коалицию с североирландскими демократическими юнионистами (DUP). Что в дальнейшем добавило определённую лепту в её фиаско на посту премьера. А сейчас, при огромном парламентском большинстве, правительство тори даже при полной утрате народного доверия, сможет править в течение положенных по закону пяти лет.

Следующая «ягодка»  будет одной из самых «ядовитых». Дж.Монбиот поднимает вопрос о тотальной архаичности всей британской политической конструкции – начиная с малопонятных парламентских процедур и ритуалов, выделения особых учебных заведений, в которых формируется будущая политическая элита и заканчивая институтом монархии. Глава государства – никем не избранная персона с полномочиями, которые – в отсутствие писанной Конституции – были взяты на себя премьер-министрами. И премьеры правят, фактически, как хотят.

А тут ещё и Палата Лордов, частично наследственная, в которую по своему усмотрению те же премьер-министры назначают кого угодно. Нередко – как раз своих финансовых доноров, что в других странах, утверждает колумнист, однозначно считалось бы коррупцией. А тот факт, что среди пэров заседают и епископы англиканской церкви, вообще превращает Соединённое Королевство чуть ли – о ужас! - не в Иран…

В общем, на фоне других стран, успешно применяющих современные «демократические техники», Британия выглядит каким-то «мастодонтом», неспособным соединить репрезентативную систему с демократией участия.

И последняя «вишенка на торте» - это сеть печатных медиа, владельцами которых являются живущие за рубежом миллиардеры и мультимиллионеры. А также «фабрики мысли» (Thinktanks), формулирующие и тестирующие те или иные политические стратегии для правительства и обеспечивающие офис премьера советниками. Все они составляют своего рода «внешнее кольцо» обороны, которое нынешняя система соорудила для защиты от народа.

В общем: «Нет, ребята, всё не так! Всё не так, как надо!»

На этой бессмертной фразе Владимира Семёновича можно было бы и закончить «ягодный сбор». Но всё же приоритет – автору:

«Наша политическая система снаружи выглядит как демократия, но в огромной степени контролируется недемократическими силами. Мы оказываемся по внешнюю сторону решётки крепостных ворот, беспомощно наблюдая за тем, как важнейшие для нас решения принимаются без нас. И если есть что-то, что нам показывают многочисленные фиаско, связанные с коронавирусом, то это – потребность в радикальных переменах».

 P.S. Настоятельнейшая потребность в «радикальных переменах», «конституционной революции», переходе на пропорциональную избирательную систему, упразднение Палаты Лордов и пр. и пр. – всё это не раз и не два уже провозглашалось в британской прессе. И всё это – во имя торжества «демократии». Но, почему-то невозможно отделаться от ощущения, что все эти призывы обусловлены только одним – неспособностью британских левых, а именно – лейбористов, заручиться поддержкой, превышающей поддержку консерваторов. То есть - отсутствием собственного Доминика Каммингса.

И ещё. Аргумент: если мы не у власти, значит это не демократия – где-то мы это уже слышали. И не раз. Не правда ли?