Протест времен эпидемии

Протест времен эпидемии

21 апреля 2020 г. 9:47

Обзор прессы 21 апреля

Ряд федеральных изданий пишет сегодня о прошедших накануне акциях протеста в ряде регионов России. Большей частью протест был виртуальным. Однако были и реальные митинги.    

«Ведомости» пишут, что во Владикавказе прошел народный сход против режима самоизоляции с требованием отставки главы Северной Осетии Вячеслава Битарова. На площадь у Дома правительства вышли, по сообщениям разных СМИ, от нескольких сотен до нескольких тысяч человек, которые требовали отставки Битарова и роспуска республиканского парламента.

Глава республики, вышедший к участникам схода, заверил их, что режим самоизоляции – оптимальный способ не допустить распространения коронавируса: «Эту болезнь не я придумал. От этой болезни есть одно лечение – сидеть дома, как это делают во многих странах». Тем не менее площадь Битаров покинул под крики «В отставку!».

К Дому правительства были стянуты полицейские, там же находился глава республиканского МВД Михаил Скоков. По информации проекта «ОВД-инфо», участники акции протестовали из-за потери работы и недостаточного информирования об эпидемиологической обстановке в регионе, а также требовали, чтобы власти разъяснили ситуацию и поддержали людей, столкнувшихся с материальными трудностями из-за пандемии. Инициативная группа, сформированная из числа участников схода, зашла в здание администрации республики, чтобы пообщаться с членами правительства, сообщил ТАСС. Во второй половине дня ОМОН начал вытеснять митингующих с площади.

Помимо прочего участники акции требовали освободить блогера Вадима Чельдиева, против которого 15 апреля было возбуждено уголовное дело о публичном распространении заведомо ложной информации о коронавирусе. Чельдиев призывал людей выйти на народный сход. «Сегодня под предлогом коронавируса, которого не существует, людей загнали в рабство», – заявил он в видеоролике, выложенном в его Telegram-канале. Блогер также призывал выйти на народные сходы и жителей других регионов. По данным СКР по Северной Осетии, Чельдиев выложил в соцсетях две видеозаписи, в которых ставил под сомнение меры, принимаемые правительством республики в борьбе с угрозой распространения коронавируса, и призывал граждан к нарушению режима самоизоляции, мотивируя это тем, что инфекция не несет угрозы жизни и здоровью.

В Северной Осетии по состоянию на 20 апреля зарегистрировано 145 случаев заражения коронавирусом, восемь человек поправились, двое скончались. 19 марта Битаров подписал указ о введении в республике режима повышенной готовности, который, в частности, содержит требование о двухнедельном режиме самоизоляции на дому для вернувшихся из-за рубежа и запрет на проведение массовых мероприятий.

Осенью 2019 г. близкие к Кремлю собеседники «Ведомостей» называли Битарова среди губернаторов, которые могут быть отправлены в отставку весной 2020 г. Его полномочия истекают в 2021 г. Кадровые выводы после подобных ситуаций сразу не делаются, отмечает человек, близкий к Кремлю: «В противном случае и другие регионы могут последовать этому примеру. Поэтому можно сказать, что на данный момент этот митинг Битарова даже защищает».

По его словам, администрация президента сейчас мониторит все риски и управленческие практики губернаторов по поводу ситуации с коронавирусом: «Понятно, что там, где изначально слабая управленческая ситуация, риски каких-то кризисных ситуаций выше. Часть губернаторов из-за этого уже отставили – вроде глав Коми, Камчатки и Архангельской области». Сейчас в некоторых регионах усиливаются элитные конфликты из-за ситуации с коронавирусом, добавляет собеседник: «В Осетии же просто плохая коммуникация между властью и обществом».

Северная Осетия исторически регион с демократическими традициями, от митингов до движения, которое возникло после теракта в Беслане и привело к отставке главы республики Александра Дзасохова, напоминает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «То есть это регион с меньшей дистанцированностью между властью и населением, чем средние регионы России».

Кроме того, есть фактор не очень сильной местной власти: Битаров не относится к числу сильных глав регионов, но в Северной Осетии традиционно встает проблема замены, поскольку при назначении глав республики всегда была хаотичность, отмечает эксперт. Поэтому, по его мнению, такой митинг «Битарову в минус», хотя и без этого Северная Осетия относится к слабым регионам, что «центр, в принципе, всегда устраивало».

Сейчас есть дефицит эмпатии со стороны федеральных и местных властей, людям не дают сигнал, что власть с ними в одной лодке, считает Виноградов: «Объективные факторы для подобных выступлений есть. Но в последние годы по факту любые массовые мероприятия были запрещены, поэтому у людей есть страх перед ними. При этом любая подобная акция неизбежно становится политической и получает больший резонанс, чем она получила бы, если массовые выступления были бы частью политического ландшафта».

«Коммерсант» пишет, что в понедельник в России впервые с начала эпидемии прошли массовые протестные акции — правда, большинство из них оказались виртуальными. Жители Ростова-на-Дону, недовольные провалом организации выдачи пропусков, устроили флешмоб с использованием популярных приложений «Яндекс.Карты» и «Яндекс.Навигатор» — они заполнили недовольными комментариями участок карты перед зданием правительства региона.

Довольно быстро локальный повод сменился глобальными проблемами — на виртуальном митинге люди начали требовать у властей страны введения ЧС и прямой помощи тем, кто остался без работы. Комментарии удалялись «Яндексом», но идея понравилась россиянам — в течение дня свои виртуальные митинги с аналогичными требованиями прошли на главных площадях Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Уфы и других городов. Флешмоб докатился до Москвы, где протестующие взяли в «осаду» Кремль. В понедельник же состоялась и вполне реальная акция протеста — во Владикавказе полторы тысячи человек вышли на площадь с требованием отменить карантин и вернуться к работе. С протестующими встретился глава республики, но митинг все равно закончился столкновением с ОМОНом, задержаны 55 человек.

Губернатор Василий Голубев, днем ранее подписавший порядок выдачи пропусков, оперативно устроил разнос главе администрации Ростова-на-Дону Алексею Логвиненко. По сообщению пресс-службы, он заявил, что чиновник «обнуляет всю нашу работу по противодействию инфекции и защите здоровья людей». «В условиях эпидемической угрозы каждая очередь — потенциальный рассадник инфекции»,— возмутился глава региона, потребовав «принять меры реагирования». Вечером власти Ростова отчитались, что увеличили количество операторов и выделили дополнительные телефонные номера; около 18:30 недовольные комментарии на виртуальной карте Ростова окончательно исчезли.

Но к этому времени примеру ростовчан последовали жители множества других городов России.

В Нижнем Новгороде виртуальный митинг проходил прямо в местном кремле. Протестующие оставляли сообщения с требованием ввести ЧС и выдать гражданам поддерживающие выплаты. Некоторые угрожали взяться за вилы и топоры, другие с сарказмом «благодарили» президента и губернатора за потерю работы. Один из пользователей оставил анонимный комментарий на здании регионального парламента: «Никакой поддержки! Государство еще называется... Одни разговоры только. Ваши слова никто всерьез не воспринимает! Уходите все из этого здания и освободите места для более компетентных граждан!»

Недовольные жители Уфы «собрались» у дома правительства Башкирии (в нем размещена и администрация главы республики Радия Хабирова). Горожане писали: «Я хочу есть, кредиты нечем платить», «Где маски за 5 рублей?», «Нужна реальная помощь». Основными местами сбора онлайн-демонстрантов Санкт-Петербурга стали Дворцовая площадь и улицы неподалеку от Смольного. На карте появились сотни жалоб на низкий уровень жизни в стране, требований о введении чрезвычайной ситуации в стране или «отмене недокарантина», организации выплат населению и смене режима. Ближе к вечеру начали появляться теги с возмущением из-за удаления сообщений и цензурирования. Появлялись на карте и шуточные сообщения о «задержаниях».

В Москве онлайн-митинг начался примерно в 16:00. Чаще всего люди отмечались у стен Кремля, на Красной площади, в Большом Кремлевском сквере и на Кремлевском набережной. Невозможно было оценить даже примерное количество участников онлайн-митинга, поскольку сообщения наслаивались друг на друга. По подсчетам “Ъ”, за минуту только на «Яндекс.Картах» появлялось в среднем 40 комментариев пользователей. Люди просили ввести в России режим ЧС, помочь малому бизнесу, возместить оплату ЖКХ и отпустить на работу. Чаще всего митингующие публиковали лаконичное «ЧС!», но иногда писали довольно большие сообщения: «За давку в метро должны ответить по всей строгости закона!»

Также участники онлайн-митинга жаловались на исчезновение их сообщений. «Яндекс, хватит все удалять! Будем писать еще: у нас сейчас много времени. И это единственное, что осталось у народа!» — написал один из протестующих. С учетом исчезнувших комментариев в пределах Садового кольца в 17:00 «митинговало» одновременно около 5 тыс. человек. Протестные группы “Ъ” обнаружил и на картах северных районов столицы и Подмосковья. К 19:00 все комментарии из центра Москвы почти одновременно пропали: остались только единичные сообщения в разных районах города и в Подмосковье. «Свободу слова не запретишь! Нельзя в Кремль — и тут помитингуем!» — написал кто-то из Царицыно.

Директор по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирина Левова сказала “Ъ”, что конкретных оснований для блокировки подобных онлайн-мероприятий в законодательстве нет. Однако «под какую-то статью, которая предполагает блокировки, например, за экстремизм или призывы к свержению действующей власти, теоретически можно принять и призывы на таком митинге», сказала она.

Глава правозащитного проекта «Апология протеста» Алексей Глухов заявил “Ъ”, что с точки зрения законодательства никаких претензий к конкретным участникам онлайн-протестов, выставляющим метки даже у Кремля, быть не может. Однако, если комментарии содержат оскорбительные высказывания в адрес власти или угрозы, на их авторов могут завести уголовные дела, предупредил он. «Не исключаю, что "Яндекс" в ближайшее время будет вынужден закрыть возможность обсуждать дорожную, а теперь и политическую ситуацию в стране для пользователей своих приложений», — предположил правозащитник.

В пресс-службе «Яндекса» сообщили “Ъ”, что сервис «Разговорчики» — «это не форум и не чат».

«В таком виде они засоряют карту и делают ее неинформативной и неудобной для своих основных задач. Поэтому сообщения, которые не относятся к дорожной обстановке, всегда модерировались», — пояснили в пресс-службе «Яндекса», не уточнив, проводится ли модерация в ручном режиме. В компании добавили, что не считали статистику по числу оставленных сегодня сообщений в центре Москвы.