Макрон отнял у Меркель 500 миллиардов и европейскую корону

Макрон отнял у Меркель 500 миллиардов и европейскую корону

19 мая 2020 г. 10:23

Вчера вечером, после двухмесячного сопротивления, бастион Ангелы Меркель пал, и Германия по итогам переговора канцлера с президентом Франции Макроном согласилась на «создание временного фонда восстановления европейской экономики». Его стартовый размер обозначен в 500 миллиардов евро, в будущем он может удвоиться.

Практически, как тут же выяснилось, речь идёт о выпуске тех самых «коронабондов», главную оппозицию которым составляла до сих пор собственно ФРГ, а также примкнувшие к ней Нидерланды, Дания и Австрия (то есть, говоря проще, «германский» север, противостоящий «латинскому» югу).

Суть коронабондов, напомним - в том, чтобы выпустить совместные, общееврозоновские долговые обязательства, в которые будут вкладываться инвесторы. Для Италии и Испании коронабонды безусловное добро, поскольку участие надёжных северных экономик снижает для них процент (а значит, и их расходы на обслуживание долга). Для Германии и Нидерландов коронабонды не такое безусловное добро, поскольку участие ненадёжных южных экономик повышает процент для них -  а значит, и их расходы на обслуживание долга.

При этом принято считать, что спасение Юга выгодно Северу, поскольку Юг является потребителем северных товаров. При этом популисты Юга (условная «Лига» Сальвини) настаивают на том, что Север зарабатывает на Юге больше, чем даёт - а популисты Севера (условная «Альтернатива для Германии») призывают перестать кормить Юг. 

Роль Франции в этом финансово-экономическом споре Севера с Югом всегда была двоякой - как, собственно, и в истории (французы, по выражению Нассима Талеба, «говорящие по-латыни германцы, 2000 лет пытающиеся стать средиземноморцами»). Чисто идеологически Франция всегда была скорее ближе к Северу - но в данном случае речь идёт не об экономической идеологии, а о конкретных амбициях конкретного французского политика.

Ещё на этапе первоначальных обсуждений (именно Макрон и возглавленная им «группа Юга» в составе Испании, Италии и Португалии потребовали создания фонда и выпуска коронабондов) многие СМИ расценили демарш французского президента как покушение на европейскую корону Меркль. Британская Daily Telegraph писала прямо: «Эммануэль Макрон устал ждать, пока Ангела Меркель поддержит его мечты о теснейшей евроинтеграции. Не полагаясь больше на германскую канцлера, он нашёл себе новых союзников в европейских коридорах власти, и он надеется использовать коронавирус для воплощения своих давних планов реформы еврозоны, включающих единый бюджет, единый фонд восстановления и даже общего министра финансов».

В результате принятого решения Европа некоторым образом проснулась в новой эпохе: главным политиком в ней теперь является Макрон. Ему теперь лично обязан европейский Юг, включающий все самые населённые после Германии страны еврозоны - и Юг, по планам Макрона, всемерно поддержит его амбиции по усилению европейской державности. 

Что касается Германии - то там радоваться особенно нечему. Помимо собственно возросшей налоговой нагрузки на немцев, её ожидает заодно и рост популярности евроскептиков, включая уже упоминавшуюся «АдГ» (стоит вспомнить, что Меркель уже по факту является «хромой уткой», а фигур, близких ей по масштабу, в центристском германском истеблишменте не видится). Таким образом, политические неприятности настигнут Германию куда быстрей, чем гипотетические финансовые (от которых еврозона тоже не застрахована - ведь Юг, помимо жизни в долг, склонен также и к бунтарскому поведению, которое однажды, годы спустя, может вылиться в приход к власти радикальных евроскептиков или «еврошантажистов», и последние просто откажутся платить по долгам).