Нефть ушла в абсолютный минус. Что будет дальше

Нефть ушла в абсолютный минус. Что будет дальше

30 марта 2020 г. 16:12

Происходящее сейчас в американском штате Вайоминг - это, с высокой вероятностью, аналог того будущего, которое ждет весь мировой нефтяной рынок: местный сорт нефти торгуется по отрицательной цене, то есть трейдеры готовы забрать баррель вайомингской нефти за скромную доплату в 19 центров за баррель от добытчика. Понятно, что пока изолированный инцидент, но он очень нагляден в том смысле, что резкое падение спроса при ограниченных возможностях хранения и/или транспортировки - приводит вот к таким казусам, и с учетом того что по разным оценкам все хранилища нефти на планете заполнены примерно на 66%, это вполне может случиться и на мировом рынке нефти в целом. 

Эксперты, опрошенные западными СМИ, дают очень разные прогнозы насчет скорости заполнения и, соответственно, приближения "Глобального Вайоминга", но речь идет о периоде от нескольких недель до двух-трех месяцев. Точнее определить вряд ли возможно из-за того что падение спроса еще не закончилось и из-за того что инфраструктурные ограничения могут не дать использовать все теоретически доступные хранилища. На этом фоне, свежее заявление Саудовской Аравии о том, что в мае экспорт нефти будет наращен еще на 600 тысяч баррелей в сутки - это или принципиальный экономический мазохизм или признак тотальной решимости воспользоваться сложившейся конъюнктурой для того чтобы раз и навсегда покончить с угрозой, которую представляет из себя "американская сланцевая революция".

Независимо от того какое из объяснений правильное, скорее всего ситуация на рынках энергоносителей еще серьезно ухудшится до того как показать хоть какие-то признаки улучшения. Несмотря на то что Financial Times приводит экспертные мнения о том, что действия Саудовской Аравии и России - это "мастерский удар" - то есть великолепный ход в игре по принуждению США к сотрудничеству с ОПЕК, все равно до реальный действий со стороны Вашингтона по сокращению американской добычи - еще очень и очень далеко, и самое оптимистичное что можно сказать по этому поводу заключается в том, что встреча представителей техасской комиссии по регулированию нефтедобычи с представителями ОПЕК намечена в Вене на июнь. 

Получается, что даже если все пройдет очень хорошо, что какие-то по-настоящему положительные инфоповоды появятся через два-три месяца. До этого момента дотянут далеко не все нефтедобытчки, и может случиться, что более слабые компании (канадские, небольшие американские) и целые страны (добытчики Западной Африки, Иран) просто погрузятся в хаос или банкротство до того, как будет оформлено новое, формальное или неформальное, соглашение по разделу рынка нефти и контролю за ценами.

И это еще максимально позитивный вариант - потому что соглашения может и не быть, а ущерб потреблению окажется более длительным, чем предполагается сейчас. В этом случае на первый план выйдет вопрос политической устойчивости ключевых добытчиков нефти, и участники рынка начнут делать ставки не на параметры добычи и спроса, а на то, какая из крупных и сравнительно стабильных стран-участниц нефтяного рынка пойдет ко дну ко первой.

Человечеству нефть будет нужна. Это - неизбежность. История также учит тому, что падение цен на нефть неизбежно сменяется резким ростом (вызванном в том числе сокращением добычи и банкротствами из-за низких цен), так что сейчас определяется не то, будет или не будет этот рост цен на нефть, а то - кто будут бенефициарами этого роста. Сравнительная стабильность и управляемость российской политической системы может дать России в этом смысле серьезный бонус к шансам на успех.