Криминальный фильтр для избрания и отказ от уголовного преследования митингующих

Криминальный фильтр для избрания и отказ от уголовного преследования митингующих

13 мая 2020 г. 9:50

Обзор прессы 13 мая

Ряд федеральных изданий посвятил сегодня свои публикации вопросам, тесно связанным с политикой и Уголовным кодексом РФ. Сейчас рассматриваются две напрямую связанные, но противоположные инициативы.  

«Ведомости» пишут, что Госдума накануне приняла во втором, основном чтении законопроект, запрещающий на определенный срок баллотироваться на любых выборах лицам, осужденным к лишению свободы за преступления средней тяжести. Такая поправка ко второму чтению была включена в технический законопроект о корректировке одномандатных округов из-за изменения численности избирателей.

По действующему законодательству запрет на участие в выборах («криминальный фильтр») касается граждан, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, до истечения соответственно 10 и 15 лет со дня снятия или погашения судимости. Кроме того, не вправе баллотироваться на выборные должности лица, осужденные за преступления экстремистской направленности и подвергнутые административному наказанию за пропаганду нацистской символики и распространение экстремистских материалов (ст. 20.3 и 20.29 КоАП).

Новыми поправками в закон о гарантиях избирательных прав круг подпадающих под «криминальный фильтр» россиян предлагается расширить за счет осужденных по почти 50 статьям УК средней тяжести. Они не смогут избираться до истечения пяти лет со дня снятия или погашения судимости, которая по статьям средней тяжести, согласно УК, погашается по истечении трех лет после отбытия наказания. То есть осужденный не сможет участвовать в выборах в течение восьми лет после отбытия наказания.

Среди составов, включенных в этот перечень, пишет издание, есть и так называемые политические статьи: ч. 2. ст. 207.2 (публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации), ст. 212.1 (неоднократное нарушение правил организации митинга), ч. 2 ст. 280 (публичные призывы к экстремизму), ч. 2 ст. 280.1 (призывы к сепаратизму), ч. 1 ст. 282 (экстремизм).

Отлучаются от выборов и осужденные по ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти) – именно эта статья вменялась большинству участников «московского дела». Студент Высшей школы экономики Егор Жуков, который также проходил по «московскому делу», был осужден условно по ч. 2 ст. 280 и тоже не сможет избираться в течение пяти лет после снятия судимости. Наконец, пассивного избирательного права временно лишится и Константин Котов, осужденный в рамках «московского дела» по редко используемой «дадинской» статье 212.1.

Часть попавших под фильтр статей касается нарушений на выборах, в том числе воспрепятствования осуществлению избирательных прав и фальсификации итогов голосования. Кроме того, лишатся права баллотироваться осужденные по мошенническим статьям УК, в том числе и по ст. 159, на использование которой правоохранителями для давления на бизнес чаще всего жалуются предприниматели.

В письменном обосновании поправки отмечается, что практика ограничения права на замещение должностей в различных сферах уже существует в законодательстве. Так, требование об отсутствии судимости установлено для судей, прокуроров, сотрудников полиции и Следственного комитета. Кроме того, наличие судимости за умышленные преступления «является препятствием для избрания членом правления или председателем правления жилищного кооператива», напоминают депутаты.

Запрет избираться осужденным по тяжким и особо тяжким статьям до снятия или погашения судимости был прописан в избирательном законодательстве в 2012 г. А через два года эта норма была расширена, в связи с чем права участия в выборах на установленный законом срок лишились и лица со снятой или погашенной судимостью. По мнению экспертов, новый запрет был направлен в первую очередь на политика Алексея Навального, осужденного по делу «Кировлеса», и экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Именно на основании «криминального фильтра» Центризбирком в декабре 2017 г. отказал Навальному в регистрации кандидатом в президенты России.

Так как временный запрет вводится для осужденных сразу по пяти десяткам статей УК – от действительно криминальных (вроде убийства новорожденных или похищения человека) до политических («дадинская» статья о митингах, часть экстремистских статей, статьи за опасные фейкньюс), вряд ли можно говорить, что эти поправки направлены против каких-то конкретных политиков, считает политолог Александр Пожалов. Из фигурантов «московского дела» наиболее раскручиваемый в СМИ как «потенциальный новый лидер оппозиции» – это Егор Жуков, но он осужден в конце 2019 г. на три года по «экстремистской» статье и, следовательно, и без нового запрета не смог бы баллотироваться в Госдуму в 2021 г., отмечает эксперт: «Для него конкретно поправки означают, что он не сможет баллотироваться до 2028 г., но вряд ли система в своих решениях заглядывает так далеко».

Зато новые поправки будут удобны для властей в регионах, чтобы отсечь от местных и региональных выборов низовых активистов и общественных лидеров социального протеста, предполагает Пожалов: «Думаю, в целом у власти есть опасения, что в разгар кризиса, крайней эмоциональной нестабильности общества и явного запроса на «оживление политики» путь от протестного лидера низового уровня до политика регионального или федерального масштаба может быть пройден очень быстро. Перед глазами пример оппозиционеров в Мосгордуме, которых вынесла в городскую политику волна общепротестного голосования, и сегодня Мосгордума – постоянный генератор неудобных инициатив для городской власти и самый оппозиционный парламент на голосовании по поправкам в Конституцию».

Кроме того, новые поправки вполне могут использоваться как еще один заслон против несогласованного участия в политике предпринимателей, продолжает эксперт: «В этом есть определенный парадокс, так как другой рукой Кремль развивает управляемые партии предпринимателей». В целом же «резкое и малообъяснимое» расширение «криминального фильтра» может быть признаком того, что выборы в Госдуму – 2021 в проблемных регионах власть попытается провести «по сценарию достаточно жесткой зачистки неудобных кандидатов», как это было в Москве в 2019 г., резюмирует Пожалов.

Вместе с этим, «Коммерсант» пишет, что президентский Совет по правам человека (СПЧ) готовит законопроект о «переводе» так называемой «дадинской» статьи 212.1 («неоднократное нарушение порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации») из уголовного кодекса в административный. Как сообщил “Ъ” глава СПЧ Валерий Фадеев, законодательная инициатива может быть оформлена уже в мае. «Политически мотивированное» преследование осужденного по этой статье Константина Котова, а также еще ряда граждан властями РФ по другим делам, между тем, стало поводом для внесения новой резолюции «О российских политзаключенных» в Палату представителей США. Господин Фадеев назвал этот документ «политической игрой».

Статья 212.1 УК РФ должна быть переведена в КоАП и предусматривать наказание только в виде штрафов. Такой тезис станет основой проекта закона, который готовят члены СПЧ для внесения в Госдуму, сообщил “Ъ” Валерий Фадеев. Он отметил, что над проектом закона работают Генри Резник, Андрей Бабушкин и Мара Полякова (эксперт совета.— “Ъ”). «Возможно, работа над законодательной инициативой завершится уже в мае», — сообщил господин Фадеев.

Ст. 212.1 УК РФ («неоднократное нарушение порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации») известна как «дадинская» — первым осужденным стал Ильдар Дадин. В декабре 2015 года он был приговорен к трем годам колонии, после апелляции срок сократили до двух с половиной лет. В феврале 2017 года Конституционный суд РФ постановил пересмотреть судебные акты, и активиста освободили. До 2019 года ст. 212.1 называли «спящей», однако 5 сентября четыре года колонии за четыре мирных пикета получил активист Константин Котов (максимальное наказание, предусмотренное статьей,— пять лет). В России прошла серия одиночных пикетов в его поддержку.

Члены СПЧ неоднократно высказывались о деле господина Котова и докладывали о нем Владимиру Путину. Открытые письма в поддержку активиста публиковали священники, деятели культуры, искусства и науки. Петицию за декриминализацию статьи 212.1, опубликованную на change.org в день оглашения приговора, в данный момент подписало почти 137 тыс. человек.

Впрочем, 20 апреля 2020 года Мосгорсуд отказался оправдать господина Котова и назначил ему наказание в виде полутора лет.

«После того как судебная система в каком-то смысле пошла навстречу в деле Котова, нужно добиться, чтобы ответственность по статье 212.1 перестала быть уголовной. Если мы этого добьемся, никто больше сидеть не будет»,— объяснил Валерий Фадеев.

Заявление господина Фадеева совпало с обнародованием резолюции №958 «О российских политзаключенных», внесенной в Палату представителей США 8 мая. Ее авторы демократ Элиот Энгел и республиканец Майкл Маккол требуют от Конгресса, в числе прочего, установить имена чиновников, ответственных за политически мотивированные уголовные дела в России, и внести в санкционный список.

Наряду с Константином Котовым в резолюции упоминаются: Алексей Пичугин (экс-начальник службы безопасности компании ЮКОС, находится под стражей с июля 2003 года), Игорь Рудников (главред газеты «Новые колеса», экс-депутат Калининградской облдумы, приговорен к 550 часам общественных работ), Анастасия Шевченко (член совета «нежелательной организации» «Открытая Россия», находится под домашним арестом с 23 января 2019 года), Юрий Дмитриев (историк, исследователь мест захоронений жертв политических репрессий, находится в СИЗО три года), Деннис Кристенсен (подданный Дании, член запрещенной в РФ религиозной организации «Свидетели Иеговы», осужден к шести годам колонии).

Депутат Госдумы РФ, ранее предложивший смягчение «дадинской» статьи, Сергей Шаргунов (КПРФ) назвал инициативу СПЧ о «переводе» нормы закона из УК в КоАП «попыткой смягчения и очеловечивания несправедливых статей уголовного кодекса». Господин Шаргунов после вынесения приговора Константину Котову в сентябре прошлого года предлагал двукратное снижение суммы штрафа (сегодняшний максимум — 1 млн руб.) за нарушение ст. 212.1 УК и снижение максимального срока лишения свободы с пяти до трех лет колонии. В декабре правительство России дало отрицательный отзыв на данный законопроект.