Политические итоги года: люди рассержены, элиты недовольны

Политические итоги года: люди рассержены, элиты недовольны

23 декабря 2019 г. 21:01

За несколько дней до 1 января, когда общественная жизнь замирает на несколько дней, эксперты подводят политические итоги года.

В комментарии "Политаналитике"  генеральный директор Центра политической информации, политолог Алексей Мухин отмечает ряд не случившихся реформ, которые были объявлены, о которых много говорили в течении года, и о которых говорят до сих пор:

 - Прежде всего, речь идет о реформе силовых ведомств, атак же о реальной реформе политической и партийной системы. Судя по всему, выбран консервативный сценарий перед 2021 годом. Это решение в ближайшее время будет сопровождаться снижением политических рейтингов власти, и даже попытками дестабилизации протестным контингентом. Думаю, что их поведение будет более агрессивным в 2020 году.

Из хороших новостей - оно не будет массовым, оно будет все более и более маргинальным.

Также отметил бы завершение сирийской кампании, модернизацию вооруженных сил Российской Федерации на 68% по данным двухмесячной давности. В Сирии проверено в боевых условиях более трехсот видов новых вооружений, и фактически создан положительный образ армии в глазах гражданского общества.

Сформировался, к сожалению, перманентный региональный "мусорный" протест. Он выражает себя в разных формах  гражданского активизма, от вполне рациональных - требований реальной реформы в этой отрасли и максимально высокого технологического уровня при переработки и утилизации мусора, до совершенно маргинальных попыток просто дестабилизировать ситуацию в тех или иных регионах.

Надо сказать, что произошел небольшой, но устойчивый рост экономики в условиях ужесточения санкционного режима со стороны США и ряда других стран. Можно сказать, что у нас все не так плохо, макроэкономика – хороша, но претензии к правительству в зоне микроэкономики сохраняются. Это тоже отчасти политический фактор.

Продолжилась антикоррупционная борьба арестом еще одного министра Абызова. Вместе с министром Улюкаевым они составляют целый ряд высокопоставленных чиновников, которые пострадали в результате антикоррупционной деятельности. В регионах также продолжалась антикоррупционная борьба, и это тоже радует.

На внешнем треке я бы обратил внимание на то, что, к сожалению, интеграционное движение в сторону Беларуси и проблемы, в связи с этим возникающие, не позволили провести реализацию дорожных карт, которые было намечены ранее. Ответная реакция – движение Минска в сторону ЕС и НАТО настораживает. Ситуация может развиваться, это может пройти по украинскому сценарию, а это неправильно.

Заместитель директора «Центра политических технологий», политолог Алексей Макаркин называет главным фактором 2019-го - рассерженных граждан:

- Это те люди, которые ощущают свои уязвимость, которые недовольны политикой, элитами, мейнстримными медиа и так далее. Кстати, такая тенденция просматривается во многих странах.

Сейчас Палата представителей США объявила импичмент президенту Трампу.  Но при этом ни один республиканец не проголосовал за импичмент. То есть Трамп полностью консолидировал Республиканскую партию. Потому что ее избиратели во многом эти рассерженные люди, для которых Трамп – антиэстеблишментная фигура, человек, который противостоит политической и медийной элите. И эти люди готовые за него голосовать при любом раскладе, даже если завтра выяснится, что он нарушал закон и будут 100% доказательства, большинство из них все равно сохранят ему верность.

В самой Республиканской партии к Трампу очень разное отношение, но никто не может выступить против, потому что в следующем году на выборах в Палату представителей такой конгрессмен немедленно будет провален этими рассерженными людьми.

Британия выходит из ЕС. Это стало результатом недавних парламентских выборов. На этих выборах тоже проголосовали такие же рассерженные люди. Если посмотреть на электоральную карту, то за консерваторов проголосовала почти вся английская глубинка.

Большинство лондонских округов за лейбористов. Хотя консерваторы сохранили там несколько округов, но вся глубинка выкрашена в синий цвет, цвет консервативной партии. Когда партия лейбористов разрывалась между своими столичными избирателями, активными, готовыми подписывать петиции, выходить на улицу, устраивать флэшмобы за то, чтобы остаться в ЕС и между своими провинциальными сторонниками Брексита, эти провинциальные избиратели качнулись от лейбористов. Такая неопределенность повлияла на то, что в провинции возобладали консерваторы.

Франция. Там все наиболее ярко – в начале года движение “желтых жилетов”, сейчас оно пошло на убыль, но оно прогремело и это стало серьезным предупреждением. При чем это такие же провинциалы. Если в столице большую роль играет экологическая повестка, то для провинции экологическая повестка значит, что надо что-то делать с  их старым авто, а на новый нет денег. Отказаться от машины тоже не могут, потому что работают в других городах, занимаются перевозками. Когда в 2018-м году ввели вроде бы правильный экологический налог, получили такой сильнейший всплеск, с которым властям пришлось разбираться путем диалога. При этом наиболее радикальная часть “желтых жилетов” от диалога отказалась.

В Италии рассерженые люди хотят голосовать за партию Маттео Сальвини. В этом году голосование удалось предотвратить путем создания коалиции в правительстве. Казалось бы, несовместимые партии - демократы и “Пять звезд”. Но как только партия “Пять звезд” начала становиться более умеренной и приемлемой для элиты, избиратели от нее бросились к Маттео.

В начале года будут региональные выборы в одной из провинций, и мы видим десятки тысяч людей, которые выходят на улицы и протестуют против Сальвини, образованных горожан, которые рассматривают Сальвини как идейного наследника фашизма, Муссолини и так далее. Мы видим огромное количество провинциальных рассерженных людей, которые недовольны, что государство мало обращает внимания на них, зато помогает мигрантам. Сальвини поднял флаг борьбы с миграцией, и его нынешние сторонники не выходят митинги часто, их акции куда менее представительнее, чем акции противников Сальвини. Но когда надо проголосовать, они приходят и голосуют, и голосуют по-своему, не обращая внимание на то, что говорят ведущие итальнские СМИ.

В Германии эта проблема не столь проявилась. Там "Альтернатива для Германии" находится в глухой оппозиции и никто не хочет с ней сотрудничать. Но рост поддержки в федеральных землях, которые входили в состав ГДР мы наблюдаем. Там много таких же рассерженных людей, ощущающих, что о них не заботятся, что восточные земли все равно отстают от западных, и они идут голосовать за "Альтернативу". В условиях, когда Меркель объявила о своем уходе, такой идет переходный период. Не ясно, насколько новые руководители будут такими же сильными политиками, как она. В общем, роль “Альтернативы для Германии” не стоит приуменьшать.

Таким образом, рассерженные люди напоминают о себе, так как политики о них стали забывать. Интересен процесс, что с появлением внесистемных политиков оживились те люди, которые не голосовали. И тут, увидев Трампа, Джонсона, Сальвини такие люди пришли на выборы и голосуют против элит.

Что касается России, то на этом фоне ситуация куда более спокойная. Внешне кажется, что такие тенденции отсутствуют, но в России вообще не видно сейчас мест для новых правопопулистских политиков. Эту нишу с начала 90-х годов занимает Жириновский, за которого голосуют многие рассерженные и обиженные люди. Он аккумулирует этот протест, при этом будучи абсолютно элитным человеком. Но в России тоже процесс интересный, и тоже вписывающий в эту же тенденцию, но с нашим своеобразием.

Когда были протесты в Москве, то по опросам провинция благожелательно отнеслась к протестующим. Видно, что такого страха перед смутой и потрясениями сейчас куда меньше, нежели прежде. Этот процесс накапливается, этот процесс начали выявлять уже в 2017 году эксперты, говоря о том, что повысился запрос на перемены и снизилось желание стабильности.

В 2018 году сильным триггером стало повышение пенсионного возраста. Таким образом, когда в 2019 году оппозиционно настроенные москвичи пошли на улицы, провинция не осталась по другую сторону баррикад. 

Важно, что за все предыдущие годы для россиян значительную роль играли темы внешней политики. Сейчас внешняя политика ушла на второй план. По опросам, люди хотят улучшения отношений и с Америкой, и Европой, и с Украиной. Они  хотят, чтобы власть занималась внутренними проблемами. 

Поэтому я думаю, что и в России немало таких рассерженных людей. Они сейчас не кричат, а скорее ворчат на власть, ситуацию в экономике, на цены и зарплаты. Но фактор рассерженных людей стоит учитывать при принятии решений, при анализе политической обстановки.