Турецко-французская гибридная война обострилась

Турецко-французская гибридная война обострилась

30 января 2020 г. 11:30

Медийно-дипломатический конфликт между Парижем и Анкарой резко обострился сразу на двух направлениях.

Одновременно вспыхнула перепалка между президентом Франции Эммануэлем Макроном и турецким руководством вокруг решения Турции поддержать ливийское правительство национального согласия в его противостоянии с Ливийской национальной армией маршала Хафтара. 

«В последние дни мы видели корабли Турции наемниками из Сирии, которые прибывали в Ливию. Это противоречит тому, что президент Эрдоган обещал сделать во время конференции в Берлине. Это нарушение данного слова» - заявил Макрон.

В Анкаре среагировали. Пресс-секретарь турецкого МИД Хами Аксой заявил: «Президент Франции Эммануэль Макрон вновь попытался поставить на повестку свои абсурдные претензии к нашей стране. Основную ответственность за проблемы, возникшие с начала кризиса в 2011 году в Ливии, несет Франция. Ни для кого не секрет, что она оказала безоговорочную поддержку Хафтару, чтобы получить право распоряжаться природными ресурсами Ливии... При военной поддержке ряда стран, включая Францию, нападения Хафтара на законное правительство Ливии являются самой серьезной угрозой ее территориальной целостности и суверенитету».

Насчёт законности ПНС турецкий дипломат, отметим, погорячился. Выборы в стране, запланированные на прошлый год, так и не состоялись. Кабинет Фаиза Сараджа обладает международным официальным признанием, но в мире, где крупнейшими западными странами признан глава Венесуэлы по фамилии Гуайдо, это имеет не очень большое значение.

Хафтар, включившийся в дележ власти с некоторым запозданием и поднявшийся из маргиналов в мейджоры при поддержке парламента с востока страны уже на одном из поздних этапов гражданской войны, официально никем вроде бы не признан, но, обладая контролем над 90% территории страны (и находясь постоянно в опасной близости от главных городов Триполи и Мисраты) - неплохо себя чувствует и без «ярлыка от международного сообщества». 

Франция, для которой Ливия представляет естественный ресурсный интерес, в прошлом году была обвинена в прямых поставках вооружений хафтаровской ЛНА - и, по общему (хотя и отрицаемому Парижем) мнению, имеет с маршалом договорённости на будущее. Турция, к которой официально обратилось ПНС - действует в рамках своей исторической роли (стоит помнить, что Ливия была частью «османского мира», а Эрдогана нередко именуют нео-османистом, стремящимся восстановить влияние своей страны на территориях бывшей империи).

Впрочем, противостояние между двумя военными державами, замыкающими восток и запад традиционного европейского пространства, разворачивается сейчас одновременно не только в Ливии, но и в восточной части Средиземного моря. Свои комментарии относительно ливийского конфликта Макрон сделал во время встречи с греческим премьером Мицотакисом, на которой было сообщено об отправке французских фрегатов в Эгейское море для усиления греческих сил в возможном противостоянии с Турцией.

Там в основе конфликта, как мы помним, тоже лежит энергетика - Турция протестует против разработки газовых ресурсов вокруг Кипра «без учёта интересов» турецких киприотов и, собственно, самой Анкары. Греция, выступающая патроном греческого Кипра, находится в состоянии очередной эскалации с партнёром по НАТО, и министр обороны Панагитопулос уже заявил о «готовности к любому сценарию, включая военное столкновение». В свою очередь правительство Эрдогана также поднимает ставки и требует демилитаризации ряда греческих островов, находящихся в непосредственной близости от ее территории (практически все острова Эгейского моря по итогам разборок 1920-х годов достались Греции, Турция сумела отстоять только непосредственно малоазийское побережье). 

Перспектива реальной войны в Средиземноморье между двумя из четырёх сильнейших держав НАТО пока не выглядит по-настоящему реальной, но сценарий затяжного вялотекущего конфликта представляется вполне вероятным.