Конституционная реформа работает на укрепление  всей конструкции власти

Конституционная реформа работает на укрепление всей конструкции власти

19 февраля 2020 г. 14:32

Продолжается работа над поправками в Конституцию России. По предложению группы депутатов и сенаторов, статью 83 предлагается дополнить положением о том, что президент осуществляет общее руководство правительством.

Кроме того, в статье 113 главы 6 предлагается закрепить, что премьер-министр несет персональную ответственность перед президентом за осуществление возложенных на правительство полномочий, перечень которых будет расширен. Так, согласно поправкам, в него теперь войдут обеспечение единой государственной политики в области поддержки, укрепления и защиты семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, господдержка научно-технологического развития РФ, сохранение и развитие ее научного потенциала, охрана окружающей среды, сохранение уникального природного и биологического многообразия страны, формирование в обществе ответственного отношения к животным, развитие системы экологического образования, формирование экологической культуры.

Согласно поправкам, президент будет вправе, но не обязан распустить Госдуму в том случае, если она три раза отклонит предложенную им кандидатуру в премьер-министры, а также после трехкратного отклонения кандидатур одной трети членов правительства.

Общая идеология предложенной Путиным конституционной реформы заключалась в одновременном усилении полномочий всех ветвей и институтов власти для долгосрочной устойчивости и стабильности системы, считает председатель директоров фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: 

 —  По совокупности поправок можно говорить, что президент получает большой объем дополнительных прерогатив. Институт сильной президентской власти остается основой системы, хотя и общая насыщенность всех институтов полномочиями тоже увеличивается.

Что же касается общего руководства правительством, то президент и сейчас назначает его членов и отправляет их в отставку, а кабинет руководствуется в своей работе в том числе указами и поручениями главы государства. 

Дополнительное указание на осуществление общего руководства необходимо еще и потому, что другими новыми конституционными нормами фиксируется прямое руководство президента силовым блоком министров и особый порядок их назначения.

Но это не означает, что президент включается в исполнительную власть.  Его конституционная роль в системе разделения властей определяется статусом главы государства, который в том числе обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие всех органов госвласти.

Те направления госполитики, ответственность за которые закрепляется в Конституции за правительством, не новы, отмечает директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ, политолог Александр Пожалов

—  По  сути, найдено решение, как отразить в Конституции ряд консервативных ценностей (поддержка традиционной семьи), запрос россиян на благоприятную экологию, стратегический характер нацпроектов, приоритет поддержки науки, необходимость содействия государства социальным НКО. Вместо сомнительного, с точки зрения юридической процедуры, отражения их в преамбуле Конституции, они вносятся в число ключевых направлений деятельности правительства.

Эти смысловые направления госполитики, в отличие от норм об устройстве политических институтов, будут более значимыми для населения. Их появление должно облегчить и кампанию по мобилизации избирателей на голосование, ведь сегодня ключевая проблема для власти – явка.

Ещё в первом чтении в Госдуме возник обоснованный вопрос о неопределённости в случае, если парламент не утверждает новых министров – каков должен быть сценарий действий?

Этот пробел и закрывает поправка о том, что в случае трёхкратного отказа Госдумы утвердить 1/3 от «гражданского» состава правительства президент может распустить Госдуму. При этом речь идёт не об обязательном роспуске, влекущем за собой открытую фазу политического кризиса и досрочные выборы, а только о таком праве.

Некоторое время назад поднимался вопрос о том, чтобы президент не был обязан (как сейчас) распускать Госдуму и в случае отказов утвердить премьер-министра, а мог пользоваться таким правом на своё усмотрение. То есть можно говорить не столько об усилении либо ослаблении институтов президента и парламента, сколько о балансировании конструкции и уточнении мер ответственности – с учётом новых полномочий парламента по формированию правительства. В Послании Владимир Путин предупреждал депутатов, что новые возможности влияния на исполнительную власть должны сопровождаться и усилением их ответственности.

Отмечу принципиально новые поправки. Во-первых, конечно, это  закрепление неприкосновенности экс-президентов и особого порядка её лишения в самой Конституции. Во-вторых,  признание главы государства де-факто стратегическим руководителем правительства.

Последняя из перечисленных поправок закрепляет те практики, которые сложились за время с момента возвращения Владимира Путина из кабмина на пост президента. При медведевском кабмине  Путин регулярно, раз в две недели, проводил расширенные заседания с руководством правительства и ключевыми министрами. Видимо, такая практика сохранится и при правительстве Мишустина.

Поправка может подтверждать, что роль премьер-министра в дальнейшем будет более технократической. На это указывали и первые поправки от президента: там предусмотрено, что при досрочной отставке премьер-министра его сменщик не обязан вносить предложения по новой структуре кабмина (число вице-премьеров, набор министерств).

А особый статус неприкосновенности экс-президентов выглядит долгосрочной “прививкой” от малейшего риска повторения сценариев, с которыми столкнулся ряд постсоветских стран. Когда в результате прихода к власти оппозиции по итогам “цветных революций” с активным участием Запада, новые элиты пытаются запустить политическое преследование прежних. В этой логике, такая поправка тоже работает на укрепление и стабильность всей конструкции публичной власти.

Предложения отразить в Конституции цели Совета Безопасности и Администрации президента симметричны поправкам, определяющим статус Госсовета. Тем самым устраняются риски их “конкуренции” между собой и с другими институтами в будущей конфигурации публичной власти.

Эти поправки учитывают и замечания оппозиции и ряда экспертов, полагающих, что АП, де-факто являющаяся одним из органов выработки принципиальных решений, функционирует без законодательного регулирования, а Совбез упомянут в Конституции лишь рамочно и регулируется “обычным” федеральным законом “О безопасности”.