Нефтяная война: ключевая роль, которую сыграет Россия

Нефтяная война: ключевая роль, которую сыграет Россия

12 марта 2020 г. 12:03

Кувейт, Ирак и ОАЭ присоединились (в разной мере) к кампании Саудовской Аравии по снижению нефтяных цен. Ирак снизил апрельскую цену своей нефти Basrah Light в Азии на $5 за баррель, Кувейт — на $6. Эмираты снизили свои февральские цены задним числом — на $1,63. 

Что тут стоит отметить. Провокационные заголовки деловых изданий вида «Ещё две страны вслед за Саудовской Аравией объявили нефтяную войну России» имеют под собой не больше оснований, чем заголовки официальных казённых изданий «Саудовская Аравия действует по указке Вашингтона». Единственное обоснование, вернее — это желание набить кликов на прочтениях, но тут издания не виноваты. Виноват читатель, в глазах которого репутация изданий весьма мало зависит от того, насколько те вводят его в заблуждение.

Лежащая на поверхности очевидность - война нефтяных цен ведётся всеми и против всех -  может не пользоваться популярностью у публики, однако разделяется большинством экспертов. Разумеется, зачинщиком ситуации считают КСА — вернее, принца Мохаммеда бен Салмана — но мысль о том, что он действует по указке Вашингтона, сильно удивила бы многих в Вашингтоне, в первую очередь администрацию Трампа, которая сейчас нервно прорабатывает варинты спасения собственной сланцевой нефтяной отрасли.

Впрочем, ключевая роль России в некотором смысле действительно налицо.

Только не в том смысле, в котором её подают отдельные российские комментаторы, полагающие, что «США и Саудовская Аравия совместно пытаются принудить Россию к выполнению условий Эр-Рияда о сокращении добычи, чтобы выбить Россию с мирового нефтяного рынка, уступив его саудовской и американской нефти». Именно в этом контексте они, в частности, трактуют встречу главы Минфина США Мнучина с российским послом, на которой Мнучин «подчеркнул важность упорядочения энергетических рынков» - расценивая эту реплику как ультиматум и требование покориться саудитам.

Ключевая роль России, как представляется, в другом. 

Ценовая война вредна на данном этапе решительно для всех её основных участников. 

Для России — потому что сокращает ее доходы.

Для Саудовской Аравии — потому что сокращает ее доходы, обрушивает стоимость Saudi Aramco, акционерами которой является чуть ли не весь средний класс страны, и уменьшает довольно-таки тонкую подушку долларовой безопасности, имеющуюся у королевства (по оптимистичным подсчётам, КСА хватит в нынешнем режиме на год с небольшим).

Для США, в первую очередь Трампа — потому что осенью выборы, а массовое банкротство сланцевиков не очень добавит ему популярности.

Но саудовские стратеги, похоже, всерьёз полагают, что первой сломается именно Россия и лично В.В. Путин, для которого, по версии читаемых ими западных брейн-танков (наполняемых аналитикой по известной технологии opinion bubble), обрушение нефтяных цен чревато внутренними протестами и чуть ли не потерей власти уже этим летом.

Так что Россия выполнит свою ключевую роль в этой истории, просто не оправдав ожидания мировой аналитики.