От переговоров в Москве очень многое зависит

От переговоров в Москве очень многое зависит

2 марта 2020 г. 16:14

Ситуация в сирийском Идлибе всё больше накаляется. Над зоной конфликта сбиты два сирийских военных самолета, турецкая армия потеряла 33 человека погибшими.  Ни сама Анкара, ни её партнеры по НАТО явно не готовы к такому повороту событий.  

Несмотря на ряд воинственных заявлений, Турция так и не объявила войну Сирии. Кроме того, она также не попыталась и вступить в прямую конфронтацию с Россией. Более того, 5 марта Реджеп Тайип Эрдоган собирается в Москву на переговоры с Владимиром Путиным. Россия, напомним, сохраняет приверженность сочинским договоренностям, выступает за территориальную целостность Сирии, поддерживает Дамаск в его намерении продолжить борьбу с террористами. Но, вместе с тем, придает большое значение взаимодействию с турецкими партнерами.

Главный редактор журнала "Россия в глобальной политике", политолог Федор Лукьянов сомневается в том, что дело дойдёт до военного противостояния Турции с одной стороны, и России с Ираном —  с другой:

—  Все понимают, что этот конфликт будет иметь катастрофические последствия, все от этого сильно проиграют, Турция, я думаю, больше всех. Но и Россия потеряет многое из того, чего удалось добиться за предшествующие годы. Если внимательно послушать заявления и отшелушить пропаганду и риторическую войну, то Турция и Россия ведут себя осторожно, всячески даже стараясь исключить упоминания возможности противостояния друг с другом.

Эрдоган ведёт себя не странно, а авантюрно и очень рискованно, но, в общем, вполне предсказуемо. С самого начала было понятно, что Идлиб будет самой острой проблемой, поскольку туда перекладывались все противоречия с предыдущих этапов. По мере восстановления контроля правительства над сирийской территорией, более радикальным силам давали возможность уходить, они уходили все дальше, и в конце концов осталась только провинция Идлиб, и дальше идти некуда.

Было много сил, которые так или иначе связаны с Анкарой, но были договоренности в 2018 году, что Турция справится с этой проблемой сама. Но она то ли не смогла, то ли не захотела. Скорее, не смогла —  когда территория напичкана отъявленными головорезами, то их контролировать даже патруль не может, во всяком случае полностью. Возникла ситуация, когда этот вопрос решают военным путем.

Для Турции по ряду причин это очень тяжелый момент, сделали большую ставку на участие в сирийской войне, это связано с внутренней ситуацией, поэтому Эрдогану взять и капитулировать сложно. Я думаю, что будет достигнута новая договоренность в равновесии интересов, корректировка того, что было в 2018 году. Ясно, что договоренность будет между Россией и Турцией, Сирия в данном случае не главный игрок.

Но до переговоров с Путиным, Эрдоган пытается максимально улучшить свое положение на земле. Максимально забрать обратно из того, что сирийская армия сумела получить в последние месяцы. Поэтому мы видим такой яростный напор, такое наступление. Это все рискованно, но мне кажется, что к сожалению, это в логике развития ситуации. 

У нас с Турцией отношения не союзнические, отношения противостоящих сторон, которые при этом понимают, что друг без друга ничего сделать не смогут. Поэтому они все время ищут возможности как-то избежать столкновения и понять, как они могут работать совместно. Сейчас наступил очередной этап, может быть и решающий, от переговоров в Москве очень много зависит.