Капитан Джонсон: бунт на корабле?

Капитан Джонсон: бунт на корабле?

13 марта 2020 г. 9:52

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Не прошло и полгода со дня триумфальной победы тори на досрочных парламентских выборах, а в их парламентской фракции стали обнаруживаться признаки разброда и шатания. При голосовании правительственного законопроекта, предоставляющего китайской компании Хуавэй квоту в 35% в проекте создания инфраструктуры для интернета 5G, 38 членов фракции проголосовали против. Законопроект всё равно прошёл благодаря тому, что у фракции 365 мест в Палате Общин, но, как говорится в аналогичных случаях, - «осадочек остался». И, при том, на вкус не особо приятный.

Запахло расколом: ведь если к уже обозначившимся «бунтовщикам» переметнутся ещё 12, то в итоге может повториться история прежнего парламента, в котором и Тереза Мэй, и затем Борис Джонсон оказались во главе правительства парламентского меньшинства. При сегодняшнем раскладе 365 минус 50 даёт правительству лишь 315 голосов, а объединённая оппозиция, получающая к своим нынешним 267 мандатам плюс 50 голосов тори-«диссидентов», окажется вполне способной если не реально «рулить», то эффективно блокировать любые правительственные инициативы.

Конечно, этот сценарий – самый радикальный и вряд ли реализуемый в ближайшей перспективе. По факту этого конкретного голосования ещё рано говорить о том, что Джонсон столкнулся с настоящим «бунтом на корабле». Аналогичным тому, который погубил Терезу Мэй и едва не угробил правительство Бориса Джонсона в прежнем парламенте. Тогда 11 видных членов фракции тори во главе с Домиником Гривом пошли «на принцип» против Брекзита и, в конечном счёте, либо вышли из партии сами, либо были лишены возможности переизбираться под партийным брендом.

Сегодня идти «на принцип» особо некому и незачем – все избранные тори шли на выборах 12 декабря 2019 г. под лозунгом «Да здравствует Брекзит!» (Get Brexit done!). Но, кроме принципов, есть и иные разные обстоятельства и мотивы, которые Борису Джонсону необходимо будет учесть, чтобы не довести дело до реального «бунта» на своём правительственном «корабле». И первое обстоятельство, как ни парадоксально, связано именно с тем, что Джонсон выиграл выборы с подавляющим большинством.

Оборотная и весьма деликатная сторона этой триумфальной победы состоит в том, что более трех с половиной сотен его однопартийцев, получивших парламентские мандаты, невозможно устроить на правительственные и прочие «хлебные» (скажем мягче – престижные) посты. А после того, как Джонсон провёл кадровую и структурную реорганизацию своего кабинета и фракции, вне этих постов оказались и прежние министры, и некоторые главы парламентских комитетов. Не всем из них по душе роли рядовых «заднескамеечников» - своего рода «бэк вокала» или «подтанцовки» для правительственных «перворядцев». Иногда хочется заявить о себе «в полный голос» даже если этот голос прозвучит полным диссонансом с остальными участниками фракционного «хора».

Все мы – люди, а людям свойственно не только ошибаться, но так же и обижаться. Говорят, что «на обиженных воду возят». Не знаю, не видел, возможно. Но ведь, если так, то «обиженные» могут ведь в какой-то момент эту «воду» взять – и пролить.  И хорошо, если это придёт им в голову не во время тушения пожара. Или – не во время перехода через какую-нибудь условную пустыню, когда каждая капля воды буквально на вес золота.

А ещё, кроме способностей ошибаться и обижаться, у людей есть привычка во всякое время и во всяком месте преследовать, прежде всего, и главным образом – свой собственный интерес. Даже у тех людей, которых мы выбираем самым демократическим и самым «свободным и честным» способом. Разумеется, у выбранных таким способом «слуг народа» всегда будет наготове заверение в том, что та или иная позиция занята ими исключительно в интересах этого самого «народа». И, нередко, это заверение соответствует истине. Хот бы в том смысле, что данный «слуга» искренне верит в то, что его позиция по определённому вопросу действительно выражает общенародный интерес.

Но также нередко бывает, что под «маской» или под «фиговым листком» общенародного интереса кроется интерес личный. А именно: обязательство лоббиста тех или иных «групп интереса», которые скрыто или открыто используют конкретного «слугу народа» в своих, понятно, корыстных целях. Однако, даже и в этом случае данный корыстный интерес может быть элегантно завёрнут в упаковку интереса общенационального.

Эти несколько отвлечённые от нашего конкретного сюжета трюизмы я привожу только с одной сугубо конкретной целью – чтобы начать разгадывать причины неожиданной выходки 38-ми членов фракции тори, проголосовавших против собственного (по умолчанию!) правительства. И искать эту разгадку я буду с помощью посетителей портала conservativehome.com, которые откликнулись на публикацию полного списка новых «диссидентов»  на консервативном парламентском «корабле».

Одна из догадок высказанная участниками дискуссии по опубликованному списку состоит в том, что 38 «бунтовщиков» во главе с одним из грандов фракции тори – Йеном Данкеном Смитом (Ian Dunken Smith), который, между прочим, вёл избирательную кампанию Бориса Джонсона, на самом деле продвигают интересы американцев. То есть, они не просто «ложатся» под Трампа, который давно заявил своё категорическое «фэ» по поводу сделки британцев с Хуавэй. Они – голосуя против этой сделки – как бы расчищают место для потенциальных американских инвесторов в весьма и весьма прибыльном проекте.

Это – самая грубая и даже циничная, если угодно, версия неожиданного «взбрыка» со стороны тех, кто, казалось бы, «по гроб жизни» обязан именно Борису Джонсону как харизматическому лидеру, обеспечившему в том числе и им «тёплые» местечки в Палате Общин. Но, опять же, вспоминаем, что все мы – и даже британские парламентарии – обычные люди. И чувство пожизненной благодарности – крайне редкое в нашей породе. А в большинстве случае мы видим, как вместо благодарности за содеянное добро облагодетельствованная персона отвечает, интеллигентно выражаясь, ассиметрично. Опять же, взвешивая на невидимых весах личный интерес и некий моральный долг.

При всей правдоподобности этой цинично проамериканской версии «бунта на корабле» к ней необходимо добавить  соображения действительно принципиального и даже морального порядка. Например, соображения союзнического долга – в рамках так называемого «трансатлантического партнёрства». Здесь, правда, тоже просматривается и вполне реальный коммерческий интерес: ведь президент Трамп, критиковавший британскую сделку с Хуавэй, намекал ещё и на то, что она может стать препятствием на пути заключения полномасштабного договора о свободной торговле между США и Великобританией после окончательного завершения Брекзита 31 декабря этого года.

Но есть другая – чисто гуманитарная версия случившегося и она вызывает понимание и поддержку у некоторых участников обсуждения. В частности некто под ником Sea_Warrior так откликнулся/откликнулась на опубликование списка:

«Молодцы. Идея о том, что 5G – это абсолютно необходимо, столь же малообоснованна, как и представление о том, что проект HS2 (скоростная железнодорожная магистраль - 2) хорош с точки зрения бизнеса. Настала срочная необходимость для Запада как единого целого сесть и подумать о природе китайского зверя. Для начала: это – зло».

Пост нашёл поддержку у пользователя под ником 1965_Username:

«Точно. Дивлюсь тому, как многие не видят, кто такие китайцы на самом деле. Начнём с их отношения к правам человека и животных. Мы не должны поддерживать страну, которая считает приемлемым то, как в ней обращаются с правами собственного народа и животных».

EMTurner подключился (лась) к дискуссии с ехидным напоминанинем:

«И, однако, с каждым годом мы всё больше импортируем из Китая… потому что люди не останавливаются и не думают».

На что последовал ответ:

«Что ж, как раз сейчас и настало время для общества всё продумать заново. Правительство, поддерживающее режимы, подобные китайскому, тут не помощник. Оно должно было бы подать пример и рассказать об этом всему миру».

Я привёл этот диалог для того, чтобы показать: в самой консервативной среде (а посетители портала именно таковы) есть вполне осознанная и аргументированная поддержка позиции тридцати восьми членов фракции тори, выступивших против собственного правительства. Другой вопрос – насколько эта гуманитарная аргументация совпадает с реальной мотивацией «бунтовщиков». Но тут важен сам факт понимания и оправдания «бунта» даже при том, что это может серьезно сказаться на положении правительства в парламенте и сыграть на руку оппозиции.

Но, кроме чисто гуманитарного взгляда на эту сделку, присутствует и прагматический подход с точки зрения обеспечения национальной безопасности. Юзер с весёлым ником SonOfThatcher напоминает:

«Хуавэй может быть дешевле, чем альтернативы из Швеции, Финляндии и Кореи, но дешевизна эта – не самый лучший резон для выбора. Как сказал Йен Данкен Смит: «При выборе между безопасностью и ценой, безопасность должна идти первой». Будем надеяться, что правительство к этому прислушается».

Таким образом, у условной «платформы-38» во фракции тори в Палате Общин обнаруживаются три основных мотива: цинично-корыстный (проамериканский лоббизм), бескорыстно-гуманитарный (Китай как зло) и прагматично-ответственный (безопасность превыше всего). Правда последний сразу же оказался поставлен под сомнение в типично британской саркастической манере юзером с ником terry22justice:

«Вообще-то я не особо в курсе, но свои две копейки всё же добавлю. Мне не важно, у кого мы все эти штуки купим, если цена будет хорошей и всё будет работать. Не существует и никогда не будет существовать система, которую не мог бы взломать какой-нибудь гений. Нас стремятся убедить в том, что русские и американцы знают, что мы делаем даже до того, как мы решили сами, что будем делать. Так почему бы и китайцам не иметь в этом свою долю? Если мы всё делаем правильно, то нечего беспокоиться о том, кто об этом знает. Все это – чистое надувательство, которое необходимо замести под ковёр, и стоит ли нам – таким молодцам, до мозга костей британцам – о чём-то в данном случае волноваться?»

Если кто-то решит, что данный текст написал никакой не «мужественный британец» terry, а условный Ваня Иванов или условный Лю Сяо Дун – то я спорить не стану. Но, кто бы ни был автором этого тонкого троллинга, он подметил главное во всей этой истории: и это практически по Шекспиру – много шума из ничего. Каковы бы ни были реальные резоны для бунта тридцати восьми, это – не проблема, а только повод. Для того, чтобы сигнализировать Джонсону о том, что не всё в его руках. И, значит – первый симптом внутрифракционного  неблагополучия.

Что делать, советует юзер под ником RachaelDT:

«Стыдоба – и Тагендхет [Tugendhat Tom – председатель комитета по международным делам в прежнем парламенте] впутался… но Борис может сделать с этими бунтовщиками тоже, что он сделал с Гривом и компанией в конце прошлого года. Если бы он смог положить конец ассоциации партии с господами, подобными Брайдену, Франсуа и Паттерсону (Briden, François and Patterson), будущее выглядело бы более светлым. А если Йен Данкен Смит окажется бомжем – тем лучше. Такой шовинистической позиции не место в мейнстримной партии!»

И невольно вспоминаются гумилёвские строки про капитана, который:

«Бунт на борту обнаружив,

Из-за пояса рвёт пистолет,

Так, что сыплется золото кружев

Розоватых брабантских манжет!»

Не знаю, правда, чего Борису Джонсону сегодня больше хватает – «брабантских манжет» или всё же  «пистолета».