Итоги Парижа: какие обещания выполнит Зеленский

Итоги Парижа: какие обещания выполнит Зеленский

10 декабря 2019 г. 11:20

О том, как далеко продвинулись переговоры о будущем Донбасса, свидетельствует сопоставление всего двух заявлений.

Оба заявления были сделаны участниками саммита в Париже спустя неполные два часа после окончания переговоров.

Оба касались особого статуса Донбасса, наделение которым мятежных республик является одним из условий реализации Минских договорённостей. 

Ангела Меркель сообщила о «временном наделении Донбасса особым статусом» на время проведения местных выборов (также прописанных в минских соглашениях). После оценки этих выборов со стороны ОБСЕ будет возможно ввести особый статус на постоянной основе: "Это было принято сейчас Украиной и согласовано с Россией, это был большой прорыв". - сказала канцлер.

Владимир Зеленский практически в этот же момент сообщал СМИ, что никогда не согласится на федерализацию Украины: по его словам, она "унитарное государство, это неизменная статья конституции Украины и нерушимый принцип существования государства". 

Таким образом, говорить о каких-либо реальных продвижениях в сторону реализации Минских соглашений было бы несколько наивно.

Тем не менее было бы столь же наивно рассматривать встречу в Париже как «переливание из пустого в порожнее» и «встречу ни о чём».

Путин, Меркель и Макрон просто не стали бы встречаться ни о чём и для галочки. При этом едва ли у кого-нибудь из троих лидеров имелись иллюзии о реальном пространстве свободы действий Зеленского - зависимого не то что от Вашингтона (которому о своём существовании украинскому президенту сейчас лучше лишний раз не напоминать), но даже от собственных уличных флагоносных караул-патриотов. Кстати, Зеленский по доброй украинской традиции немедленно назвал этих патриотов агентами Путина, указав на то, что их бег с флагами по Киеву и крики о капитуляции «стали козырем президента России».

У Европы и России имеются в связи с Украиной вполне реалистичные общие цели. Первая - заморозка донбасского конфликта намертво с тем, чтобы выкинуть «украинский фактор» из уравнений при расчётах будущего сотрудничества. Вторая - обеспечение газового транзита в объемах, по маршрутам и ценам, выгодным России и ЕС. 

Это не очень стратегические цели - но к их достоинствам относится то, что они выглядят достижимыми. 

Зеленскому же досталась поистине задача для виртуоза. Он должен был, по сути, выторговывать Киеву льготы, послабления и бонусы в «московско-парижско-берлинской Европе». При этом, с учётом несопоставимости масштабов договаривающихся сторон - он мог шантажировать старших коллег только слабостью и нестабильностью своей государственности, которая без бонусов и льгот рухнет и причинит всем проблемы. Однако при этом он должен был выглядеть достаточно сильным, чтобы гарантировать выполнение договоренностей на своём участке. 

Судя по разновекторности пост-переговорных заявлений, Владимир Александрович свои потенциальные бонусы с блеском провалил. То есть выступил по форме «я не лох, мне 42 года», изображал из себя жёсткого и принципиального лидера суверенной державы, настаивал на своей политической самостоятельности, требовал переделать минские соглашения и для начала отдать Киеву контроль над границей между Россией и Донбассом. А в итоге, видимо, пообещал в присутствии Меркель то, чего в действительности не только не сможет сделать, но и не может озвучить (речь о «временном особом статусе Донбасса», который чреват интенсивнейшим майданом - для противников Зеленского это будет идеальный «момент зрады»).

Итого - Владимир Александрович наверняка сумеет обеспечить дальнейшее снижение (о полном прекращении речи не идёт - это просто не в его силах) интенсивности стрельбы по Донецку и Луганску. Он проведет очередной обмен удерживаемыми лицами. И он, конечно, подпишет не очень долгосрочный контракт на транзит газа. 

Большего от него, строго говоря, никто и не требует.