Европа борется с катастрофой. Катастрофа побеждает

Европа борется с катастрофой. Катастрофа побеждает

27 марта 2020 г. 17:40

Болезнь - это стресс, эпидемия - это испытание, которое ослабляет сильных и ломает слабых, а смертность от болезни имеет почти идеальную корреляцию с наличием других системных проблем со здоровьем. В том, что вышеприведенные рассуждения в равном смысле справедливы и для биологических организмов и для политических структур - нет ничего удивительного, ибо математические законы, управляющие сложными системами - безжалостны, слепы и универсальны. 

Если продолжить метафору, то современный Китай, несмотря на почтенный возраст цивилизации, организм сравнительно молодой или просто зрелый. Не идеально здоровый, но решительный, способный к мобилизации внутренних ресурсов, волевой и обладающий навыком взращивания в себе эдакой спортивной злости. 

А Евросоюз - организм очень дряхлый, с неизлечимыми хроническими заболеваниями и борющийся даже не столько за жизнь, сколько за сохранение минимальной ясности ума, необходимой для борьбы с болезнью. В контексте борьбы европейских политиков с эпидемией и сопутствующим экономическим кризисом нельзя не заметить, что действия Еврокомиссии, лидеров стран Евросоюза и Европарламента, воспринимаются совершенно по-разному, если смотреть на них через "очки" медиа разных стран. Можно рискнуть, и поставить под сомнение правильность медийного восприятия, которое свойственно именно российскому инфополю.

Российские СМИ в основном концентрируются на новостях о том, что "Депутаты Европарламента (ЕП) одобрили предложенный Еврокомиссией пакет экстренных мер для преодоления экономического кризиса из-за коронавируса COVID-19", и сухо пересказывают или обсуждают размер стимулирующего пакета на 37 миллиардов евро, а также инъекций ликвидности (на сотни миллиардов евро, с обещаниями делать это до победного конца) в банковский сектор и финансовые рынки со стороны Европейского центрального банка. Картина кажется сравнительно благостной, особенно на фоне более сдержанных, если судить по сухим цифрам, действий российского правительства и вбросов о том, что российская гуманитарная помощь в Италии была якобы признана бесполезной.

Внутри западного инфополя ситуация воспринимается диаметрально противоположным образом. 

"Европейские лидеры испытывают сложности в переговорах о конкретной стратегии, [необходимой для того] чтобы сдержать последствия смертельного коронавируса, оставляя [нерешенными] ключевые детали, которые будут разработаны в ближайшие недели", сообщает агенство Bloomberg

С экономической точки зрения у Евросоюза сейчас гораздо больше проблем, чем например, у США или России, хотя из-за того что европейский политический класс привык выяснять отношения за закрытыми дверями, сравнительное спокойствие европейского политического пространство создает иллюзию того что все идет в рамках нормального рабочего процесса. Те самые 37 миллиардов евро, которые попали в первый пакет мер поддержки - это в прямом смысле капля в море по сравнению с необходимыми суммами. ЕЦБ не может сделать больше чем он уже сделал: повысить вливания выше уровня "сколько запросит рынок" уже нельзя, можно только выкупать с рынка облигации правительств Евросоюза, чем ЕЦБ и занимается активным образом.

У ЕС нет по-настоящему крупного общего бюджета, и не существует способа финансировать весь Евросоюз через выпуск объединенных европейских облигаций, с солидарной ответственностью за выплаты со стороны всех стран еврозоны или Евросоюза в целом. Так как для купирования последствий экономического шока потребуются как минимум несколько триллионов евро, то сейчас лучший момент для того чтобы заставить Германию, Австрию и другие страны с более-менее консервативной финансовой политикой, пойти на выпуск этих общеевропейских долговых инструментов.

Слово "коронабонды" - coronabonds - звучит все чаще, и именно в контексте требований к Берлину и его союзникам внутри Евросоюза. С точки зрения немецких интересов ситуация ужасная: если создать прецедент в котором немецкий бюджет отвечает по долгам, взятых для того чтобы спасти итальянскую (а также французскую, испанскую, греческую и далее по списку) экономику от последствий вируса, то этот прецедент обязательно станет правилом, а последствия для немецкой экономики (и политически последствия для Меркель) будут ужасающими. 

Собственно коронабонды - это те же самые "европейские облигации", которые так хотел создать Макрон, но которому Меркель отказала. Сейчас отказать будет намного сложнее. Но даже если отказать получится, то Германия будет выглядеть как жадная и расчетливая страна-убийца, что тоже не пойдет на пользу политическому здоровью Евросоюза. Наверное, из этой ситуации есть какой-то выход, но уже сейчас можно делать ставку на то, что этот выход не будет простым и уж точно обойдется Евросоюзу очень дорого.