Варшаве не удалось превратить Освенцим в трибуну

Варшаве не удалось превратить Освенцим в трибуну

27 января 2020 г. 15:17

Сегодня польском Освенциме отмечают семидесятипетилетие освобождения нацистского концлагеря "Аушвиц-Биркенау" войсками Красной Армии. На церемонии будут присутствовать около 200 узников концлагеря, представители общественных организаций и высокопоставленные официальные лица, в том числе президент Польши. Отсутствие самих освободителей Польши — ветеранов Красной Армии, к сожалению, естественно в нынешнем политическом климате Европы. Россию представляет лишь посол в Польше Сергей Андреев

В условиях крайне жесткого информационного, дипломатического и даже политического конфликта между Польшей и Россией стоит помнить о том, что на самом деле откровенно ревизионистская позиция официальной Варшавы не отражает общественного запроса в самой Польше. Более того, сама идея превращения исторических дат в инструменты идеологической войны и продвижение антироссийского исторического нарратива является не просто непопулярной и по-настоящему маргинальной в польском обществе. 

Согласно свежему опросу, проведенному институтом IBRiS, на который ссылается Rzeczpospolita, "только 5,4 процента респондентов считают, что торжества в Освенциме должны стать местом для «сильного польского исторического месседжа в противовес русскому нарративу»". 

То что сейчас происходит в контексте идеологического конфликта по линии Варшава-Москва - это не столько идеологический эксцесс конкретных польских (правоконсервативных) политиков, сколько провал конкретной политтехнологической стратегии, которая, вероятно, была изначально разработана для того чтобы объединить общество вокруг правящей партии "Право и справедливость" (PiS).

Нынешнее руководство Польши находится в политической осаде: примерно половина избирателей хотела бы смены правительства и политического курса, а Еврокомиссия буквально "давит" на правительство с использованием европейского законодательства и судебный системы с целью заблокировать антидемократическую реформу польской юстиции. Берлин и Париж поддерживают крестовый поход брюссельских чиновников против варшавских национал-клерикалов, которые маскируются под консерваторов, а поддержка со стороны администрации Трампа не позволяет именно сплотить общество, так как левые, образованные, городские и секулярные избиратели не любят и не уважают самого Трампа в той же степени, в которой они не любят и не уважают президента Дуду. 

В качестве объединяющего фактора для всего общества и мобилизующего фактора для собственного электората был выбран именно конфликт с Россией (хотя нельзя исключать, что конфликт случился естественно, а потом его взяли в оборот правительственные политтехнологи) и в этом есть определенная логика, которая хорошо выглядела в теории. Россия, во всех ее исторических реинкарнациях - вполне универсальный "враг" для польского общества, которого можно ненавидеть независимо от политической ориентации, а определенная русофобия сейчас в моде как в европейском, так и американском инфополе.

На практике план не сработал. Возможно, общество смогло увидеть реальный политтехнологический замысел и манипуляцию внутри националистической антироссийской риторики. Возможно, польское общество, включая даже самих избирателей правящей партии, обладает большим политическим вкусом и чувством уместности, чем карикатурно-агрессивное правительство. В любом случае, у президента Дуды и его коллег из партии "Право и справедливость" появился хороший повод подумать о смене тактики или стратегии.