Особые мнения и полномочия

Особые мнения и полномочия

27 марта 2020 г. 9:56

Обзор прессы 27 марта 2020

Ведущие федеральные СМИ встретили сегодняшний день разнонаправленными публикациями по внутренней политике России. Однако тема коронавируса и особых в связи с ним обстоятельств проходит красной нитью через все публикации.

«Ведомости» пишут, что мнения россиян о поправке в Конституцию об обнулении президентских сроков разделились почти поровну. Это следует из данных «Левада-центра». Новую норму, позволяющую Владимиру Путину после 2024 года избраться еще на два срока, одобряют 48% опрошенных, не одобряют – 47%. При этом видеть Путина на посту президента и после 2024 года хотели бы 46% респондентов (против 54% в июле 2019 г.), а не хотели бы – 40%.

Две другие главные социологические службы России, ВЦИОМ и ФОМ, пока не публиковали опросов о том, одобряют ли граждане поправку об обнулении сроков. ВЦИОМ лишь спрашивал, считают ли респонденты ее важной, и 61% тогда ответил утвердительно. В январском опросе «Левада-центра» 47% россиян выразили мнение, что поправки в Конституцию вносятся в интересах самого Путина, чтобы расширить его полномочия и позволить ему остаться у власти и после 2024 г. Между тем, по последним опросам, рейтинги Путина снижаются: так, по данным «Левада-центра», уровень одобрения его президентской деятельности с февраля по март снизился с 69 до 63%, а доверие к нему как политику, по данным ВЦИОМа, за последнюю неделю уменьшилось с 71,5 до 68,4%.

Молодые, образованные люди и москвичи по большей части выступают против обнуления сроков и сохранения Путина у власти, а бедная периферия – за, говорит директор «Левада-центра» Лев Гудков: «У вторых есть надежда на Путина и власть, потому что другой возможности сохранить то, что они сейчас имеют, нет. Более информированная и образованная часть населения настроена против». Сейчас ситуация в обществе сильно меняется, резкое падение рубля и эпидемия ударят по бизнесу и экономике, оставив людей без средств к существованию, рассуждает социолог: «Заявления о социальной поддержке не играют роли – падение очень серьезное. Люди перестают верить, что руководство страны сможет что-то для них сделать».

Если говорить о голосовании по поправкам в Конституцию, то пока больше тех, кто их поддерживает, но это неустойчиво, ведь одобрение деятельности президента тоже снижается, отмечает Гудков. Люди, настроенные против поправки об обнулении, не хотят идти на голосование, провинция же готова и скорее проголосует «за», добавляет социолог: «Поэтому власти невыгодно, чтобы эта образованная часть приходила на голосование, а она и не хочет идти, поскольку демотивирована и не верит в свои возможности. Но если она придет, то ситуация может поменяться, хотя оппозиция сейчас этой возможностью мотивировать людей не пользуется».

Опрос показывает, что тема возможности для Путина вновь избираться президентом дискуссионна и в большей степени мобилизовала противников переизбрания, говорит руководитель Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Наиболее важны цифры сторонников и противников продолжения президентства Путина. Ретроспективно видно, что они могут сильно меняться в зависимости от обстановки в стране и мире, а также в зависимости от приближения выборов, когда вопрос превращается из абстрактного предпочтения в реальный политический выбор».

 

Поэтому и сейчас, и в период до 2024 г. многое будет зависеть от развития ситуации: например, успешное преодоление эпидемиологического кризиса и его экономических последствий может увеличить поддержку президента, а затяжной социально-экономический кризис – снизить, считает эксперт. А вот голосование по конституционным поправкам, по его мнению, в небольшой степени определяется отношением к вопросу о сроках полномочий президента: «Для массового сознания в пакете поправок на первом месте не вопросы организации власти, а нормы социальных гарантий и некоторые идеологические новеллы». К тому же на голосование пойдут в первую очередь те, кто поддерживает конституционные изменения и власть, особенно если государству удастся эффективно справиться с новыми проблемами, полагает Бадовский: «Голосование по поправкам в этом случае пройдет как голосование о доверии Путину, но в совершенно ином контексте – поддержки эффективности выхода из чрезвычайной ситуации, социальных инициатив и «противовирусной», она же «антикуршевельская», национализации элит. Ядро противников президента на голосование мобилизовано не будет».

Важно смотреть, на каком фоне проводился этот опрос, а он плохой для Кремля и дальше будет только ухудшаться, полагает политолог Николай Петров: «Для Кремля наступает критическое время, когда люди хотят видеть четкие действия властей. Последние события, когда Путин съездил в больницу, где лечат коронавирус, а затем объявил пакет мер, – это как раз реакция властей на негативное отношение населения к происходящему. При том что многим этот пакет показался недостаточным и искусственно собранным».

Проблема не только в изменении в последние два месяца политического дизайна власти, но и в том, что в целом происходило в последние годы, говорит эксперт: «Была создана система технократических менеджеров, которые, по сути, лишены возможности самостоятельных действий. И если эта система не сможет адаптироваться и стать менее централизованной, она на новые вызовы не ответит. Граждане начинают это понимать».

И не случайно Кремль спешил провести голосование по Конституции 22 апреля – дальше ситуация будет только хуже, уверен Петров: «Пропагандистские методы работать не будут. И решение о переносе голосования вообще может быть отказом от идеи голосования в целом – власть показала, что она идет навстречу людям, но через несколько месяцев ситуация может стать тяжелее, и идти на голосование после эпидемии – это риск. Конституция же де-юре уже изменена».

РБК сообщает, что в четверг, 26 марта, российское правительство внесло в Госдуму законопроект, кото рый в случае одобрения расширит полномочия кабинета в случае чрезвычайных ситуаций.

Законопроект, текст которого размещен в базе документов Госдумы, дополнит существующую редакцию закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Если в действующем законе говорится, что чрезвычайная ситуация — это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, то поправки относят к факторам возникновения ЧС еще и «распространение заболевания, представляющего опасность для окружающих».

В поправках также говорится, что правительство будет вправе принимать решение о введении режима повышенной готовности или ЧС; устанавливать обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима ЧС; принимать решение об осуществлении им полномочий координационного органа единой госсистемы предупреждения и ликвидации ЧС.

В действующей редакции закона таких полномочий у правительства нет. Сейчас ввести режим ЧС на территории всей страны или ее части может президент России. За введение режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в субъектах отвечают региональные органы власти. В зависимости от уровня бедствия ЧС может объявить губернатор, глава района или города.

Правительство также получит право объявлять о чрезвычайных ситуациях или при «существенном изменении курса рубля» мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами; менять правила проведения закупок для государственных или муниципальных нужд у единственного поставщика, а также ограничивать оптовую и розничную торговлю медицинскими изделиями.

Поправки корректируют и обязанности граждан. Законопроект предполагает, что россияне должны выполнять установленные правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. В действующей версии правила граждане должны соблюдать при угрозе и возникновении чрезвычайных ситуаций.

В правильности и обоснованности законопроекта уверен депутат Андрей Луговой. «Мы столкнулись с новыми вызовами, с пандемией, которая не прогнозировалась и быстро развивается, времени на раздумья нет, и те полномочия, которые просит правительство, позволят быстро отреагировать на меняющуюся обстановку», — отметил он.

В таком законопроекте появилась исключительная необходимость, считает управляющий партнер AVG Legal Алексей Гавришев. «Безусловно, надо ввести контроль кабмина, это здравая инициатива», — считает юрист. По его мнению, поправки позволят более четко сформулировать положения закона. «Сейчас, например, у многих вызывают сомнения указы [мэра Москвы] Собянина по введению карантина: с одной стороны, есть административная ответственность за несоблюдение карантина, а с другой стороны, люди не понимают, при чем здесь московское правительство», — считает Гавришев.

Относительно бизнес-составляющих поправок, в частности нормы о моратории на банкротства, эксперты более осторожны. «Как правило, чем раньше введена процедура банкротства, тем выше шансы кредиторов получить удовлетворение своих требований за счет сохранившихся активов, пока их не успели скрыть или продать», — считает управляющий партнер юридической группы Novator, адвокат Вячеслав Косаков. Недобросовестные собственники могут использовать мораторий для дальнейших махинаций, уверен он. «Да, действительно, мораторий будет полезен для организаций с финансовыми трудностями, но мне кажется, что к изменениям в законопроект в части процедуры оспаривания сделок следует подойти внимательнее», — говорит Вячеслав Косаков.