Грядущие выборы – первая тема в Новом году

Грядущие выборы – первая тема в Новом году

9 января 2020 г. 9:59

Обзор прессы 9 января

Российская пресса выходит из новогодних каникул с разнонаправленными темами. Главный акцент СМИ на внешней политике, в основном ближневосточной проблематике последних дней. Однако ряд изданий посвятили свои материалы и внутриполитическими темам.  

По информации “Коммерсанта”, администрация президента намерена сохранить за партией власти конституционное большинство в парламенте. Источники газеты называют два варианта решения этой задачи — создание новых лояльных партий или насыщение думской кампании партиями, которые не смогут рассчитывать на преодоление пятипроцентного барьера. Впрочем, собеседники, близкие к внутриполитическому блоку администрации, считают, что добиться нужного результата можно и без радикальных изменений партийного ландшафта.

Согласно декабрьскому исследованию «Левада-центра», электоральный рейтинг партии «Единая Россия» составляет 29%. Среди тех, кто намерен участвовать в выборах, он выше — 47% (против 44% в июле этого года). Помимо «Единой России» сейчас в Думу прошли бы КПРФ (14%), ЛДПР (13%), «Коммунисты России» (5%) и «Справедливая Россия» (5%). При сохранении тенденций социологи пророчат «Единой России» порядка 45% голосов по партийным спискам на будущих выборах в Госдуму.

Депутаты Госдумы избираются по смешанной системе: половина — по спискам, половина — по одномандатным округам. По одномандатным округам партия вряд ли наберет больше 150 мандатов (примерно такие оценки звучали на последнем съезде). При этом секретарь генсовета партии Андрей Турчак не раз заявлял, что ее цель — конституционное большинство (более 300 мандатов). По сведениям “Ъ”, от идеи конституционного большинства не хотят отказываться и в администрации президента. Выходит, что по спискам «Единая Россия» также должна получить не менее 150 мест.

По закону только партии, получившие более 5% голосов избирателей, могут рассчитывать на места в Госдуме. При распределении мандатов учитываются только голоса, поданные за эти партии. Всего «списочных мест» 225. На это число делится количество голосов, поданных за партии, прошедшие пятипроцентный барьер. Таким образом вычисляется «цена» одного мандата. Затем на эту «цену» делится число голосов, поданных за каждую из прошедших партий. Частное и есть число депутатских кресел, которое, таким образом, не соответствует количеству поданных за партию голосов.

Голоса, полученные партиями, оставшимися за барьером, а также недействительные бюллетени не учитываются, но влияют на «цену» мандата.

Чем больше партий переваливает через заветную планку, тем выше «цена» мандата и тем меньше мест в Госдуме получают партии, преодолевшие барьер. После подсчета получаются цифры с десятыми долями после запятой. Если в итоге сумма целых чисел оказывается меньше 225, нераспределенные места достаются партиям, набравшим больше сотых долей после запятой. В первую очередь мандаты получают представители общефедеральной части списка каждой партии — не более десяти человек. Затем распределяются мандаты среди региональных групп: общее количество голосов, отданных за партию, делится на оставшееся число мандатов. Так вычисляется «внутрипартийная цена» мандата. Результат каждой отдельной региональной группы делится на эту «цену». Целая часть — число мандатов, причитающихся региональной группе. Нераспределенные мандаты отходят региональным группам, набравшим больше сотых долей после запятой.

Искомые 150 мандатов составляют 66,67% от 225 мест в Госдуме. То есть 45% голосов, которые могут быть поданы за партсписок, «Единой России» нужно превратить в 66,67% от 225 мест. Партии парламентской оппозиции при этом в сумме получат 33,3% «списочных» кресел. Чтобы посчитать, скольким местам в Думе эквивалентен 1% голосов на выборах, гипотетические 45% «Единой России» “Ъ” поделил на необходимые 66,67% мест. Полученный результат — 0,68 — и есть «цена» мандата. Если умножить 33,33% думских кресел, оставшихся оппозиции, на «цену» мандата, мы увидим, что суммарный результат парламентской оппозиции на выборах должен будет составить 22,5%.

Однако у «Единой России» есть и другие варианты сохранить большинство. Как ранее сообщал “Ъ”, администрация президента исследует общественный интерес к различным политическим повесткам — по итогам могут быть запущены новые партии или обновятся существующие.

Если малые партии и недействительные бюллетени оттянут на себя 13,2% голосов (как в 2016 году), при 45% голосов «Единая Россия» получит 51,8% мест по спискам, или 116 мандатов, то есть на 34 меньше, чем планирует. Гипотетическая новая партия должна была бы набрать 13% голосов, чтобы получить эти 34 мандата. Это может быть не одна, а две партии, которые возьмут, например, 6% и 7%. Три малые партии, если они пройдут барьер «по краю», могут дать и все 15%. Предполагается, что нынешняя парламентская оппозиция в этом случае возьмет 28,8% (те же 75 мандатов).

«Достичь в сумме 30% непроходным партиям непросто», — считает член экспертной группы при ЦИК, специалист по избирательному праву Аркадий Любарев. По его словам, нет шести-восьми партий, способных получить поддержку 3–5% избирателей. Их нужно вырастить, а шанс промахнуться очень велик, как с «Родиной» в 2003 году, на прохождение которой в ГД Кремль совсем не рассчитывал. «Большое количество партий-спойлеров невыгодно "Единой России": они могут отнимать голоса у партии власти и друг у друга,— считает эксперт.— Кроме того, если у "Единой России" будет поддержка избирателей на уровне 45%, то она, скорее всего, получит больше 150 мест по одномандатным округам».

Политолог Ростислав Туровский предлагает рассмотреть вариант трехпартийной Госдумы: «Если "Справедливая Россия" не преодолеет 5%, а наберет около него, это увеличит количество утерянных голосов, и тогда, возможно, "Единая Россия" получит искомые проценты».

По мнению главы Фонда ИСЭПИ Дмитрия Бадовского, если партия власти сосредоточится на наращивании рейтинга, то к 2021 году она может рассчитывать на 45–48% и 120 мест в Госдуме по спискам. При этом в округах ей придется вести борьбу, в том числе за счет самовыдвиженцев и малых партий, которые могут создать союзную «Единой России» депутатскую группу или просто присоединиться к фракции, как это произошло в 2003 году.

 

Политконсультант Григорий Казанков считает, что потолок партии по спискам сейчас — 40%, но предполагает, что по одномандатным округам провластных кандидатов может пройти больше за счет самовыдвиженцев. В то же время господин Казанков согласен, что пришло время новых партийных проектов.

Эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников считает, что «партию-подпорку» создать невозможно и администрация сосредоточится на «детоксикации» имиджа «Единой России». В свою очередь, глава Центра политтехнологий Борис Макаренко считает, что для результата «Единой России» в две трети мандатов по спискам партиям, не взявшим барьер в 5%, придется набрать порядка 40%, как в 1995 году. При этом «игру» с новыми партиями эксперт считает потенциально опасной. По его словам, партия власти может рассчитывать на 45% голосов и ей потребуется взять как можно больше одномандатных округов.

Источник “Ъ”, близкий к внутриполитическому блоку администрации президента, считает, что «Единая Россия» вполне может получить конституционное большинство за счет одномандатных округов. По его словам, партия в силах взять 180–190 округов и тогда ей понадобится всего 110–120 мандатов по списку. Пара малых партий, по его мнению, сможет преодолеть барьер в 5% и также получить представительство в парламенте.

«Известия» пишут, что в наступившем году 13 сентября в России состоится единый день голосования. Ему будут предшествовать избирательные кампании самого разного уровня: выборы глав 17 субъектов (16 прямых, одни — через парламент субъекта) и депутатов парламентов 11 субъектов, а также дополнительные выборы в Госдуму. До осени президент может отправить в отставку одного или двух губернаторов, но увольнения глав регионов не будут иметь массовый характер, уверены политологи. При этом эксперты не сошлись во мнении о дальнейшей политической судьбе руководителей Брянской области и Краснодарского края.

Прямые выборы глав субъектов состоятся в Севастополе, Республиках Татарстан и Чувашия, Краснодарском и Камчатском крае, Иркутской области, Еврейской автономной, Брянской, Ленинградской, Костромской, Смоленской, Архангельской, Пензенской, Тамбовской, Ростовской и Калужской областях. В отличие от прямых выборов 90-х годов, действующий с 2012 года порядок предусматривает двухуровневую систему фильтров.

Во-первых, президент по собственной инициативе может провести консультации с политическими партиями и выдвинутыми в порядке самовыдвижения кандидатами.

Во-вторых, желающих стать кандидатами должны поддержать от 5 до 10% депутатов муниципальных собраний. Точная цифра устанавливается в законодательстве субъекта. Самовыдвиженцам нужно будет собрать в свою поддержку от 0,5 до 2% подписей избирателей. Назначать губернатора через голосование в парламенте будут в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре (прямые выборы в регионе были отменены в 2014 году). Главу региона в этом случае избирает окружная Дума из кандидатур, предложенных президентом, список возможных кандидатов которому предоставит тюменский губернатор.

В каждом регионе в этом году планируется установить около 1000 цифровых участков. На них граждане даже за пределами своего субъекта смогут избрать губернаторов и депутатов региональных парламентов, а также проголосовать на дополнительных выборах депутатов Госдумы, сообщили «Известиям» в управлении пресс-службы и информации аппарата ЦИК. Кроме того, комиссия по итогам проводимых сейчас научно-исследовательских работ будет рассматривать возможность применения в 2020 году дистанционного электронного голосования.

«Планируется реализовать личный кабинет кандидата и политической партии, в котором сделать доступными функции адресного информирования, а также отправки в электронной форме документов в избирательные комиссии, выдвижения в состав избирательных комиссий, представления финансовой отчетности, открытия специальных избирательных счетов и ряда других», — говорится в ответе пресс-службы ЦИК.

Также рассматривается возможность использования для голосования инвалидов и лиц с ограниченными физическими возможностями механизма «Мобильный избиратель» и цифровых избирательных участков.

Ранее в числе регионов, где сложились благоприятные условия для проведения эксперимента по дистанционному электронному голосованию, председатель Центральной избирательной комиссии Элла Памфилова назвала Татарстан и Сахалинскую область. При этом она не исключала, что в этот список в итоге может войти и «еще какой-то регион».

Большая часть губернаторов, баллотирующихся на новый срок, как и врио глав регионов, пойдет на выборы в качестве кандидатов от «Единой России», предполагает политолог.

Ситуацию трудно оценивать за год до выборов, признался в разговоре с «Известиями» политтехнолог Евгений Сучков. Однако уже сейчас можно с уверенностью сказать, что очень многое будет зависеть от кандидатов, вложенных в кампанию ресурсов и команды политтехнологов.

«Возможно, перед выборами будет одна–две отставки, но я не думаю, что они будут носить массовый характер. Все наиболее критичные точки сменены», — считает эксперт.

В целом атмосфера в регионах достаточно нервная, потому что большинство губернаторов не знают, будут ли они переизбраны, отметил политтехнолог Дмитрий Фетисов. Один из немногих субъектов, который может похвастаться спокойствием, — Краснодарский край. По мнению аналитика, глава региона Вениамин Кондратьев получит одобрение и пойдет на выборы.

«Его выдвижение очевидно в связи с теми знаками, которые оказывались ему в последнее время: это и поддержка масштабных инфраструктурных проектов, это и интерес со стороны Владимира Путина», — предположил в беседе с «Известиями» эксперт.

Спокойно, по словам политтехнолога, и в Брянской области, где ставка, вероятно, будет сделана на действующего главу региона Александра Богомаза, который возглавил региональное отделение «Единой России».

Впрочем, эти прогнозы не поддерживает президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов. По его мнению, губернатор Брянской области Александр Богомаз вряд ли будет избираться еще раз. А в Краснодарском крае довольно много центробежных сил. По мнению политолога, противоречия внутри региональных политических элит могут проявиться весной.

В целом можно сказать, что основными проблемными направлениями федеральная власть занялась уже в 2019 году. И это, действительно, не дает расслабиться остальным главам регионов.