Тайные правители Британии: спойлер – не Уильямсон

Тайные правители Британии: спойлер – не Уильямсон

6 марта 2020 г. 9:58

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Ну,  какая же может быть тайна, когда мы спрашиваем: кто правит Британией?  Уже само название государства содержит ясный и однозначный ответ: Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Если королевство, то, стало быть, король или королева – вот кто в качестве главы государства и правит. На самом деле этот ответ не совсем верный. Или, скорее даже – совсем не верный.

Не совсем, потому что вот уже более трех столетий носители британской короны живут по формуле: «царствуют, но не правят». Но при этом институт британской монархии и сегодня остаётся удивительным политическим реликтом, вызывая эмоции чуть ли не обожания у одной половины британцев, и чувства скепсиса и неприятия у половины другой.

Восемь лет назад на бриллиантовый (шестьдесят лет) юбилей правления королевы Елизаветы Второй агентство YouGov провело опрос среди подданных королевы и получило вот такие результаты. Оказалось, что 66% респондентов желают, чтобы Елизавета оставалась на троне пожизненно и лишь 23% высказали пожелание, чтобы она уступила трон наследнику. 47% полагали, что в последнее время поддержка в пользу наследственного монархии, а не избираемого президента выросла. А 35% утверждали, что королева ближе к заботам и проблемам простых людей, чем любой политик в Великобритании. А в текущих рейтингах популярности Елизавета Вторая занимает стабильное первое место среди всех членов королевского семейства, уступая только в возрастном сегменте миллениалов принцу Гарри.

Однако, несмотря на столь явную популярность и института монархии, и самой королевы, всем (при некоторых исключениях) понятно, что реально королевством управляет Её Величества Правительство под руководством первого министра (prime minister). Исключения эти бывают трёх сортов: некоторые всё ещё искренне полагают, что правит всем королева; некоторые – то есть ситуативное парламентское большинство конца правительства Терезы Мэй и первого премьерского «захода» Бориса Джонсона – считали, что правит Парламент;  и только некоторые – наиболее осведомлённые – полагают, что ни королева, ни премьер-министр, ни даже Парламент тут не при чём. А вот кто при чём – тут тоже есть расхождения.

На роль «тайных правителей» в популярном представлении претендуют то масоны, то финансовые воротилы из лондонского Сити, то заокеанские президенты. И даже – президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, сообщениями об очередном «вмешательстве» в британские дела которого местные таблоиды регулярно шокируют доверчивого обывателя. Всё это выглядит крайне завлекательно, но реальности соответствует очень мало, или не соответствует совсем – как в случае с байками про Путина.

Но, если вся такого рода «конспирология» яйца выеденного не стоит, то сама тема о «тайных правителях» туманного Альбиона всё же ещё не закрыта. По крайней мере, для Гарри Ламберта (Harry Lambert) – автора журнала NewStatesman, который опубликовал своё «расследование» под заголовком: «Who’s in charge inside No 10: the maverick advisers running Britain». В нём очень много ссылок на анонимные «источники», что неизбежно превращает ряд утверждений автор в ничем не подкреплённые «гипотезы» (чтобы не сказать просто – домыслы). Но, тем менее, картина «внутренностей» правительственной «машины» Соединённого Королевства, представляется совсем не абстрактной, а выполненной в манере здорового реализма. Так что в целом можно понять, кто в действительности «за главного» (in charge) на Даунинг-стрит 10 (в офисе премьер-министра). И каким образом советники-одиночки  действительно «управляют Британией».

Начинает Г. Ламберт с цитирования одного электронного письма, которое 26 июня 2016 года в 11 часов 28 минут по Гринвичу Доминик Каммингс отправил Майклу Гоуву и Борису Джонсону. Напомню, что накануне – 24 июня на референдуме о выходе Британии из Европейского Союза непредсказуемо победили сторонники того, что с тех пор стало известно под аббревиатурой Brexit. «Отцом» этой сенсационной победы традиционно и вполне оправданно считается именно Доминик Каммингс, сумевший с помощью нетрадиционных методик работы с социальными сетями добраться до английской «глубинки». И вывести к избирательным урнам тех, кто никогда не ходил ни на какие выборы. И кто в этот раз осознал возможность с помощью своего голосования выплеснуть всю накопившуюся за последние пару-тройку десятков лет ненависть (скажем мягче – разочарование) по отношению к политике «открытых дверей».

Текст мейла Г.Ламберт заимствует из книги Тима Шипмэна (Tim Shipman) “All out War”, достоверно описывающей то, как Брекзит «утопил британский политический класс». И в этом мейле Д.Каммингс  указывает, что М.Гоув должен стать министром финансов в будущем правительстве Бориса Джонсона. А сам Каммингс отводит себе пост руководителя администрации премьера. Но, помимо решения ключевых кадровых вопросов в этом  мейле содержится ещё и план кардинальной структурной реформы управленческого аппарата.

А именно – объединение группы советников премьера и советников каждого члена кабинета (а их всего 21) в общую «команду» с прямым подчинением руководителю администрации премьера, то есть ему – Доминику Каммингсу. Это, писал тогда он, необходимо сделать с тем, чтобы исключить ситуацию двух «конкурирующих центров власти». И сделать – несмотря на «отчаянное сопротивление» членов кабинета.

Глядя на то, что делает Борис Джонсон сегодня в 2020 году, невозможно не признать в Каммингсе не только провидца, но и специалиста по управлению вероятным, но далеко не очевидным будущим. Да, он не предсказал, когда именно Борис Джонсон станет премьером, но он «зарядил» его верой в своё предназначение. Да, Каммингс не угадал тот пост в правительстве Джонсона, который получит Майкл Гоув. Сегодня Саджида Джавида на посту министра финансов сменил Риши Сунак (Rishi Sunak). Но и Гоув занимает важнейшую позицию – Minister for Cabinet Office, т.е. руководителя  администрации всего кабинета министров. А при этом причиной отставки Саджида Джавида как раз и стало его несогласие на подчинение своих советников  Доминику Каммингсу.

Надо признать, что фигура Каммингса как «тайного советника вождя» - совсем никакая не «тайна» и для специалистов по «даунингстритоведению», и даже для относительно широкой публики. Требование уволить “Demonic Cummings” неоднократно озвучивали и устно, и письменно участники многотысячных лондонских маршей протестов против Брекзита. А вот другая фигура известна значительно меньше, но значимость её для Бориса Джонсона  в сравнении с Каммингсом  по сути не меньшая. Это – Эдвард Листер (Edward Lister) -  руководитель  администрации Бориса Джонсона в период его мэрства в Лондоне с 2011 по 2016 гг. Теперь Листер – старший помощник Джонсона и один из тех немногих участников премьерского «ближнего круга», кто определяет реальную политику правительства.

Некоторые наблюдатели полагают, что для Листера просто нашли некую синекуру, а реально он – вовсе не у дел. Но другие утверждают обратное, доходя до того, что Каммингс вообще обязан своим постом именно Листеру. О значимости последнего говорит такой факт. Прошлой осенью, когда Джонсон (как перед ним – Тереза Мэй) столкнулся с непробиваемым парламентским большинством, и Каммингс  направил Джонсона в «политическое чистилище», посоветовав взять курс на досрочные выборы, Листер провёл незаметную, но решающую переговорную работу с ирландским тайосичем (премьер-министром) Лео Варадкаром. В результате основной «камень преткновения» - тот самый backstop (то есть открытость границы между Ирландией и Ольстером) удалось «упаковать» таким образом, что вариант Соглашения с ЕС, прежде трижды отвергнутый Палатой Общин под руководством спикера Джона Беркоу, всё же был принят. И Джонсон, хотя и не «умер» как обещал после того, как Брекзит 31 октября не состоялся, но всё же вышел на досрочные выборы и разгромно их выиграл.

В общем, получается так, что у Джонсона в наличии два  «тайных» советника, органично дополняющих друг друга. Если Каммингс – мастер-стратег и вообще идеолог, то Листер – мастер-тактик и воплотитель общих каммингсовских «идеологем». Про Листера даже говорят, что он “talks a very small game and walks a very tall game”. В русском эквиваленте, это, вероятно, должно звучать как – «мало говорит, но много делает». Завидная характеристика для помощника премьера – не правда ли?

Есть правда, одна проблема. Дело в том, что Листеру уже 70, и в июле, когда он впервые вошёл в правительственную команду Джонсона, вроде бы речь шла о его временном участи. Но вот что подчеркивает Ламберт: «Реальной замены для Листера, на того, кого Джонсон мог бы выбрать и кому мог бы доверять – нет. Если Листер уходит, то Джонсон потеряет советника, которого многие считают опорой на Даунинг-стрит 10 и противоядием Каммингсу. Остальная часть команды премьер-министра при всех талантах выглядит слабовато без него».

К числу самых продвинутых из этих «талантов» Ламберт относит сорокадвухлетнюю Муниру Мирзу (Munira Mirza) – главу отдела, ответственного за разработку и реализацию  общей программы деятельности правительства (policy). А так же тридцатитрехлетнего Лиама Бут-Смита (Liam Booth-Smith) – недавно назначенного главу объединённой команды советников премьера и членов кабинета по экономике. Они высоко котируются в глазах Каммингса и Листера и, похоже, представляют собой будущее офиса премьера. Но при всех талантах практического управленческого опыта у них маловато, и в этом отношении ни Мирза, ни Бут-Смит на роль сменщика Листера не годятся.

Ламберт завершает своё «расследование» таким неутешительным для Джонсона выводом: «Джонсон прыгнул в воду [то есть сделал ставку на проект «Брекзит» ещё в 2016 году]. И выжил, но может оказаться, что он плавает среди акул. А в связи с вероятным уходом его многолетнего решателя всех проблем Эдварда Листера, он может вскоре лишиться своего спасателя».

Вот эти четыре главных персонажа и можно считать действительными, хотя и в некотором роде «тайными правителями Британии». Ведь если любознательный читатель обратится к официальному сайту британского правительства по ссылке https://www.gov.uk/government/ministers, то имён Каммингса, Листера, Мирзы и Бут-Смита он там не найдёт. А обнаружит, например, что в недавнем прошлом министр обороны Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson) – тот самый, кто требовал от России «заткнуться» - теперь окормляет министерство образования!

Нет, всё-таки не политтехнологи, а поэты – настоящие пророки. Вспомните Александра Сергеевича Грибоедова и его полковника Скалозуба: разве его бессмертное мотто «Я вам фельдфебеля в Вольтеры» не подходит самым лучшим образом для описания карьеры Уильямсона?! А, впрочем, какая разница, куда Джонсон посадит очередного Уильямсона? Реально править всё равно будут те, кто «в списках не значился». Такая вот демократия.