Последний бой за венесуэльскую нефть

Последний бой за венесуэльскую нефть

13 января 2020 г. 13:27

Начало 2020 года для Хуана Гуайдо и его американских кураторов из Государственного департамента США прошло максимально неприятным образом. Венесуэльские власти нанесли серьезный удар по позициям проамерикаснкой оппозиции не только в самой стране, но и за ее пределами. 

Конечно, избрание Луиса Парры (кстати, бывшего оппозиционера) в качестве спикера Национальной ассамблеи вместо Гуайдо не было признано ни оппозицией, ни американскими и европейскими официальными лицами, но психологическое воздействие оказалось колоссальным. Опрошенные The New York Times и Guardian рядовые сторонники несистемной оппозиции были практически единодушны в поддержке двух неприятных для США выводов, которые буквально напрашивались после скандального голосования в поддержку Парры. 

Вывод первый: Гуайдо "потерял" контроль над парламентом, при том, что парламент оставался последним легальным оплотом оппозиции внутри системы власти. Второй, и более важный вывод: антиправительственные силы стремительно теряют политический вес, вместе со способностью привлекать на свою сторону хоть сколь-нибудь влиятельных силовиков или лидеров гражданского общества.

В субботу, 11 января, состоялся тест дееспособности оппозиции: Гуайдо призвал сторонников на массированную акцию протеста в Каракасе, и в теории, она должна была оказаться многочисленной, ведь Гуайдо за несколько дней до нее все-таки сумел прорвать полицейский кордон и зайти в здание парламента, что должно было воодушевить его сторонников. Результат марша оказался до такой степени обескураживающим, что даже симпатизирующее ему агентство Рейтерс воздержалось от публикации числа его участников, с грустью подчеркнув, что "На субботнем митинге Гуайдо отметил, что ассамблея может проводить сессии там, где и когда она захочет, сигнализируя, что он сам может избегать конфронтации. Когда их не пускали в здание ассамблеи, законодатели провели сессию в штаб-квартире связанной с оппозицией газеты El Nacional". 

Судя по вбросам в западных СМИ, Гуайдо предстоит поменять риторику и начать апеллировать к венесуэльскому ресурсному патриотизму, а также защищать один из самых скандальных законов эпохи Мадуро. По информации источников Wall Street Journal, специальная операция по смене спикера ассамблеи нужна была венесуэльскому президенту для того чтобы решить одну из проблем, доставшихся ему от эпохи Чавеса.

Официальному Каракасу сейчас очень нужны деньги и инвестиции в нефтяную отрасль, но иностранные инвестиции в нефтяной и добывающий сектор осложняются не только санкциями США, но и чрезвычайно рестриктивными условиями венесуэльского законодательства, которые фактически требуют от иностранных инвесторов быть миноритариями в любом проекте. Помимо этого, Чавес (который, вероятно, вообще не рассматривал вариант потери контроля над парламентом) дал национальной ассамблее право вето на любые сделки с лицензиями на добычу нефти. По данным Wall Street Journal, российские, китайские и турецкие нефтяные компании, которые готовы работать в стране, несмотря на санкции и политические риски, требовали ликвидировать законодательные ограничения, а значит, именно они являются инициаторами нового витка венесуэльского политического кризиса.

В этих условиях, вполне вероятно, что Гуайдо будет пытаться мобилизовать сторонников и привлечь на свою сторону часть венесуэльской бедноты обещаниями защитить монополию государственной PDVSA на добычу нефти и не допустить "разграбления нефтяных богатств страны" российскими, китайскими и турецкими нефтяными компаниями. 

В Латинской Америке такие призывы зачастую находят благодарную аудиторию, но в данном случае, представляется маловероятным, что венесуэльский электорат поверит в искренность демонстративного патриотизма проамериканской оппозиции. Если венесуэльская нефть все-таки перейдет под иностранный контроль, а ее экспорт будет организовываться по каналам, которые не могут быть блокированы американскими санкциями, то это будет серьезный удар по американской внешней политике