Невеликая Британия: неочевидное вероятное

Невеликая Британия: неочевидное вероятное

28 февраля 2020 г. 11:56

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

В далёком 1988 году в одной теперь уже не существующей стране один человек по имени Егор публично на всю страну и на весь мир заявил другому человеку по имени Борис: «Борис, ты не прав!» С тех пор эта фраза стала «крылатой» и вполне применимой в любой ситуации, в которой участвует человек по имени Борис. В нашем случае это, разумеется, премьер-министр правительства Её Величества королевы Елизаветы II Борис Джонсон. А правоту Бориса утверждает, естественно, не Егор Кузьмич Лигачёв, (которому в этом году исполнится 100 лет), а читатели британской газеты The Daily Express.

Редакция газеты задала вопрос своим читателям: «Прав ли Борис Джонсон, угрожающий покинуть переговоры с Евросоюзом этим летом?» И 99% из тех, кто в опросе поучаствовал, ответили утвердительно. Что это за угроза и почему британский премьер эту угрозу высказал накануне самих переговоров (они должны начаться в понедельник 2 марта) – об этом чуть позже. То есть сразу после напоминания о том, что одиозная фраза Лигачёва по адресу Борис Ельцина прозвучала в стране, которой не существует уже почти 30 лет.

Я не намекаю на то, что фраза Лигачёва и распад СССР каким-то образом связаны. Хотя очень возможно, что это именно так. Я прямо намекаю на то, что произнесение в точности этой или производной от неё фразы может оказаться предвестником распада той страны, в которой она была произнесена. Затрагивает ли эта аналогия Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии? На мой взгляд – затрагивает. И при том, в очень значительной степени. В той степени, в которой, в результате Брекзита «союз» может покинуть не только Шотландия (см. мою предыдущую колонку:  https://politanalitika.ru/posts/2020/02/21/velikobritaniya-i-evrosoyuz-trudnosti-perehoda.html), но та самая Северная Ирландия, которая в названии государства соединена с Великобританией всего лишь союзом «и».

Насколько возможен такой поворот дела – обсудим тоже позже. А сейчас вернёмся к опросу и поводу, который вызвал вышеупомянутый читательский опрос. Да, действительно, Борис Джонсон как всегда, поступил экстравагантно: переговоры ещё не начались, а он уже, что называется – «заупокой». То есть уже угрожает из них выйти. Почему бы это? Ответ дан в официальном заявлении его (точнее – Её Величества королевы Елизаветы II) правительства, в котором говорится, в частности о том, что будет в случае, если Евросоюз не пойдёт навстречу условиям Великобритании по новому договору о взаимной торговле. И будет вот что: «Если окажется, что этого не произойдёт на встрече в июне, правительство будет вынуждено решить, нужно ли  Соединенному Королевству переключиться с переговоров на исключительно домашних приготовлениях к тому, что завершить переходный период в упорядоченной манере».

Сказано в традиционном британском стиле несколько витиевато, но в целом – вполне понятно: если до 30 июня новый торговый договор с ЕС на британских условиях не будет согласован, то мы готовимся к выходу 31 декабря в формате No deal. Собственно британские условия просты: это вариант Канада+ или Япония, а если нет – то отношения с ЕС будут строиться на правилах ВТО как в случае с Австралией. Евросоюз вёл переговоры с Канадой в течение 7 лет и, в итоге, заключил договор, позволивший устранить 98% тарифов, пошлин и квот. То есть установить режим почти полной свободы торговли. Что же сегодня препятствует заключению аналогичного договора между ЕС и Великобританией? Рыбный вопрос.

Дело в том, что Мишель Барнье – глава переговорной группы от ЕС – заявил, что абсолютно обязательным условием заключения договора должно стать согласие британской стороны на открытие своих акваторий для рыболовного флота стран-членов Евросоюза. Эта позиция воспринята  британцами как требование уступки части суверенитета в обмен на открытие обширного рынка Евросоюза. Один из комментариев в той же Daily Express вышел под таким заголовком: «Мы не позволили Европе вторгнуться в наши земли, почему же должны позволить им вторгнуться в наши моря?»

Заголовок двусмысленный и для Европы, несомненно, обидный. Если вообще – не оскорбительный. Одно дело, если автор этого комментария Пол Болдуин (Paul Bolduin) под «Европой» подразумевает только Наполеона Бонапарта с его не вполне удавшейся «континентальной блокадой». А если к Бонапарту присовокупляется ещё и Адольф Гитлер, который ведь тоже – «Европа»?!

Очень похоже, что так называемый «переходный период», т.е. финальная стадия реализации Брекзита, грозит обернуться гибридной войной (включающей экономический, политический и информационный компоненты) между сторонами. И даже не просто грозит, а уже на самом деле такой войной и оборачивается. При чём, в ходе этой войны (как и всякой войны вообще) не исключены и казусы того, что можно было бы назвать «дизертирством».

Вот, например, член Европейского парламента от Италии Франческа Донато (Francesca Donato) в интервью опять  же Daily Express заявила, что успех Британии после выхода из Евросоюза может сподвигнуть другие страны на выход… например из еврозоны. Заявление не удивительное, поскольку г-жа Донато у себя на родине как раз и возглавляет движение Eurexit. В своё время к такому выходу чуть ли не принуждали Грецию, но спасла ситуацию Германия, фактически выкупившая греческие многомиллиардные долги. А с Италией в ближайшие пару лет может получиться совсем другая история.

Дело в том, что общая экономическая ситуация по итогам прошлого года в странах Еврозоны – не айс. В декабре промышленное производство сократилось на 4.1% по отношению к предыдущему году. И больше всех пострадала именно Германия – у неё падение на 7.2%. В Италии тоже  не весело – 4.2%, недалеко по цифрам и Франция – промышленное производство сократилось на 3.2%. Так что, если вдруг, то Италию держать «наплаву» будет некому. И вероятность того, что итальянские власти решат вернуться к своей старинной «лире» где-то в конце 2021-начале 2022 гг. уже сегодня исключать нельзя. А там, глядишь – на предполагаемый экономический успех Соединённого Королевства – Италию может потянуть прочь не только из еврозоны, но и из Евросоюза.

Впрочем, вот тут как раз и необходимо вспомнить про то, что говорилось в самом начале: про судьбу страны, в которой прозвучала парафраза лигачевской формулировки. Конкретно – про Соединённое Королевство. Выстраивается перспектива, когда  название королевства придётся серьёзно корректировать. Именно по причине того, что Брекзит, переходящий в фазу гибридной войны между, так сказать, «островной» и континентальной «Европами», спровоцирует дизертирство и на Британских островах.

Шотландский казус уже прорисовывается вполне рельефно: в следующем году после майских выборов в местный парламент с почти стопроцентной вероятностью вопрос о повторном референдуме по независимости будет поставлен перед Лондоном, что называется, ребром. И как с этим быть, едва ли кто-нибудь реально представляет. Джонсон надеется на феноменальный экономический рост после окончательного выхода из ЕС 31 декабря. Но совершенно не ясно, в каком формате этот выход состоится, каковы будут торгово-экономические, логистические и прочие отношения Британии и Евросоюза. И вообще – чем можно будет переломить мнение 52% шотландцев, не желавших выходить из ЕС, а потому желающих туда вернуться в качестве независимой нации.

Осталось, разве что надеяться на Путина, который, согласно версии бывшего советника правительства по иностранным делам Дэвида Кларка (David Clark), сначала желал выхода Шотландии из состава королевства, а теперь, наоборот, этого не хочет. Так как, якобы боится, что независимая Шотландия станет укреплять Евросоюз и НАТО. Тогда как Путин только и занят тем, чтобы эти организации развалить. Но оставим «эксперту» его «экспертово» и вернёмся от депрессивных фантазий к реальности. А точнее – к Северной Ирландии, до которой «рука» Путина, похоже, пока что не дотянулась.

Недавно проведённые опросы в Ольстере и в республике Ирландия дали настораживающие результаты. В частности, обнаружилось, что 55.8% опрошенных за то, чтобы Северная Ирландия оставалась в составе Евросоюза. А 45.4% заявили, что если бы референдум об объединении Ольстера и Ирландии проводился сегодня, то они проголосовали бы «за»! А в республике Ирландия за то, чтобы Ольстер присоединился, высказались 73.1% респондентов. Правда, в самом Ольстере сторонников сохранения статуса союзной части британского королевства всё-таки больше – 46.8%.

Однако в республике Ирландия за Ольстер как часть Соединённого королевства выступили лишь 10.2%. При этом 47.9% североирландцев согласились бы на объединение с Ирландией как способу возвращения в Евросоюз. 44.8% такой способ не поддержали бы.

Видимо, опираясь на эти цифры и учитывая неожиданный успех партии Шинн Фейн на ирландских парламентских выборах (37 мест), бывший премьер (имеющий особое название – Taoiseach)  в 1997 -2008 гг. Берти Ахерн (Bertie Ahern), высказал явно крамольную мысль. Он считает, что референдум по объединению двух «Ирландий» может состояться в ближайшее десятилетие. Или, по крайней мере, уже через 5 лет!

А всё ли спокойно в ещё одной части Соединённого Королевства – в Уэльсе? Там ведь тоже на референдуме по Брекзиту большинство высказалось за то, чтобы оставаться в Евросоюзе. Пока активности, сопоставимой с тем, что наблюдается в Шотландии, не видно. Однако, как известно, дурной пример заразителен. Если Джонсону не удастся договориться с Евросоюзом о приемлемых условиях торгово-экономического партнерства с 1 января следующего года и если экономика Британии после Брекзита действительно просядет, как об этом предупреждают некоторые авторитетные эксперты, то идея независимости сможет вдохновить и вроде бы пока лояльных валлийцев. И не исключено, что в третьем десятилетии двадцать первого века мы увидим, как некогда великая империя, над которой никогда не заходило солнце, сжалась до размеров, условно говоря, Великого княжества Английского.

Тогда, вероятно, будет очень востребован один как бы юмористический (если не пророческий) плакат, который носили в Лондоне  демонстранты – противники Брекзита: Make Britain Great Again!