«Серый кардинал» Бориса Джонсона

«Серый кардинал» Бориса Джонсона

29 мая 2020 г. 12:10

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Есть в политике фигуры, традиционно именуемые «серыми кардиналами», по поводу которых говорят, что именно они не просто «делают королей» (как положено «свите»), а на самом деле – руководят ими. Такие, своего рода нынешние «Ришелье», но без своих «гвардейцев», поскольку их ресурс – не кулаки и шпаги, а мозги. И ещё – информационно-коммуникационные технологии.

Есть свой «Ришелье» и у премьер-министра Правительства Её Величества королевы Елизаветы II, и зовут его – Доминик Каммингс (Dominic Cummings). Если бы Николай Васильевич Гоголь жил и писал сегодня, то, овладев английским языком, он наверняка сказал бы с присущим ему малороссийским юморком, что «Бог шельму метит». Не потому, что Каммингс – какая-то действительная «шельма», да и Бог тут особо не при чём. Просто так получается, что и имя, и фамилия так счастливо (или несчастливо) звучат, что дают повод для всевозможных по этому поводу лингвистических – политических – острот.

Имя Каммингса на всех крупных маршах и тусовках левых регулярно переделывают в Demonic, а фамилия созвучна глаголу, который очень кстати в нынешней ситуации. В ситуации, когда против Каммингса ополчились не только все левые, но и часть своих – из лагеря тори. А, если судить по британской прессе, то и вообще – весь «белый свет» (не путать с бомондом). Дело дошло до того, что на проезжей части перед домом Камингса появилась надпись, выполненная аршинными буквами: «Dom Cumings and hopefully going". Что значит: «Dom coming and hopefully going». То есть: «Доминик приходит и, будем надеяться, уходит».

Чем же Дом так достал и врагов, и «друзей», и почтеннейшую публику, что требования его уволить пишут даже на асфальте!?

Собственно врагов он достал давно и фундаментально. А враги – это те, кто на референдуме по Брекзиту голосовал против выхода Соединённого Королевства из состава Евросоюза. И проиграл. И это враги – из всех политических лагерей, включая и консервативный. Достал он их ещё раз, когда коварно подвёл всю парламентскую оппозицию (лейбористов в первую очередь) к согласию на досрочные парламентские выборы после того, как премьер Джонсон не выполнил своё обещание: либо умереть, либо провести Брекзит до 31 октября 2019 года. И окончательно достал – выстроив стратегию выборов, которая дала Джонсону победу с большинством в 80 парламентских мандатов.

Уже только из этого шорт-листа побед Каммингса очевидно, что для Джонсона он – фигура неприкасаемая в самом высшем смысле этого слова. Без Дома Борис – как «без рук». Это ещё мягко сказано, хотя – как «без мозгов» прозвучало бы вероятно точнее, но всё же слишком преувеличенно.  Премьер и сам по себе «не лыком шит» (для английского слуха эта поговорка звучит весьма рискованно) – как-никак, а за плечами Итон и Оксфорд. Но ведь «не царское дело» придумывать стратегию победы на выборах, да ещё при этом разбираться в тонкостях таргетирования целевой аудитории с помощью аналитики социальных сетей! И вообще – тащить на себе повседневный груз организации работы правительства, службы советников, собственной канцелярии. Да ещё продумывать до мелочей каждый день заседания Палаты Общин, чтобы провести его так, как выгодно правительству и не дать шанса оппозиции на перехват повестки.

Вот именно всё это и ещё многое другое курирует самый главный советник премьера Дом. Наверное, его можно было бы называть Мажор-Дом – если бы это не ассоциировалось с должностью «старшего слуги» в замке какого-нибудь лорда. Хотя функционально Каммингс – это именно и есть такой «мажордом», без пригляда которого всё «хозяйство» Джонсона рухнет если не в одночасье, то за пару недель – точно.

Так что же такого этот «серый кардинал» (он же «Ришелье», он же «мажордом» и пр.) натворил, что вопрос о его увольнении встал даже в виде пикетирования  у его дома и в виде «уличной разметки»? А выяснилось вдруг, что Каммингс ещё в конце марта, несмотря на строгие правила lockdown’а, введённые правительством, совершил путешествие на машине со своей женой и четырехлетним сыном к своим родителям. А это в графстве Durham – то есть километров 400 от Лондона! Повод для скандала в нынешней ситуации – идеальный. Правительство и сам премьер изо дня в день убеждают британцев оставаться дома, а главный советник премьера «плевать хотел», как говорится.

Именно как «плевок» обществу, как демонстрацию высокомерия, двуличия, лицемерия, презрения к закону и пр., и пр. – истолковали все, кто дожидался своего «часа», натерпевшись обид и неприятностей от «демонического» Каммингса.  И, ладно бы, только в оппозиционном стане: это понятно, логично и политически правильно. Нужно использовать любой шанс, чтобы выставить своего оппонента в неприглядном свете – опуская его, ты, даже если это не так, всё равно хоть на миг станешь казаться выше. И возможно – не только себе.

Но, как уже говорилось, и в стане собственном нашлись у Каммингса «друзья», с которыми никаких «врагов» уже не надо. Даже несмотря на то, что Каммингс объяснил эту поездку чрезвычайными обстоятельствами – подозрением на КОВИД у него самого и у жены и опасениями за здоровье ребёнка – во фракции тори начали раздаваться призывы к отставке советника премьера. Не помогло даже то, что сам премьер вступился за советника, заявив следующее:

«Я пришёл к выводу, что предприняв эту поездку с целью обеспечить правильный уход за своим ребёнком – в момент, когда они оба, он и его жена находились в неопределённой ситуации с коронавирусом, и когда не было альтернативы, - он следовал инстинкту любого отца, любого родителя. Я считаю, что он действовал ответственно, законно и честно, преследуя главную цель – остановить распространение вируса и спасти жизни».

В среду 27 мая, когда Борис Джонсон отвечал на вопросы парламентского комитета по связям – в том числе и по «делу Каммингса», на портале   conservativehome.com висел список из 36 фамилий членов фракции тори, требующих отставки Каммингса. Естественно, все они – заднескамеечники, то есть не особо связаны той дисциплиной, которая предполагается у «сидельцев» первого ряда в Палате Общин, то есть членов правительственной команды. А, связаны они с настроениями своих избирателей в конкретных округах. И, похоже, массированная медийная кампания против Доминика Каммингса даёт свои плоды.

По данным опросов YouGov за последние 10 дней уровень не одобряющих деятельность правительства вырос до 42%, а одобряющих – снизился до 37%. Он-лайн опрос компании на тему «Насколько важная история с Каммингсом?» показывал, что 39% считали её очень важной и ещё 23% важной в определённой степени. На вопрос: «Насколько честно медиа излагали историю с Каммингсом?» 33% ответили, что очень честно и ещё 24% - отчасти честно. 71% считают, что своей поездкой Каммингс нарушил правила lockdown’а. И, наконец, 59% считают, что Каммингс должен подать в отставку.

В итоге электоральные рейтинги консерваторов и лейбористов впервые за полгода максимально сблизились – 44% и 38% соответственно. И в рядах тори намечается если не паника, то некоторое напряжение. Что и становится хорошим поводом для тех, кто, мягко говоря, «фанатом» Джонсона не является, попробовать попрессовать его насчёт «серого кардинала». И этот прессинг вполне может стать точкой серьезного внутрифракционного и даже внутрипартийного раскола.

Да, многие тори, получившие парламентские мандаты, понимают, какую роль в их личном успехе сыграла харизма Джонсона и стратегические разработки Каммингса. Но немало и тех, кто считает, что победу в своём округе они одержали, прежде всего, благодаря своим личным усилиям. А потому – ни лидерство Джонсона, ни советы Каммингса не представляются им чем-то, что не может быть принесено в жертву в обстоятельствах, когда электоральная поддержка партии снижается.

И чем твёрже отстаивает своего советника премьер-министр, тем быстрее накапливается недовольство своим лидером на задних скамейках. А впереди ещё самое главное – решение вопроса о том, на каких условиях Великобритания окончательно выйдет из Евросоюза. Оно будет тем более не простым, что экономика Соединённого Королевства уже серьёзно просела, и в каком состоянии она окажется к концу года едва ли можно предсказать. А ведь Джонсон категорически заверил страну, что, если приемлемый вариант соглашения с ЕС об условиях экономического и прочего сотрудничества не будет принят до конца июня, то случится тот самый “No deal”, на противодействие которому сделало ставку ситуативное оппозиционное большинство в предыдущем парламенте.

Даже в прошлом году, когда никакой пандемией ещё и пахло, большинство экономических экспертов в Британии прогнозировало падение ВВП  страны после Брекзита. И не случайно заказанные правительством экспертизы на этот счёт отказывалась полностью публиковать как Тереза Мэй, так и сменивший её на премьерском посту Борис Джонсон. А что произойдёт теперь, когда экономика Британии практически парализована – не возьмётся прогнозировать никто. Но есть всё нарастающее предчувствие, что - ничего хорошего. И, если так и будет, то политическая карьера тех, кто агитировал за Брекзит, окажется погубленной раз и навсегда.

Да, самые ярые сторонники Remain из фракции тори были Джонсоном «вычищены» или ещё раньше ушли сами. Но тех, кто на референдуме голосовал за Британию в составе ЕС и во фракции, и в партии немало. И при всех официальных «реверансах» в адрес «воли народа» и готовности её выполнять, свою убежденность в том, что Брекзит наносит вред «национальным интересам», они никуда не дели. А, значит, при удобных обстоятельствах могут попытаться взять реванш. И устранение Каммингса из офиса на Даунинг-стрит 10 может стать началом такого реванша.

Может ли это произойти вопреки позиции Джонсона? Да, такая возможность существует. В составе аппарата кабинета министров, которым руководит Секретарь кабинета Марк Седвилл (Mark Sedwill), есть сотрудница по имени Хелен МакНамара (Helen MacNamara), миссия которой – следить за «подобающим поведением и этикой» всех сотрудников  офиса премьера и Уайт-холла (то есть – государственных служащих). Именно ей Секретарь Седвилл скорее всего и поручит вести «дело Каммингса», и она, в свою очередь будет иметь право потребовать от премьера начать официальное расследование по вопросу – нарушил ли Каммингс правила поведения, установленные правительством.

Эта перспектива ничего хорошего для Дома не сулит. Он – вопреки порядку, установленному МакНамарой, подчинил напрямую себе аппарат «специальных советников», то есть советников каждого члена Кабинета министров.  Из-за этого ушёл из правительства прежний министр финансов Саджид Джавид, да и остальные министры особенно рады этой инициативе Каммингса не были. И, кроме того, не прекращаются разговоры о том, что верный «Санчо Панса» Бориса Джонсона – Марк Седвилл уже давно подумывает об уходе на пенсию. А на своё место готов рекомендовать именно Хелен МакНамару.

Если это случится, то на позиции Секретаря Кабинета британского правительства впервые за всю историю окажется женщина. А как раз сейчас активно циркулируют слухи о том, что Джонсон намерен перетасовать состав Кабинета – с целью увеличить количество женщин, в том числе. На этот счёт его напрямую спрашивали на том заседании парламентского комитета по связям, где он в очередной раз отстаивал своего «серого кардинала».

На сегодняшний день велика вероятность, что МакНамара постарается сделать всё, чтобы убрать Доменика Каммингса с позиции самого главного советника премьера и вообще – убрать с Дауниг-стрит 10. Тем более, что по сообщению газеты The Telegraph, полиция Durham’а якобы полагает, что советник Джонсона мог нарушить правила изоляции, когда 12 апреля вместе с женой и сыном поехал в замок Барнард (Barnard Castle), который расположен в 50-ти километрах от города. Сам Каммингс объяснил эту поездку как проверку своей способности водить машину после того, как коронавирусная инфекция сказалась на его зрении. Но в случае признания его виновным, последствия могут быть максимально неприятные. 

С такими «козырями» у Макнамары будет «сильная рука» - даже в «игре» против самого премьера. Она постарается убедить Джонсона, что «прикрывать» Дома и дальше, значит самому рисковать своей репутацией или даже – постом. Однако, если это у неё получится, и Каммингса придётся увольнять, то можно будет говорить о начале конца политической карьеры Бориса Джонсона. Во время первого премьерства Джонсона с июня по конец октября прошлого года Дом работал на Джонсона неофициально, без всякой должности. Потому что знал, ради чего.

Но ведь ещё Гераклит заметил, что в одну и ту же реку не войдёшь дважды.