Геополитика после КОВИД-19: а где Россия?

Геополитика после КОВИД-19: а где Россия?

8 мая 2020 г. 12:44

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Есть такой респектабельный британский журнал – The Economist. И есть при этом респектабельном журнале так называемый Intelligence Unit. Иначе говоря – «Разведывательный отдел» (EIU).  Название в общем настораживающее – если даже не пугающее. Сразу вспоминаются и MI5, и MI6, и Скотланд-Ярд, и все остальные Her Majesty Secret Services. Мерещатся и агенты с двумя нулями, т.е. с правом на убийство. В общем, может показаться, что по названию совершенно безобидный, чисто экономический и никоим образом вроде бы не относящийся к ведомствам «рыцарей плаща и кинжала» журнал содержит отдел, нашпигованный супершпионами – клонами Джеймса Бонда.

На самом деле – всё не совсем так. Возможно даже – совсем не так. Точнее – возможно всё. Потому что судить о том, что в этом отделе происходит на самом деле, возможно лишь по той продукции, которую он производит для публичного потребления. Продукцию, прямо скажем, не дешёвую, потому что гарантированно качественную. А качественную, потому что её гарантия – бренд. Напомню, что издаётся он с 1843 года, и издаётся до сих пор. Это значит, что на продукцию журнала и, с некоторых пор, его разведотдела есть стабильный спрос.

К числу такой спросовой продукции относится, например, Democracy Index – выпускаемый ежегодно рейтинг всех государств мира, в котором они располагаются по четырём категориям: полная демократия, демократия с недостатками, гибридные режимы, авторитарные режимы. Строго говоря, ни одному государству от того, что оно оказывается в той или иной категории – ни тепло, ни холодно. Ну, подумаешь – Россию уже с десяток лет «разведотдельцы» журнала помещают в категорию «авторитарных режимов». При этом в Индексе-2019 по параметру «Функциональность правительства» у России – 1.79 баллов из 10.0 возможных. То есть тот же показатель, что и у правительств, например, Судана и Венесуэлы.

Наши суданские и венесуэльские друзья, наверное, могут гордиться, тем, что, по мнению  EIU, их правительства так же дееспособны как и правительство Российской Федерации. Но, вообще-то говоря, то, что происходит в России с точки зрения госуправления, несколько отличается – и от Судана, и от Венесуэлы. И это – ещё мягко говоря, не обижая наших суданских и венесуэльских друзей. Мы, здесь в России, разумеется, предъявляем счёты нашему правительству. Мы можем быть им сильно недовольны. Некоторые политические группы могут регулярно требовать его отставки. И президент может даже действительно отправить правительство в отставку – именно так он поступил в январе с правительством Дмитрия Медведева.

Но, господа! Не ушло ли отставку в октябре прошлого года правительство Бориса Джонсона, поскольку не имело поддержки тогдашнего состава Палаты Общин?! Можно ли будет на этом основании заключить, что правительство Её Величества королевы Елизаветы II вообще дисфункционально, и в следующем выпуске Индекса демократии Великобритания по этому параметру уже не получит нынешнего показателя 7.50?

Я уже не говорю о том, что по показателю смертности от коронавируса Соединённое Королевство уверенно опережает всю Европу, и именно это обстоятельство уже начала вменять в прямую вину нынешнему правительству наилояльнейшая оппозиция Её Величества всё той же королевы Елизаветы II. Действительно, будет любопытно посмотреть на оценки параметра «Функциональность государства» в Индексе демократии -2020 у стран Евросоюза, Великобритании и США по итогам их борьбы с КОВИД-19.

Но это – в будущем. А уже сейчас не менее любопытно почитать один из последних продуктов EIU – аналитический доклад «Geopolitics after Covid-19:is the pandemic a turning point?» Его авторы не рискуют сделать окончательный вывод о том, что нынешняя пандемия коронавируса станет поворотным пунктом для геополитики. Но, однако, высказывают предположение о том, что именно это, скорее всего, и произойдёт. Оно опирается на общую посылку, согласно которой «коронавирусный кризис» обострит соперничество между великими державами и ускорит сдвиг глобального равновесия силы с запада на восток».

Это не значит, уточняют свою позицию авторы доклада, что мы вступим в принципиально новую эпоху глобального миропорядка. Но это значит, что прежний миропорядок изменится, по крайней мере, в трёх своих измерениях.

Во-первых, станут более заметными те тенденции, которые раньше мы не очень замечали или не придавали им особого значения. Речь идёт о том, что Китай расширил и укрепил своё влияние в тех сферах, которые до сих пор были на периферии нашего внимания.

Во-вторых, нынешний кризис будет действовать как ускоритель наличных геополитических трендов, в особенности – нарастающего соперничества между США и Китаем сдвига экономического равновесия сил с Запада на Восток.

И, в-третьих, по всей вероятности кризис окажется катализатором перемен, которые пока что трудно предсказать – как в развитом, так и в развивающемся мире, начиная с будущего Евросоюза и вплоть до взаимоотношений между развивающимися странами и Китаем.

Уже из этих тезисов можно сделать вывод о том, что EIU рассматривает посткоронавирусную эпоху открыто и явно в аспекте «китайской угрозы». Докладчики не случайно начинают сразу с «информационной войны» между США и Китаем, которая с обеих ведётся, в конечном счёте, за экономические выгоды. Президент Трамп и ведущие персоны его администрации (Майк Помпео в первую очередь) постоянно используют термины «уханьский вирус», «китайский вирус» с целью возложить на Китай ответственность за пандемию. И, соответственно, наказать его новыми торгово-экономическими санкциями.

Этот приём, признают авторы доклада, может быть попыткой снять с себя ответственность за неадекватное отношение к коронавирусной пандемии, накрывшей Соединённые Штаты и приведшее к множеству смертей. И именно на контрасте с этой внутриамериканской ситуацией китайские власти строят свою контрпропаганду, показывая, что они эффективно справились с пандемией – в отличие от демократических стран вообще, и от США – в особенности. Китай пытается выиграть эту информационную войну, особенно акцентируя ту помощь, которую он оказывает другим странам в борьбе с коронавирусной инфекцией.

Информационный фронт – важный участок борьбы за доминацию в посткризисный период. Но всё-таки основной фронт – это экономика, и здесь Соединённые Штаты и Запад в целом, похоже, стоят «на проигрыш». Дело в том, что экстра-ординарные монетарные и фискальные меры, которые сейчас применяются западными правительствами для поддержания население и бизнесов, будет трудно «свернуть». Доступность денег и наращивание долгов – это окажет тормозящее влияние на экономический рост, полагают докладчики. И иллюстрируют этот тезис графиком, на котором видно, что по состоянию на 4-й квартал 2021 года экономика Китая покажет рост в районе 7-8% по отношению к 4-му кварталу 2019 года. А экономики США, ФРГ, Франции, Италии, Нидерландов, Испании и Великобритании - все покажут отрицательный «рост» от -1 до -4% .

Китай, согласно этому прогнозу, воспользуется тем обстоятельством, что первым выйдет из коронавирусного кризиса, и первым стартует на фоне ослабленных экономик остального (Западного главным образом) мира. За счёт этого гандикапа Китай сможет закрепить за собой сферы влияния во многих частях Африки, в Восточной Европе, Латинской Америке и Юго-Восточной Азии.

А что же Соединённые Штаты? Авторы доклада считают, что лозунг президента Трампа “America first!” – был ошибочным и крайне пагубно сказался на мировых делах в целом. Мало того, что США ослабили своё влияние в мировом масштабе, хотя, оговариваются докладчики, экономическое и военное могущество делает их сверхдержавой №1, - но своим националистическим курсом Трамп подорвал доверие традиционных союзников. И, тем самым, ускорил кризис традиционного глобального миропорядка. Хотя и сами «союзники», отмечают с горечью авторы доклада, тоже показали себя отнюдь не в лучшем виде.

Коронавирусный кризис стал испытанием для Евросоюза, и это испытание ЕС не выдержал. Можно сказать, что просто – провалил. Никакой солидарности в борьбе с пандемией страны–члены ЕС не проявили. Наоборот, возобладал принцип «Спасайся кто может!» Особенно постыдно повел себя ЕС в лице своего руководства, когда помощь запросила Италия – страна, первой подвергшаяся массированной атаке коронавируса. Докладчики не преминули напомнить, что единственной страной, пришедшей на помощь итальянцам, оказалась Россия. И это обстоятельство их скорее, напрягает, нежели радует. Ещё и потому, что Россия, по их прогнозу, может оказаться в числе трёх региональных бенефициаров – коронавирусного кризиса.

В заключительной части своего доклада EIU прогнозирует, что общим сдвигом баланса силы с Запада на Восток, существенным ослаблением Евросоюза и фрагментацией глобального миропорядка воспользуются Россия, Турция и Иран. Воспользуются в том смысле, что у них будут развязаны руки для наведения порядка на своих, так сказать, «задних дворах». Авторы не уточняют – где именно располагаются эти «задние дворы», и это делает наиболее интересующую нас часть доклада несколько «легковесной». Хотя, если попытаться домыслить эту «логику», то можно предположить, что у всех трёх «региональных бенефициаров» обнаруживается один и тот же «задний двор» - а именно, Сирия. И тут обнаруживается ещё один «прокол» всей вышеприведённой аналитики: если Сирия по-прежнему остаётся в сфере активного влияния России (а морские и авиационные базы тому свидетельство), то как-то странно записывать её в «регионалы». Это было относительно простительно Обаме, который, помнится, рассказывал сказки про «порванную в клочья» российскую экономику. Но совсем непростительно столь респектабельному аналитическому «центру» как EIU.

Впрочем, а о какой респектабельности идёт речь? Ведь хорошо и давно известно, что в международных делах и вообще делах политических, а тем более, геополитических, «респект и уважуха» - вещи весьма и весьма относительные.  Как в знаменитой репризе Аркадия Райкина: чтобы были «уважаемые люди», необходим «дефицит». Если каждому будут доступны туфли «черный верх – белый низ» и наоборот, да ещё 42 размер (самый ходовой!), то как же дальше жить?!

Так и в случае с «разведотделом» The Economist: статус «великая держава» (great power) – в высшей степени дефицитный, и его присваивают по особому усмотрению и только двум номинантам: США и КНР. Может в чисто экономической логике это и оправдано, но ведь доклад-то был про геополитику. Он ведь так и называется. И право, странно, что авторы поместили Россию в одну кампанию «регионалов» - с Турцией и Ираном. При всём уважении к нашим турецким и иранским друзьям.

Нереспектабельно. Как минимум.