Приемлемое соглашение уважаемых коллег: по следам встречи Путина и Эрдогана в Москве

Приемлемое соглашение уважаемых коллег: по следам встречи Путина и Эрдогана в Москве

6 марта 2020 г. 9:17

Владимир Аватков, с.н.с. ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД России, директор Центра востоковедных исследований

В этот раз все было по-восточному символично. В зале на собравшихся взирала статуя Екатерины Великой, той, чьими усилиями Крым вошел в состав России, Министр обороны Сергей Шойгу приветствовал турецкого лидера рядом со скульптурой Петра Первого, памятного в российско-турецкой истории Азовскими походами. Часы на камине, возле которого разместились президенты, были украшены композицией "Переход через Балканы" и были посвящены художником Евгением Лансере разгрому османской армии в Болгарии в 1877-1878 годах.

Не было в этом раз «дорогих друзей», были «уважаемые коллеги», намеренно холодные и четко выверенные соглашения, а еще – усталые улыбки после сложных переговоров, за которыми наблюдали и сторонники, и противники сотрудничества между Москвой и Анкарой. Главный результат – сохранение статус-кво. А как итог – очередной русско-турецкой не будет.

У Турции есть два «синдрома»: имперскость и «недооцененность» системой международных отношений. Периодически они накладывают свой отпечаток на внешнеполитический курс Анкары, подменяя идейно-ценностным полем сферу национальных интересов. Проще говоря, зачастую амбиции оказываются выше рациональности. Но сразу после этого происходит, если угодно, отрезвление, и вновь возникает тема АЭС Аккую, Турецкого потока и потока российских туристов.

Так и существуем – между всплесками и тишиной.

Более того, почему-то именно Россия на протяжении веков оказывалась на пути у имперского сознания турок, что приводило много раз к конфликтам. Судьба, видимо, такая – быть на пути. Вот и президент Эрдоган за несколько дней до возита в Москву говорил президенту Путину «убраться с его пути». Но в итоге сам приехал в росийскую столицу, обосновав это (перед своими радикальными кругами, видимо) тем, что российский коллега очень занят внесениями поправок в Конституцией и посетит Анкару потом.

Конечно, не все просто и гладко между двумя государствами, звучит критика и неопантюркизма, и неоосманизма, и турецкого исламизма. Логичная критика, полезно иногда вспоминать и проблемные составляющие, чтобы не повторять ошибок прошлого. Но...

За последние годы было сделано слишком много всего положительного, что вывело российско-турецкое взаимодействие на новый уровень, представить себе который нельзя было еще 20 лет назад. Можно было бы все это взять – и отменить, одним росчерком пера или даже просто не ставя подписи. И тогда ясно, «чья бы взяла». Однако в этом ли цель?

Россия пришла на Ближний Восток, чтобы сформировать новую зону безопасности по периметрам в том числе и своих границ, сформировать в рамках своих национальных интересов, но с учетом позиций региональных акторов. Этим Москва сильно отличается от США, которые навязывают, а не согласуют.

Борьба с терроризмом и воспрепятствование его распространению на постсоветское пространство – другая важная цель. И тут без твердого и уверенного диалога с Анкарой никак, потому что многие ключи от многих проблем лежат у нее на столе.

Сила – одна из ключевых составляющих дипломатии, многие процессы идут за ней или вместе с ней. Но без мудрого расчета силы недостаточно. Специфика момента в отношении турецких коллег – необходимость действовать, как говорил В.И. Чуркин, «креативно».

Пока турецкие наблюдательные пункты в Идлибе сращивались с террористами, а турецкие войска действовали «в боевых порядках террористических формирований» – военно-дипломатические стратеги уже вырабатывали план.

В соответствии с подписанным в Москве протоколом, стороны еще раз подчеркнули необходимость борьбы с международным терроризмом и уважения территориальной целостности Сирии, после 6-го марта должны прекратиться боевые действия, линией разграничения («коридором безопасности») должна стать дорога М4, возобновляется совместное патрулирование россйиских и турецких военных. «Вишенка на торте» – «документ подписан министрами обороны двух стран».

К слову, Эрдоган закрепил за собой право отвечать «всеми силами» на действия официальной сирийской армии. Это то единственное эмоциональное и амбициозное, что было им произнесено в публичной части переговоров. Без этого никак – домой хотелось вернуться с победой и тем, что будет возможно предъявить взбудораженной турецкой общественности.

Россия понимает Турцию, отсюда, например, искренние соболезнования в связи с гибелью турецких военнослужащих. Насколько понимает Турция Россию? Слышит ли она прямые намеки и о необходимости координации во избежание инцидентов, и о том, что боевики атакуют российские базы, и о многом другом. Все несколько сложнее, чем позиционирует в публичной сфере Анкара. Сложнее, чем то, что говорил Эрдоган – нужна база или две, стройте. Все намного сложнее.

Вообще с пониманием другу друга у нас тяжело. Если у Москвы есть открытые документы, определяющие стратегически внешнеполитический курс, то у Турции их нет. Профессионально организованного диалога в гуманитарной сфере не хватает, а экспертный консалтинг оставляет желать лучшего, если не сказать прямо, что его практически нет.

Нагнетание обстановки уже сказалось на межчеловеческой коммуникации, сформировался очередной виток конфронтации на уровне обществ, в первую очередь в Турции, где моментально активизировались националисты, угрожая российским гражданам, в том числе дипломатическим представителям. А впереди туристический сезон. Теперь россиянам не ехать на турецкие курорты, опасаясь за свою жизнь? Этого хотят в Анкаре? 

Время турки для своих действий подобрали интересное (случайно ли?) – это и коронавирус, и экономический кризис, и миграционный. И сыграли на многом – молодцы. Но получили ли то, что хотели? Амуницию от США? А стратегически? Отношения между Россией и Турцией оказались на краю пропасти, бесполетной зоны нет, расширения зоны контроя нет, Асад на месте, нет и победы на европейском треке, где нарастает напряжение из-за беженцев. Пока есть – возвращение к балансу.

В России было много здравых голосов о «принуждении к ответственности» Турции. Это было возможно сделать физически, однако лучше пусть дипломаты договариваются, чем пушки стреляют.

Очевидно, что достигнутое 5 матра в Москве соглашение – переходное к новому этапу. Дальше будут новые сложные переговоры, если удастся реализовать задуманное.