Коронавирусный кризис и голосование за Конституцию

Коронавирусный кризис и голосование за Конституцию

23 апреля 2020 г. 20:00

Александр Пожалов, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ

Скорее всего, поправки в Конституцию, принятые в таком далёком марте, до кризиса – это для общества уже перевёрнутая страница. Конечно, власть выполнит количественный KPI голосования, особенно учитывая непрозрачность процедур. Но обеспечить его восприятие как легитимного «нового общественного договора» вряд ли получится.

После кризиса лояльных власти людей будет сложно снова искренне «зажечь» уже прожитым сюжетом с поправками в Конституцию. Тогда как для противников власти и просто разочарованных - потерей работы и доходов, формализмом чиновников и оторванных от реалий жизни карантинных ограничений, самоизоляционными штрафами и т.п. – возможность подать голос «против» на первом доступном голосовании может стать способом продемонстрировать себя, своё беспокойство и недовольство (так было осенью 2018 года – на первых выборах после новостей про «прорыв» в пенсионную реформу).

Признав такой риск, власть могла бы содержательно перезагрузить конституционный процесс.

Голосование по Конституции не должно быть голосованием «за прошлое» - в благодарность за победу над коронавирусом, за перенос в Конституцию ряда норм из уже существующих законов (об индексации пенсий, МРОТ не ниже прожиточного минимума, семье как союзе мужчины и женщины, поддержке детства и т.п.). Ведь уже в разгар пандемии, а уж тем более после победы над коронавирусом гораздо острее страхи людей за экономическое будущее, своё и своих семей.

Поэтому и голосование по Конституции надо перевести в голосование о будущем – за признание и преодоление новых вызовов, которые встали перед обществом и властью в кризис.

Достичь такого эффекта можно, если предложить людям новые поправки в Конституцию, прямо вытекающие из кризисной повестки. Благо и федеральный парламент, и региональные заксобрания не распущены на досрочные выборы, а продолжают действовать в полном объёме полномочий, и поправки можно принять по всей процедуре.

Какие это могли бы быть поправки?

Во-первых, нормы, обеспечивающие гарантии реализации права на труд и поддержку частной инициативы – а не просто гарантию МРОТ в один прожиточный минимум.

Ведь один из кризисных вызовов – не уровень зарплаты, а сама возможность для людей сохранить место занятости, продолжать своё микро-дело, рассчитывать на постоянный источник базового дохода.

Во-вторых, восстановление общественной значимости и ценности для государства тех профессий, которые коряво называют «отраслями человеческого капитала» - врачи, учителя, учёные, социальные работники.

Чтобы люди в это поверили, власть после кризиса должна прямо зафиксировать, что медицина, образование, наука, культура – это никак не пресловутая «сфера услуг», да ещё «дистанционных».

Третьей поправкой может стать защита приватности данных о гражданах и частной жизни семьи перед лицом быстро расширяющегося мира искусственного интеллекта и цифрового контроля. В этом мире даже само государство начинает терять «монополию на принуждение», становясь зависимым в своих решениях и санкциях от не всегда прозрачных данных, которыми его снабжают цифровые гиганты.

Такие поправки стали бы ответом на страхи не только среднего класса и политически активных граждан (их государство вряд ли рассматривает как свою электоральную опору), но и на недовольство верующих (на чьи голоса власть, наоборот, всегда рассчитывает).

Четвертый пункт - нормы о сырьевом суверенитете России в вопросах использования своих природных богатств.

В противовес воодушевлению международных борцов с углеродной энергетикой (во главе с Гретой Тунберг) тем, как очистит климат на Земле коронавирусный экономический кризис потребления и промышленного использования ресурсов.

И последнее - фпоявление новых поправок стоило бы использовать для возврата к привычным, более прозрачным процедурам голосования за Конституцию – близких к процедурам на обычных выборах.

Инициатором новых поправок, естественно, должен выступить сам Владимир Путин и признанные специалисты из этих областей. Но никак не спортсмены-общественники, лишь вчера впервые прочитавшие Конституцию.