Вашингтон - Анкара: отношения закипают

Вашингтон - Анкара: отношения закипают

16 декабря 2019 г. 14:51

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган демонстрирует конгрессу и сенату США, что у любых попыток наказать Турцию за самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику будут определенные геополитические последствия. Парадоксальным образом ответные меры турецкого лидера, сочетают в себе элементы двух противоположных политических дискурсов. С одной стороны, Эрдоган апеллирует к ценностям из сферы реальной политики, то есть к традиционным элементам республиканского взгляда на мир, а с другой - смело переводит конфликт в зону обсуждения колониализма, неоколониализма, расизма и других аспектов, которые так близки американским и европейским левым политикам.

Возможно, столь странное построение турецкой стратегии отпора США связанно с тем, что и атака на Анкару идет одновременно в сфере реальной экономики и в сфере идеологии и имиджа. В ответ на вполне реальную перспективу введения санкций против турецкого государственного банка Halkbank и практически гарантированного введения санкций против некоторых чиновников из президентского окружения была вновь обозначена угроза лишить американскую армию доступа к базам на территории Турции: "Решение о закрытии базы Инджирлик принадлежит нам. Если это будет нужно сделать, то мы закроем и Инджирлик, и Куреджик", - заявил Эрдоган.

В ответ на принятие сначала конгрессом, а потом и сенатом США заявлений о признании геноцида армян в Османской империи президент Турции пообещал признать на государственном уровне геноцид североамериканских индейцев и намекнул на возможность аналогичного жеста в адрес Франции, напомнив о ее колониальных преступлениях в Алжире. Обещание Эрдогана - «Мы раскроем, что Запад — это история расизма и колониализма» - смотрелось бы очень органично на митинге радикальных сторонников Берни Сандерса или Джереми Корбина.

Впрочем, до полноценного битья посуды и настоящего развода дело еще не дошло, и нет никаких гарантий, что все заявления Анкары не являются блефом, направленным на умиротворение внутренней аудитории, которая очень чувствительно относится к вопросам национальной гордости, истории и суверенитета. Так как сам Эрдоган, с точки зрения политического архетипа, - это типичный мачо-лидер, ему принципиально нельзя быть слабым, так что он должен отвечать на каждый, даже символический выпад, не говоря уже о санкционном давлении.

С другой стороны, дистанцирование от США может дать турецкому лидеру определенные бонусы, а попытки сгладить острые углы в двусторонних отношениях вряд ли принесут какую-то долгосрочную пользу. Более того: очевидная американская поддержка путчистов, которые пытались захватить власть в Турции, вероятно, является одним из факторов, который склоняет официальную Анкару к конфронтационной позиции. В копилку причин на еще более жесткого конфликта с Вашингтоном можно положить и назревающий газовый спор с Израилем: Турция блокирует строительство трубопровода из Израиля в Евросоюз, лишая тем самым главного американского союзника на Ближнем Востоке серьезных дополнительных доходов и без возможности конкурировать с Газпромом на европейском рынке.

Есть определенная вероятность того, что рано или поздно количество нерешенных проблем в американо-турецких отношениях перерастет в качество - а ставшие дежурными угрозы о закрытии турецких баз для американской армии перерастут в конкретные действия. В эпоху, которая завершилась с избранием Трампа, Вашингтон всегда находил в себе силы и мудрость балансировать между противоречивыми интересами своих разношерстных европейских и ближневосточных союзников таким образом чтобы обеспечить себе максимально широкий спектр возможностей, но судя по последним действиям США в отношении своих сателлитов, в Вашингтоне сейчас наблюдается определенный дефицит умеренности и способности к рефлексии.