Коронавирус сделал подарок европейским популистам

Коронавирус сделал подарок европейским популистам

1 апреля 2020 г. 15:23

Еще неделю назад можно было подумать, что эпидемия коронавируса - это самое лучшее, что могло случиться с Европой с точки зрения интересов антисистемных политиков. Кризис - это всегда возможность для тех, кто предлагает антисистемные и радикальные политические решения, но для правых популистов идеальными обстоятельствами являются как раз эпидемии: есть известное наблюдение из сферы эволюционной психологии - склонность к недоверию в отношении "чужаков" связана с тем, что именно представители других племен были в свое время носителями тех заболеваний, в отношении которых у конкретной человеческой популяции не было иммунитета. 

Этот механизм коллективной когнитивной самозащиты при определенных обстоятельствах может перерастать в болезненную ксенофобию, но его рациональность и роль в выживании конкретных популяций вряд ли можно отрицать. Эпидемии - снова пробуждают этот механизм к жизни, заставляя "одомашненных" европейских избирателей, которых уже перестал пугать и терроризм и преступность, обратить внимание на проблему мигрантов и "беженцев", несмотря на то что сам факт признания этой проблемы приводит к жесткой форме социальной стигматизации.

Однако угроза смерти (от коронавируса, например) - это хорошее лекарство от страха быть обвиненным в расизме или ксенофобии, и не зря европейское и американское экспертное сообщество опасаются что коронавирус станет стимулятором голосования за тех, кто выступает за ограничение миграции и жесткий контроль границ.

Практика показала, что ситуация еще интереснее и на самом деле эпидемия была не главным подарком судьбы европейским правым популистам (и Дональду Трампу, который упорно продвигает политический мем о "китайском вирусе"), ибо реакция европейских властей будет иметь гораздо более серьезные последствия, чем эпидемия в чистом виде. 

Из самых разных стран Евросоюза приходят в соцсети сообщения о том, что представители этнических меньшинств и беженцы упорно не соблюдают правила карантина и социального дистанцирования, причем делают это сравнительно безнаказанно, что явно не улучшит отношения запертых в своих домах под угрозой крупных штрафов коренных жителей Евросоюза. Когда в пользу заболевших беженцев (во имя защиты от обвинений в расизме) врачи начнут перераспределять дефицитные ресурсы (например, аппараты ИВЛ, свободные места в больницах), то появятся такие ингредиенты для последующей политической реакции, что подавить гнев электората будет крайне сложной задачей. 

Но самый главный риск для европейских системных политиков - это послушаться рекомендаций ООН и ВОЗ, которые требуют освободить беженцев и мигрантов, находящихся в центрах содержания нелегальных мигрантов, центрах фильтрации беженцев и лагерях беженцев. 

Гуманитарная логика понятна - ни о каком социальном дистанцировании или эффективном медицинском обслуживании в этих местах содержания не может быть и речи, но политические последствия их массового освобождения будут крайне серьезными: электорат запомнит политиков, которые выпустили на свободу "неподконтрольных разносчиков заразы из тюрьмы", и сам ментальный образ сирийских "мигрантов", свободно гуляющих по условному греческому или французскому городу, и разносящих коронавирус, из-за которого трупы приходится собирать в грузовики-рефрижераторы - это лучшая агитация за все европейские право-популистские партии вместе взятые.

Эмоционально заряженный образ, связанный с реальной угрозой жизни, из памяти электората будет очень непросто стереть. Впрочем, европейские системные политики вряд ли сейчас будут об этом думать: обвинения в расизме со стороны соцсетевых активистов им, скорее всего, представляются гораздо более серьезной угрозой, и именно их они постараются избежать, несмотря на все сопутствующие политические последствия.