Встреча президента с новым составом СПЧ

Встреча президента с новым составом СПЧ

11 декабря 2019 г. 9:46

Обзор прессы 11 декабря

Главной внутриполитической темой, которую сегодня осветили все ведущие федеральные издания стала вчерашняя встреча президента Владимира Путина с членами обновленного Совета по правам человека. Много времени участники заседания посвятили протестам и реакции на них властей.

«Ведомости» пишут, что на традиционную декабрьскую встречу с Владимиром Путиным его Совет по правам человека (СПЧ) пришел уже с новым руководителем – Валерием Фадеевым. Встречу готовил прежний, Михаил Федотов, и собеседники «Ведомостей» в СПЧ предполагали, что Федотов поплатился должностью за выступления членов СПЧ в защиту участников летних протестов в Москве.

Один из участников встречи рассказал «Ведомостям», что процедура подготовки радикально изменилась: при Федотове перечень докладов обсуждал и утверждал президиум СПЧ, а Фадеев просто собрал предложения. Поэтому список выступавших оставался неизвестен членам СПЧ до начала заседания. Другой собеседник в СПЧ никаких радикальных изменений не заметил: темы выступлений обсуждались с участием первого замруководителя администрации президента Сергея Кириенко и было решено, что, например, тему московских протестов поднимет Николай Сванидзе. Единственной просьбой было не поднимать одну тему несколько раз, сказал собеседник, он сам решил, о чем рассказать и с чем обратиться к Путину, ограничений не было.

Фадеев доложил президенту, что только «порядка 16% протестов имеют политический характер», граждан также волнует рост тарифов ЖКХ, экологические проблемы и мусорная реформа. Что «настоящий бум» произошел в сфере добровольческого движения, институт общественного наблюдения, так хорошо показавший себя на президентских выборах, расширен на другие виды кампаний, а 4400 социально ориентированных НКО оказали в прошлом году услуги 22 млн человек – и будет больше.

Несогласованное шествие 27 июля привело к массовым беспорядкам, доложил Фадеев президенту: «Для нас важно, чтобы судебные решения были соразмерны содеянному. Брошенный в сторону полиции пустой бумажный стаканчик не должен приводить к тюремному сроку. В пятницу, 6 декабря, прошли судебные заседания по нескольким делам, как представляется, своими приговорами суд проявил такую соразмерность. Хотя должен сказать, что у членов Совета есть и другие мнения».

Другое мнение, в частности, было у адвоката Генри Резника: по московскому делу осуждены люди, невиновность которых ясна всей стране, заявил он и привел в пример Павла Устинова. Фамилию осужденного за экстремизм Егора Жукова адвокат вспомнить не смог: «И что же получается в этой ситуации? Получается, всей стране видно, что наше правосудие по такого рода политически мотивированным делам утрачивает фактически остатки независимости».

Но Владимиру Путину этого не было видно. «Как это «всей стране»? Мы же с вами понимаем, что это доказывается в суде, в судебном процессе, – не понял Резника президент Путин. – На мнение общественности влияют средства массовой информации, они работают, исходя из разных мотивов, другие соображения влияют, и т. д., и т. п.

Суд должен руководствоваться законом и только им. Поэтому это не аргумент, когда известно всей стране. Всей стране – значит, никому неизвестно. Известно только следствию, суду как конечной инстанции, принимающей решение». 

Тем более нельзя влиять, запугивая представителей правоохранительных органов и судов, заявил президент. 

Доклад Сванидзе попал в закрытую часть совещания. По словам самого Сванидзе, он остановился на проблемах при согласовании массовых мероприятий: «Я исходил из того, что несогласованная акция всегда хуже, чем согласованная, поэтому надо согласовывать». В докладе также говорилось, что приговорить Константина Котова к четырем годам колонии за неоднократное участие в митингах было неправильно, потому что есть решение Конституционного суда. Необходимо отменить статью, по которой его осудили. Сванидзе просил также президента прочитать последнее слово Егора Жукова и поддержать инициативу бывшего омбудсмена Владимира Лукина об идентификации полиции и сотрудников Росгвардии. 

«Известия» продолжают. Владимир Путин заявил, что все россияне имеют право высказывать свою точку зрения законными способами, но стаканчики всё же стоит использовать для других целей.

«Бросил какой-то там стаканчик в представителя органов власти. Бросил — ничего. Потом пластиковую бутылку — опять ничего. Потом уже бросит и стеклянную бутылку, а потом и камень, а потом стрелять начнут и громить магазины. Мы не должны допустить вот этого», — объяснил Владимир Путин проблему.

Тем не менее президент заявил о необходимости найти золотую середину при определении критериев жесткости действий сотрудников силовых органов на несанкционированных митингах.

«Можно ли женщину бить в живот и можно ли бить полицейского? Нельзя, конечно, женщину бить в живот, но если кто-то бьет женщину в живот, это не значит, что кто-то получает право бить полицейского, и наоборот», — продолжил глава РФ.

На мероприятии также прозвучала идея введения ответственности для чиновников за оскорбление граждан. И эта инициатива наверняка заставила насторожиться некоторых «слуг народа». Особенно — после того, когда ее поддержал Владимир Путин.

«Если человек пришел на работу в органы власти, да еще хамит и людей оскорбляет, то ему там не место. Я с этим полностью согласен. А как это отрегулировать в нормативной базе, давайте подумаем», — предложил российский лидер.

Руководитель страны также пообещал реализовать дополнительные меры поддержки для пострадавших от действий террористов в Беслане. Кроме того, президент заявил, что рассмотрит предложение сделать 31 декабря выходным днем, и пообещал оказать поддержку волонтерам, занимающимся поисковой деятельностью.

«Независимая газета» сообщает, что председатель СПЧ Валерий Фадеев в выступлении подчеркнул, что совет внимательно следил за судебными решениями по «московскому делу». Часть из них у правозащитников вызвала сомнения, однако после 6 декабря ряд членов СПЧ признали соразмерность приговоров. Однако другие правозащитники все-таки остались при прежнем мнении, признал Фадеев.

От их лица и произнес речь адвокат Генри Резник. По его словам, «решительно нужно искоренить совершенно отвратительное явление ‒ это осуждение невиновных людей, невиновность которых ясна всей стране». Путин, конечно, с этим поспорил, отметив, что юристам, наверное, в таких терминах разговаривать не стоит: известно всем – это, значит, никому. Однако Резник настаивал, что благодаря интернету граждане РФ, дескать, могли легко убедиться в этом сами. Судя по тому, что диалог был прерван без подведения его итогов, стороны споры остались при своих точках зрения.

Между тем ряд инициатив Резника, направленных на восстановление компетенции присяжных и повышение состязательности в судах, президент тем не менее поддержал. Однако как только речь заходила о массовых протестах летом этого года, Путин сразу же вставал на обычные рельсы. «Все имеют право высказывать свою точку зрения и выражать свою позицию всеми возможными доступными, но законными средствами», – повторил президент много раз сказанные слова. Он вступил в спор с режиссером Александром Сокуровым, который на фразу Путина – посмотрите, что творится во Франции, заметил, что наши оппозиционеры погромами не занимаются. Президент на это заявил, что это, мол, пока.

И глава государства при этом однозначно отказался от предложения Сокурова поговорить с осужденными молодыми активистами об их взглядах на будущее страны. «Нужно ли вести диалог с людьми, которые по приговору судов оказались в местах лишения свободы? Они тоже наши граждане, и с ними тоже надо общаться, нужно знать их позицию, я согласен. Но есть какие-то правила, они установлены не только в нашей стране», – заметил Путин.