Джонсон с собачкой или секрет победителя

Джонсон с собачкой или секрет победителя

13 декабря 2019 г. 13:12

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Парламентские выборы в Великобритании прошли 12 декабря в обычный рабочий день. Избирательные участки открылись в 7.00 и закрылись в 22.00 по местному времени. Информация о ходе голосования в СМИ  в это время запрещена, но фото и видео с лидерами партий, приходящими голосовать на свой участок, показывать было можно. Что и показала, например, ВВС. И еще ВВС почему-то сосредоточилась на собаках, которых избиратели оставляли у входа на свои участки для голосования. Целая галерея милых картинок на сайте крупнейшего не только британского, но и мирового вещательного холдинга.

Казалось бы – ну что тут такого? Пока нечего показывать и нечего рассказывать по существу, почему бы не показать заведомую милоту? Наши сердца ведь всегда открыты вниз - сказал, кажется, Толстой. А в ситуации, когда всё – в смысле Брекзит – висит на «волоске» и вся страна «на грани нервного срыва», самое время переключиться на наших «друзей четвероногих».

Однако, получилось так, что этот «психологический» заход контент-продюссеров сайта ВВС оказался неожиданно весьма символическим. Просмотрев минутный ролик про то, как идут голосовать лидеры четырех основных политических партий, избиратель – особенно неопределившийся -обнаруживал следующий  намёк-подсказ. Лейборист Джереми Корбин, либеральная демократка (наверное не возражавшая бы против такого «феминитива», знай она русский) Джо Суинсон и шотландская националистка Никола Стёрджен – все продефилировали на пару с супругами. А вот Борис Джонсон – за отсутствием законной супруги и при наличии только лишь «законной подруги» в лице Кэрри Саймондс, появился с собачкой. Не очень понятной породы и по имени – Dilyn. Наверное – Дайлин. И не просто появился, а ни чему собачку не привязывая, пошел прямо с ней на избирательный участок в округе Вестминстер.

Ну, после такой трогательной заботы о существе, столь распиаренном на сайте ВВС, как за Бориса не проголосовать? Особенно прекрасной половине неопределившегося британского электората?! Я не знаю, придумал ли сам Джонсон этот «спин», или опять это гениальная идея теневого (пока что) советника – демонического Доминика Каммингса, но – результат налицо!

Впрочем, весьма возможно, что участие Дайлина вовсе не было решающим. Может быть, всё же подействовало на избирателей следующее место из интервью его (похоже, что Дайлин – всё-таки «он», иначе не понятен заголовок на первой странице  утреннего выпуска The Sun – The Dog’s BolloX) хозяина, опубликованного, кстати, с утра 12 декабря на портале conservativehome.com: «Все знают, что опросам доверять нельзя, эта гонка всё более непредсказуема, и абсолютно жизненно важно, чтобы каждый консерватор вышел из дома, проголосовал и спас нашу страну от катастрофы. Выбор предельно жесткий. За всю свою жизнь в политике я не могу  припомнить выборы, в которых была бы такая зияющая пропасть между двумя между двумя возможными вариантами будущего страны. С одной стороны – осуществленный Брекзит, выход из ЕС, с 31 января страна устремляется в золотое будущее, мощная программа инвестиций в Национальную Систему Здравоохранения, штат полиции увеличивается на 20000. С другой стороны – коалиция Корбин – МакДоннел – Стёрджен».

А может, всё на самом деле ещё проще? Ни Дайлин, ни его хозяин со своим интервью тут не при чём.  А всё случилось так, как и было сказано. Вот «Электоральный счетчик» утром 12 декабря опубликовал свой финальный прогноз, составленный на основе обобщения всех опросов, проведенных с 4 по 11 декабря с охватом 23 869 респондентов. А там избиратель нашёл такие цифры: тори – 351 мандат, лейбористы – 224 мандата, либеральные демократы – 13 мандатов, шотландские националисты – 41 мандат. И даже прежним партнером по коалиции с тори – DUP предсказал те же 10 мандатов. Таким образом, тори получают большинство в 58 мандатов. Ну как не проголосовать за победителей?

Результаты первых экзит-полов, опубликованные после 22.00 (1.00 утра 13 декабря по времени московскому) показали, что: тори должны получить 368 мест в Палате общин, лейбористы – 191, шотландские националисты – 55, либеральные демократы – 13. Брекзит-партия Найджела Фараджа – 0. Таким образом, первые опросы «на выходе» зафиксировали катастрофический для лейбористов тренд: они теряют те избирательные округа, которые казались незыблемо «левыми». При чём, избиратели уходят как к тори (+17), так и к шотландским националистам (+14). Потеря 31 мандата как раз и оставляет лейбористам всего 191 вместо 224 по прогнозу.

Финальный результат скорректировал данные экзит-пола, но и только: тори – 364 мандата, лейбористы – 201, шотландские националисты – 48, либеральные демократы – 11, DUP – 8, остальные (партии Ольстера, включая Шин Фейн, которая в выборах участвует, а заседания в Палате Общин бойкотирует, валлийцы и зелёные) – 15.

Два очевидных вывода по итогам этих выборов напрашиваются сразу. Во-первых, полный крах крайне левого курса Джереми Корбина, при лидерстве которого лейбористы показали худший результат аж с 1935 г.! Во-вторых, полный крах курса на радикальную интеграцию в Евросоюз, который был объявлен новым лидером партии либеральных демократов Джо Суинсон. Корбину хотя бы удалось удержать свой мандат, а вот Джо Суинсон – не повезло. Её лидерство прекратилось естественным путём – избраться ей не удалось. И что самое обидное – не хватило ей всего лишь 150 голосов!

Правда уступила она шотландской националистке, чья партия тоже – за то, чтобы Великобритания оставалась в ЕС. Но есть, однако, одна тонкость. Либдемы – принципиальные интернационалисты, и их позиция в отношении результата выборов достаточно жёсткая: победили «силы национализма и популизма». Так выразилась временно исполняющая обязанности лидера партии баронесса Сол Бринтон (Sal Brinton). Поэтому для неё и её коллег нет принципиальной разницы между этими силами, будь то в Англии. Будь то в Шотландии.

А парадокс шотландских националистов, упорно и последовательно выступающих против Брекзита объясняется просто. В нынешнем состоянии Шотландия получает от Евросоюза достаточно много благ и преференций в отношении торговых квот, финансирования образовательных программ, обмена высококвалифицированной рабочей силой (университетской профессурой), доступа шотландских студентов в европейски университета. Всё это может оказаться под вопросом в случае выхода Великобритании из ЕС. Отсюда и первая неприятная новость для Бориса Джонсона в качестве премьер-министра: Никола Стёрджен уже заявила, что её правительство будет готовить закон о повторном референдуме по независимости Шотландии.

Лидер фракции шотландских националистов в Палате Общин Иен Блэкфорд сгустил краски ещё больше:

«Он [Джонсон]должен признать, что у правительства в Эдинбурге есть мандат, и оно вносит в наш парламент законопроект о референдуме. Он не может продолжать заявлять – «нет», потому всё, чего он этим добьётся – это воспламенит страсти тех, кто в Шотландии хочет сделать свой выбор. Мы не можем просто так сидеть и смотреть на то, как нас помимо нашей воли выводит из Европейского Союза. Вот что мы получили – разные части Соединенного Королевства движутся в разных направлениях. Это – конституционный кризис».

На эту тираду Блэкфорда последовал скорый ответ председателя консервативной партии Джеймса Клеверли (James Cleverly). Во-первых, он уточнил, что «большинство голосов в Шотландии отдано за партии, выступающие за Союз», то есть за сохранение Шотландии в составе Соединенного Королевства. А, во-вторых, что референдум о независимости Шотландии в 2014 г. проводился под условием, что это – только один раз при жизни одного поколения.

«Я обращаюсь, - заявил Клеверли, - к шотландским коллегам с тем, чтобы партия шотландских националистов, прежде чем призывать к повторному референдуму, основательно подумала о том, что произойдёт с Национальной Системой Здравоохранения, и что они будут делать с резким падением стандартов в шотландских школах. У них есть власть, которую они используют не по делу».

Шотландская «ложка дёгтя» в победной «бочке мёда» видимо ещё даст о себе знать. Но пока что тори во главе с Борисом Джонсоном наслаждаются своим триумфом. Сам Борис произнёс зажигательную речь, воспроизведя классический лозунг тори: «Мы – партия национального единства» (One nation party)». А, чтобы было ещё убедительней, на заднике за спиной Джонсона и на его трибуне красовалась надпись: «People’s Government».

Главная причина такой сокрушительной победы консерваторов – и это признаётся практически всеми комментаторами – их позиция по Брекзиту. Это признали и их основные конкуренты – лейбористы. Посыл Джонсона был однозначен: Get Brexit Done! При чём, завершить Брекзит он обещал до 31 января 2020 г. И британский избиратель даже голосовавший в прошлом за лейбористов, но замученный трехлетними препирательствами в парламенте и неопределённостью будущего, среагировал на этот решительный тон. Достаточное количество британцев голосовало по принципу: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

А ужас без конца действительно ждал бы Британию в случае повторения истории с «подвешенным парламентом». Теперь парламент не подвешен, однако «подвешенным» остаётся вопрос о том, когда закончится так называемый «переходный период». Джонсон обещал договориться обо всём с Евросоюзом в течение следующего года. Но с той стороны Ла Манша уже раздаются голоса о том, что это – слишком оптимистические ожидания. И что может потребоваться гораздо больше времени, чтобы достичь Соглашения, устраивающего обе стороны.

Так что, кроме «бунтующих» шотландцев Джонсона ждут ещё и явно «досадующие» европейцы. Ведь при всей исключительности Брекзита, тревожная мысль о том, что «дурной пример заразителен», не оставляет в покое руководство Евросоюза. И немой вопрос: «кто следующий?» - завис над неопределённым будущим «объединённой Европы».