Белорусский Майдан: начало

Белорусский Майдан: начало

9 декабря 2019 г. 19:51

Кирилл Бенедиктов

7 декабря в Сочи встречались президенты России и Белоруссии. От этой встречи ожидали многого. Сторонники интеграции двух государств надеялись, что наконец-то будут подписаны пресловутые «дорожные карты» и процесс, буксовавший много месяцев, перейдет на принципиально новый уровень. Противники сближения Минска и Москвы предрекали, что 9 декабря белорусы «проснутся в России» и о независимости РБ можно будет забыть навсегда.

Реальность, как обычно, оказалась иной.

Заблудившись в «дорожных картах»

Всего «дорожных карт», прилагающихся к «Программе действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений договора о создании Союзного государства» насчитывается 31. Из них, как было заявлено в начале ноября, согласовано и «отложено в сторону» (чтобы к ним больше не возвращаться) – 16. Оптимистично предполагалось, что 8 декабря двадцатилетний юбилей подписания договора о создании Союзного государства отметят в Москве саммитом, на котором Владимир Путин и Александр Лукашенко утвердят весь пакет «дорожных карт».

Содержание пакета официально не раскрывалось, но в СМИ периодически просачивались крупицы информации: предполагалось объединение налоговых систем (к 1 апреля 2021 г. должен быть принят единый Налоговый кодекс), гармонизация макроэкономической политики, унификация валютного контроля, объединение платежных систем и т.д. Предусматривались единая таможенная и энергополитика. Все это позволило ряду экспертов сделать вывод о том, что в случае реализации пакета возникнет «частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе, а в ряде вопросов – аналогичная конфедеративным или даже федеративным государствам».

Однако никакого саммита 8 декабря в Москве с торжественным подписанием всех дорожных карт и стартом реальной интеграции не случилось. Вместо этого президенты России и Белоруссии 7 декабря встретились в Сочи, где провели пятичасовые переговоры, закончившиеся ничем. Во всяком случае, ни Путин, ни Лукашенко заявлений для прессы не сделали – что является достаточно надежным маркером отсутствия реальных результатов. Очень короткое заявление для прессы сделал министр экономики РФ Максим Орешкин: «Сегодня был напряженный день. На самом деле очень плодотворно поработали по целому ряду направлений. По сельскому хозяйству, связи, по таможне, регулированию нефтяного рынка. Достигли очень серьезного прогресса, даже по вопросу нефти и газа позиции были очень серьезно сближены».

Примечательно, что слова Орешкина были восприняты скептически даже оппозиционными белорусским журналистами, всерьез опасающимися «поглощения» Беларуси огромной восточной соседкой. «Вероятно, близость дошла до такой степени, что даже совместный выход к прессе с заявлением после переговоров оказался лишним», - иронизирует Ирина Халип.[1]

Слабым утешением прозвучали слова о том, что следующая встреча президентов назначена на 20 декабря в Санкт-Петербурге. 20 декабря Путин и Лукашенко встретились бы и так – на саммите Высшего Евразийского экономического совета ЕАЭС, тем более, что со следующего года председательство в этой организации переходит к Белоруссии. Кроме того, Лукашенко с самого начала настаивал на встрече именно 20-го (7 декабря было датой, назначенной российской стороной) – а это значит, что события развиваются именно по его плану.

Но каков он, план Лукашенко?

Маленький уютный майдан

Два выходных дня – 7 и 8 декабря – в Минске было неспокойно.

В субботу акция против интеграции, подготовленная оппозицией (в частности, Павлом Северинцем и общественной организацией «Свежий ветер») собрала от 700 до 800 человек[2]. При этом телевизионная картинка показывала гораздо более массовое сборище – с некоторых ракурсов протестующих снимали так, что можно было подумать: вся Октябрьская площадь белорусской столицы запружена народом. Изначально организаторы предупреждали, что протестующие останутся на площади до глубокой ночи, однако уже в половине пятого вечера, когда на Минск опустились  мягкие зимние сумерки, люди разошлись.

Сами оппозиционеры осторожно оценивали акцию 7 декабря как «не головокружительный успех, но и не полный провал», но предсказывали – «если интеграция реально зайдет в какие-то некомфортные глубины, цифры будут расти в разы, если нет – движ выдохнется очень быстро».

Лозунги протеста были достаточно однообразны: «Никакой интеграции!», «Прощай, немытая Россия!», «Никаких союзов с имперской Россией!», «Слава нации, нет интеграции!», «Баста интеграции с Российской Федерацией!». Также протестующие поднимали над головой плакаты с белорусскими пословицами: «На вашыя ногi высокiя парогi», «Чужы кусок падзярэ раток» и «Ты брат мой, але хлеб збiрай свой».

Вопреки информации о том, что на «антилукашенковские» лозунги было наложено негласное табу, на площади звучали и призывы к смене власти в республике: собравшиеся на площади скандировали «За Беларусь без Лукашенко!» и «Отправим Сашу в Рашу!». Павел Северинец кричал в микрофон: «Хотите ли вы углубленной интеграции? Чтобы здесь управлял Путин? Лукашенко? Ермошина?[3]». На все это толпа дружно отвечала: «Нет!».

На следующий день состоялась вторая часть «марлезонского балета». В полдень все на той же Октябрьской площади собралось около 600 человек, которые прошли шествием до посольства России чтобы передать российским дипломатам «резолюцию», принятую накануне. Шествие оказалось более масштабным, чем субботняя акция: на пике в нем участвовало около 2 тысяч человек, то есть в три раза больше чем в субботу. Сыграло свою роль и то, что в субботу правоохранители вели себя предельно корректно – даже во время попытки «штурма» Дворца Республики никого из толпы не выхватывали и не задерживали. Поняв, что силовикам дана команда «сдерживать, но не винтить», осторожные белорусские оппозиционеры в воскресенье вывели на улицы весь свой актив. Силовики не подвели и тут: хотя в центр Минска были стянуты спецназ, автозаки и ОМОН, сама акция прошла мирно и без задержаний.

Любопытно содержание резолюции, которую митингующие передали в посольство РФ через дежурного милиционера. В документе подчеркивалось, что белорусы выступают против «глубокой интеграции» с РФ, а любые соглашения которые подпишут власти России и Белоруссии – нелегитимны: «Все договоры, секретные протоколы, подписанные диктаторами Лукашенко и Путиным и их доверенными лицами, не будут признаваться гражданами Беларуси и мы не будем им подчиняться».

Помимо этого, протестанты призвали международное сообщество к солидарности к белорусским народом, попросили не признавать легитимными соглашения между президентами РФ и Белоруссии (какими бы они ни были!) и воззвали к введению санкций за их подписание. «Белорусы намерены добиваться возвращения своих прав и свобод, в том числе права избирать власть. У белорусского народа хватит сил отстоять независимость» - говорилось в резолюции.

Параллели с украинским Майданом образца 2013 г. очевидны – тогда все тоже начиналось с протестов «прогрессивной киевской молодежи» против приостановки Януковичем подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Все, наверное, помнят трогательную блондинку с плакатом «Я девочка! Я не хочу в ТС! Я хочу кружевные трусики и ЕС!». Кончилось же стремление влезть в кружевные трусики большой кровью и установлением на большей части Украины националистического и антироссийского режима.

К чести жителей белорусской столицы, нужно сказать, что они в массе своей не поддерживали протест, организованный оппозицией. Антилукашенковский телеграм-канал «Белорусский порядок» с разочарованием констатировал:

«Реакция людей на улицах. Открытого негатива не было,  но видел много страха и непонимания в глазах прохожих, которые дупля не отдавали, что происходит и почему. Было НЕСКОЛЬКО диалогов в духе: "а против чего протест?" - "Ну как бы интеграция завтра" - "Какая интеграция? С Западом?". И собеседники очень сильно удивлялись, когда узнавали про углубленную интеграцию, Союзное Государство, и что они могут в одно прекрасное утро проснуться в России. Могу только поздравить проводников жесточайшего подавления всего и вся, вы сломали хребет нации. Это государство не надо даже его собственному населению».

Представители старшего поколения открыто возмущались действиями протестующих, называя их «бендеровцами». Но, к сожалению, приходится констатировать, что, как и на Украине в 2013-2014 гг., ядро протеста составляют молодые люди, студенты, которые, по словам того же канала «Белорусский порядок», не имеют «отношения к оппозиционному движу, а топят просто за независимость и национальные ценности». Кроме того, на улицы вышел «новый средний класс», активные горожане от 30 до 35 лет. Эти два поколения в значительной мере ориентируются на Запад – согласно проведенным летом-осенью этого года социологическим исследованиям, среди молодежи от 18 до 24 за сближение Беларуси с Европейским Союзом выступает почти половина (46%), в то время, как за интеграцию с Россией – только 25%. Также за дрейф в сторону ЕС выступает 44% белорусов от 25 до 34 лет (за интеграцию с Россией – 37%). В остальных группах преобладают сторонники сближения с РФ (особенно в возрастной группе 45-54 лет.

Кому это нужно?

Несмотря на то, что акции 7-8 декабря не обошлись без выпадов в адрес Александра Лукашенко, главной мишенью протестов была Россия и лично Владимир Путин. Во время акции 7 декабря на Октябрьской площади демонстративно рвали портреты Путина. В толпе были замечены самодельные плакаты «Расiя – дзярмо» а также «Если ты знаешь, что в этой хате ночует москаль - спали ее; если хлеб с этой нивы пойдёт москалю - уничтожь ее»[4]

Более того – оппозиционные ТГ-каналы (а они фактически являются сейчас единственной неподконтрольной режиму информационной средой в Белоруссии) настоятельно подчеркивают, что нынешние протестные акции не про «змаганне з рэжымам» (борьбу с режимом, - К.Б.) и не про «Лукашенко – Баста», а про Независимость от России (вот так, с большой буквы, - К.Б.)

Ряд белорусских аналитиков полагает, что необычайно мягкое поведение силовиков (всех лидеров протеста могли задержать заранее как минимум на сутки за призыв выйти на площадь – Павла Северинца даже возили накануне в отдел милиции, но выпустили, дали дойти до площади и спокойно провести акцию) свидетельствует о том, что протест в эти выходные был санкционирован с самого верха. 

«По нашей информации, - пишет ТГ-канал «Трыкатаж» -  акции протеста 7-8 декабря координировал лично Виктор Лукашенко[5], оперативную работу обеспечивали КГБ и МВД. За мобилизацию протестующих и информационную работу отвечал новый глава АП РБ генерал Игорь Сергеенко[6]. Креативную часть обеспечивал новый же главный идеолог АП Андрей Кунцевич. Министр иностранных дел Владимир Макей впервые был отодвинут от «оппозиционного» проекта».

Вряд ли случайно, что тотальную «зачистку» в своей администрации Александр Лукашенко провел непосредственно перед встречей с Владимиром Путиным в Сочи. В частности, новый глава АП генерал КГБ Сергеенко (считающийся креатурой Виктора Лукашенко) характеризуется как человек, отвечавший за выявление т.н. «агентов России», участвовавших в т.н. «заговоре Москвы»[7]. И если борец с «российским заговором» Сергеенко действительно дал добро на проведение двухдневной акции 7-8 декабря, это может означать, что нынешние протесты в Минске не только согласованы с администрацией президента, но и в некоторой степени ей инспирированы.

Чтобы последнее предположение не показалось совсем уже субъективным, приведу мнение еще одного ТГ-канала: «организаторы акции -  не только Северинец и лидеры "Свежего ветра", а еще и посол Семашко[8]. Неаккуратная и двусмысленная фраза «президенты договорились создать единый парламент и правительство» без уточнения, что договорились они об этом 20 лет назад и имитировали прогресс все это время, стала еще одним триггером протестов».

Вряд ли эта фраза была просто «неаккуратной». Скорее всего, она и была произнесена для того, чтобы придать протестам дополнительный импульс.

Зачем это нужно белорусской власти – секрет Полишинеля.

Управляемый белорусский майдан – это инструмент, с помощью которого Александр Лукашенко собирается добиваться уступок от руководства России (как полагают некоторые эксперты, цель президента РБ – отказ от реальной интеграции и покупка малозначащими шагами конкретных преференций в экономических отношениях с Москвой). Следующая акция протеста в Минске назначена на 20 декабря и приурочена к очередной встрече Путина и Лукашенко. Чем более массовыми будут эти акции, тем больше будет у Батьки оснований пожимать плечами на переговорах с российским коллегой: «Мол, Владимир Владимирович, я-то всей душой за интеграцию, но вы посмотрите, что у меня дома творится! Вы что, хотите, чтобы у нас стало, как на Украине?».

Пока что с массовостью протестов в Минске не очень хорошо (и это очень хорошо!). «Количество протестующих вызвало у кураторов разочарование. Одна и та же боевая 1000 с бчб-флагами кочует и на перепохороны Калиновского, и на PR-мероприятие Cтепы Путило, и на прогулку против интеграции. Был расчет на гораздо большее количество участников, минимум на 5000 человек. Подвели регионы – из некоторых областей автобусы пришли пустыми», - иронизирует ТГ-канал «Трыкатаж».

Однако сейчас, по сути, и протестовать-то было не из-за чего: никакие «дорожные карты» подписаны не были, Путин и Лукашенко ни о чем не договорились. А если бы вдруг?..

Российская элита может сколько угодно успокаивать себя тем, что спокойный и флегматичный менталитет белорусов отвергает саму идею майдана (в отличие от исторически «бунташных» украинцев). Но можно представить себе, как отреагирует разогретая белорусская оппозиционная среда на какие-то конкретные шаги в сторону интеграции (пусть даже символические), если президенты РБ и РФ все-таки придут к взаимопониманию. Особенно если почувствует свою силу и поймет, что власть от нее зависит. Тут уже на улицы белорусской столицы выйдут не 5000, а все 50000 человек. 

Демона майдана очень просто выпустить из бутылки. А вот загнать его обратно – задача куда более сложная. 

 

[1] Известная оппозиционная журналистка, жена бывшего кандидата в президенты РБ Андрея Санникова

[2] По оценкам политического обозревателя TUT.by Артема Шрайбмана

[3] Глава ЦИК РБ

[4] Высказывание, приписываемое расстрелянному в 1950 г. белорусскому националисту Ростиславу Лапицкому

[5] Старший сын президента РБ.

[6] Генерал КГБ Белоруссии Игорь Сергеенко известен в республике в том числе и тем, что проводил «проверку на экстремизм» книг Павла Северинца и ряда других оппозиционных изданий.

[7] Весной-летом 2019 г. в Белоруссии было арестовано несколько крупных чиновников, в том числе бывший начальник службы безопасности президента РБ генерал Андрей Втюрин. Формально им были предъявлены обвинения в коррупции, но по неофициальной информации, речь шла о разоблачении «антилукашенковского заговора», связанного с российскими спецслужбами.

[8] Посол Республики Беларусь в России.