Конституционная реформа обрастает подробностями, деталями и эмоциями

Конституционная реформа обрастает подробностями, деталями и эмоциями

14 февраля 2020 г. 15:18

Президент Владимир Путин обсудил с рабочей группой по внесению изменений в Конституцию процедуру общероссийского голосования и сбор поправок ко второму чтению.

Всего, по данным сопредседателей рабочей группы, они получили более 500 предложений. И эксперты готовы их обсуждать еще как минимум 10–14 дней. Установленный срок приема поправок истекает 14 февраля. В Госдуме предложили продлить его до 2 марта. Сам глава государства заявил, что власти никуда не торопятся и депутатов действительно можно попросить отложить второе чтение, но и затягивать не нужно.

Среди прозвучавших на встрече 13 февраля инициатив пресса выделяет, к примеру, изменение преамбулы Основного закона. Член Совета Федерации Алексей Пушков выступил с инициативой прописать в ней статус России как державы — победительницы во Второй мировой войне.

Глава комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Ярослав Нилов без конкретных формулировок предложил подчеркнуть в преамбуле миротворческую и сдерживающую серьезные угрозы и глобальные военно-политические конфликты роль государства.

Декан юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Сергей Белов, в свою очередь, заявил о необходимости уточнить механизм изменения преамбулы, ведь нынешняя Конституция этот вопрос не оговаривает.

Кроме того, участники группы предложили закрепить в основном законе страны индексацию пенсий и зарплат. С этим предложением Владимир Путин согласился. При этом, по его мнению, в Конституцию не стоит включать все нюансы —  это можно сделать и на уровне федеральных законов.  

Кроме того, прозвучали предложения закрепить роль науки и приоритеты научно-технического развития, повысить статус национальной культуры до конституционного уровня, усилить в конституции роль русского языка, зафиксировать статус России как ядерной державы (чтобы не допустить возможного разоружения в будущем) и закрепить запрет на отчуждение территорий России. Последнее из вышеперечисленных предложений вызвало безусловную поддержку всех участников встречи.

Поступали и другие предложения — например, вручать Конституцию вместе с паспортом гражданина России в 14 лет или закрепить вертикальную систему управления здравоохранением.

Так или иначе, на встрече президента с рабочей группой в основном обсуждались дополнительные инициативы по социально значимым и политико-идеологическим поправкам, тогда как вопросы полномочий и баланса властей практически не звучали, отмечает руководитель Фонда ИСЭПИ, политолог Дмитрий Бадовский:

—  Можно считать, что работа над блоком поправок про организацию власти в целом завершена и на принятие пойдет то, что наметил комитет Госдумы.

Единственная уже одобренная комитетом поправка в этот блок, которую Путин посчитал нужным дополнительно поддержать - введение в Основной закон положения о парламентском контроле. Здесь важно то, что это предложение было озвучено представителем КПРФ, что повышает вероятность поддержки партией Зюганова закона о поправках при голосовании во втором чтении.

Из других поправок шансы на принятие имеют прежде всего социальные, касающиеся индексации зарплат, семейной и молодежной политики, роли науки и культуры, экологической повестки и волонтерства. Все эти поправки могут повысить готовность поддержать конституционную реформу в различных социальных группах, обеспечить дополнительную мобилизацию на общероссийское голосование.

А вот с предложением о статусе страны-победительницы возникает вопрос о процедурах правки преамбулы, которые никак не установлены самой Конституцией и не определены специальным федеральным законом о порядке принятия поправок в Конституцию. Прописывание и принятие таких норм в закон потребует дополнительного времени и может затянуть процесс принятия конституционных поправок.

Кроме того, если пойти сейчас на «распаковку» возможности вносить поправки в преамбулу, то возникнет еще много других идеологических инициатив, причем не всегда консенсусных, в отличие от закрепления упоминания о Победе.

В свою очередь, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ, политолог Александр Пожалов выражает надежду, что  агитация за поправки уйдёт от малосодержательного, а в перспективе даже опасного для власти набора "Если ты за Путина, то голосуй и за Конституцию":

—  Для привлечения людей к голосованию по Конституции – объективно не столь значимому для них, как президентские или даже парламентские выборы – нужно удерживать тему в повестке и подчёркивать её важность лично для Путина. Каждую неделю президент проводит мероприятия, где отвечает на вопросы по поправкам, и нынешняя встреча такую повестку задала. А с учётом продления подготовки поправок, перед 2-м чтением в Госдуме президент может вновь встретиться с рабочей группой – подвести финальные итоги.

Чтобы обеспечить явку, власти нужны основы для социального позиционирования поправок в Конституцию.

Вопросы устройства институтов власти – за исключением функционала президента (именно на президента люди возлагают основные надежды) – мало трогают россиян, не воспринимаются как личная история или столь востребованная “социальная справедливость”. А у скептиков они даже могут вызвать раздражение – как “игры элит” на фоне явной “антиэлитной волны”.

Первичные социальные поправки за месяц затерялись на фоне споров о политических реформах. Поэтому новые социальные поправки – индексация зарплат, поддержка государством науки и культуры – должны помочь мобилизации и агитации в патерналистских группах, прежде всего, среди бюджетников и на производствах.

Однако власть по-прежнему не отвечает на вопрос о том, гарантируют ли поправки в Конституцию возобновление индексации пенсий работающим пенсионерам – вот и Путин ушёл от конкретизации решения.

Власти нужна основа для одобрения поправок парламентской оппозицией, которая уже начала “торг” с Кремлём перед 2-м чтением.

Для этого, в том числе, поддержаны второстепенные политические поправки оппозиции по роли Госдумы (КПРФ предлагала прописать в Конституции гарантию парламентского контроля и расследований – и это, по сути, одобрено). Объединят власть и системные партии такие поправки, как индексация зарплат и запрет на отчуждение территорий РФ.

Но достаточно ли этого для той же КПРФ?

Запрет на отчуждение территорий позволяет придать голосованию за Конституцию дополнительный смысл для патриотического сегмента избирателей, испытывающих сомнения по поводу политики РФ на украинском направлении, отношений с Китаем или Японией. Их теперь можно убеждать, что голосование за Конституцию – это ещё и общероссийский плебисцит о незыблемости Крыма (или Южных Курил) как нашей территории. Тем более что в 2014 году общероссийское голосование по Крыму не требовалось, ограничились мегасоцопросом. А сама власть сможет предъявлять итоги «плебисцита о Крыме» на международной арене при любых попытках Запада вновь поставить вопрос о якобы незаконности вхождения Крыма в состав РФ.

Власти нужен выход из неудобной ситуации, когда уровень ожиданий от конституционной реформы по социальным и ценностным сюжетам окажется выше, чем способность власти их хотя бы частично удовлетворить.

Чем дольше будет длиться такое обсуждение, тем выше риск фрустрации от несбывшихся ожиданий. Что может отразиться и на рейтингах власти после успешной технологической мобилизации на голосование по Конституции (как в 2018 году, когда переназначение Дмитрия Медведева и новый пенсионный возраст разошлись с ожиданиями людей, дружно проголосовавших за “путинский Прорыв”).

Владимир Путин предложил прогнозируемый и удачный вариант – не вошедшие в Конституцию поправки социального плана должны прорабатываться для будущих законов и подзаконных актов. Такие идеи могут стать и основой для позиционирования «Единой России» перед выборами в Госдуму.

Процедурно важный момент – это согласие президента со схемой организации голосования. Но интересно, что точная дата голосования не прозвучала – с учётом продления срока обсуждения поправок не исключено, что и 22 апреля пока не утверждено как финальная дата.

Как не обсуждались и такие “нюансы”, важные для явки, как, например, возможность онлайн-голосования.