Готовь сани летом, а выборы за полтора года

Готовь сани летом, а выборы за полтора года

5 декабря 2019 г. 9:50

Обзор прессы 5 декабря

Ведущие российские федеральные издания продолжают анализировать политическую, электоральную и партийную обстановку в России в преддверии выборов в Государственную думу в 2021 году. Вероятно, тема будет в топе новостей и аналитики на протяжении всех последующих полутора лет до момента проведения голосования.

«Коммерсант» пишет, что несмотря на заявления единороссов, что они готовы взять конституционное большинство в Госдуме на выборах 2021 года, эксперты по поручению администрации президента занимаются исследованием альтернативных партийных повесток, потенциально интересных избирателям. Результатом этой работы, по словам источников “Ъ”, может стать схема обновления партийной системы, которая позволит Кремлю сохранить контролируемое большинство в Государственной думе восьмого созыва.

Источники “Ъ” во внутриполитическом блоке администрации президента и нескольких социологических центрах рассказали, что ряд экспертных групп изучает политические идеи, которые могут быть востребованы избирателями. По итогам этой работы администрация президента может принять решение, какие партийные проекты следует поддержать или запустить.

Ранее секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил, что партия самостоятельно способна сформировать фракцию в 301 мандат, но многие эксперты считают такой сценарий маловероятным: по их мнению, при сохранении текущих тенденций партия может рассчитывать на поддержку 40–45% на думских выборах 2021 года. Чтобы получить при таком раскладе конституционное большинство, партии нужно будет победить в 190 одномандатных округах из 225. По данным ВЦИОМа, на 24 ноября 2019 года рейтинг «Единой России» составлял 32,7%, с мая прошлого года он снизился на 16,6%. Суммарный прирост парламентских оппозиционных партий за это время составил 9%, а количество сочувствующих непарламентским партиям подросло с 6,6% до 10,8%.

По словам источников, близких к администрации президента, Кремль не намерен отказаться от идеи сохранения контролируемого большинства в Госдуме.

Эксперты оценивают долю избирателей, готовых голосовать за «Единую Россию» и другие парламентскими партии, в 70%. Начатые исследования позволят точнее оценить политические запросы оставшихся 30% избирателей.

Источник “Ъ” в экспертном сообществе рассказывает, что проблемой изучения альтернативных партийных повесток в администрации президента заинтересовались еще в 2018 году: уже тогда заказали и провели ряд исследований. По словам собеседника “Ъ”, внутриполитический блок Кремля и сейчас обращается к социологам с целью получения «чертежей» для моделирования «партийного расклада на 2021 год».

Другой собеседник, осведомленный об экспертной деятельности администрации президента, утверждает, что одно из исследований партийных ниш было этим летом, но, по его оценке, ничего специфически нового оно не дало: респонденты заявили, что хотят справедливости, защиты и материальных благ.

О возможном изменении партийного ландшафта в Кремле задумались после протестного голосования в ряде регионов на выборах 2018 года, бенефициаром которого стала парламентская оппозиция. При обсуждении того, как сгладить протестное голосование, в коридорах власти стали все чаще упоминать малые партии.

Звучали предположения, что они могли бы оттянуть голоса недовольных и не дать КПРФ и ЛДПР консолидировать протестное голосование: если в нынешнем варианте представительства в Госдуме сотрудничество с фракциями системной оппозиции в целом устраивает Кремль, то рост их доли в парламенте может создать риск нежелательного изменения правил игры. Допуск максимального числа малых партий как раз сделал бы возможной ситуацию, при которой большинство их них не преодолели бы пятипроцентный барьер, но оттянули бы голоса у партий парламентской оппозиции, оставив в выигрыше «Единую Россию». В выборах 2016 года, например, участвовали 14 партий, из которых 10 не прошли в Госдуму, но в совокупности они набрали чуть более 11,2% голосов.

 Еще 1,8% бюллетеней были признаны недействительными. В итоге при результате в 54,2% голосов по единому избирательному округу «Единая Россия» получила 140 мандатов, что составляет около 62,4% от 225 мандатов, распределяемых по списку. Впрочем, после публикации «Ведомостей», в которой допускалось, что участие максимального числа малых партий в думских выборах 2021 года рассматривается как «способ помочь "Единой России"», пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что никаких нововведений в вопросе допуска партий на выборы нет.

По данным “Ъ”, в администрации и в «Единой России» обсуждалась также идея сделать упор на одномандатников. Эту модель тестировали на региональных выборах 2019 года: в четырех региональных парламентах (Марий Эл, Хабаровский край, Алтай, Тульская область) для этого увеличили до 75% долю депутатов, избираемых по округам, а не по спискам. Но результаты выборов не помогли ответить на вопрос, работает ли эта схема: партия в целом чуть улучшила свой результат, но картину омрачило голосование в Хабаровском крае и Москве.

В первом случае «Единая Россия» не выиграла ни одного одномандатного округа и получила всего двух депутатов по спискам, полностью утратив контроль над краевым заксобранием. В Москве, хотя кандидаты, близкие к мэрии, и взяли в городской думе 25 мандатов из 45, во фракцию «Единой России» вошли только 19 депутатов, и формально у партии нет большинства в Мосгордуме. На старте кампании партия отказалась от выдвижения кандидатов, победители праймериз шли на выборы как самовыдвиженцы.

После выборов единороссы, включая и председателя партии Дмитрия Медведева, говорят, что отказываться от партийного бренда не надо, но кулуарно многие из них дают скептические оценки. «Не уверен, что в Москве "Единая Россия" взяла бы больше, если бы кандидаты баллотировались от партии»,— заявил “Ъ” собеседник, близкий к партийному руководству.

Источник во внутриполитическом блоке администрации президента считает, что у «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» есть свой электорат и функцию представительства политическая система в целом выполняет, но и место для партии с новой повесткой в ней есть.

Сейчас 13 партий наделены правом выдвигать кандидатов в Госдуму без сбора подписей: это партии, имеющие хотя бы одного депутата в одном региональном парламенте либо получившие более 3% на последних думских выборах. На левом фланге возможность выдвигать кандидатов на федеральную кампанию без сбора подписей имеют, в частности, «Патриоты России», «Коммунисты России», Партия пенсионеров за социальную справедливость, Коммунистическая партия социальной справедливости (КПСС). По мнению части собеседников “Ъ”, на долю левого электората могут претендовать и «Зеленые» — партия получила льготу в сентябре текущего года вместе с двумя мандатами в парламенте Кабардино-Балкарии. 

Правый патриотический фланг представлен партией «Родина». Недавно писатель и участник конфликта на Юго-Востоке Украины Захар Прилепин заявил о создании общественного движения и, в перспективе, партии «За правду». По сведениям “Ъ”, администрация президента не возражает против партийных планов господина Прилепина, а деньгами его поддерживает бывший спонсор «Справедливой России» Александр Бабаков.

На либеральном фланге льгота на выдвижение кандидатов есть у Партии роста, «Гражданской платформы» и «Яблока». При этом эксперты скептически оценивают ресурсы первых двух проектов. «Яблоко» же взяло три места на выборах в Мосгордуму (после выборов к фракции еще присоединилась самовыдвиженец Дарья Беседина), а годом раньше заняло второе место по количеству мандатов на муниципальных выборах в Москве, потеснив КПРФ.

Не исключено и возрождение Партии перемен Дмитрия Гудкова, создаваемой на базе «Гражданской инициативы», — впрочем, пока стало известно, что Минюст обратится в Верховный суд с иском о приостановлении деятельности партии из-за нарушений в уставе. Собеседники “Ъ” напоминают, что новый партийный проект может образоваться путем слияния или преобразования уже существующих под новым брендом, как Партия роста из «Правого дела» в 2016 году, или вовсе быть образованным с нуля.

«Независимая газета» пишет, что Кремль не будет менять систему выборов в Госдуму и увеличивать долю одномандатников в нижней палате парламента. Эксперты и журналисты полагали, что таким образом власть попыталась бы помочь «Единой России» сохранить конституционное большинство. Однако нет оснований думать, что сама задача сохранения такого большинства снята. Если ее не станут решать законодательно, это можно сделать политтехнологически.

Каким образом? Один из звучавших в СМИ вариантов – допуск на выборы большего количества малых партий. Они не преодолеют пятипроцентный барьер. Следовательно, их голоса достанутся партиям, прошедшим в Думу. Они будут распределяться пропорционально общему результату. Так, в 2016 году партии, не прошедшие в парламент, получили 13,1% голосов. Благодаря этому «Единая Россия» получила целых 18 дополнительных мест.

Из 52 партий, имеющих право участвовать в выборах, 39 должны собрать 200 тыс. подписей. Им помогут собрать эти подписи, если решение допустить больше участников (в 2016 году их было 14) будет принято. Таким образом, власти не придется переписывать закон. Более того, она его исполнит, причем в либеральном духе.

Согласно оценкам Фонда ИСЭПИ, если бы выборы проходили сейчас, «Единая Россия» получила бы по спискам 42–45% голосов. В 2016 году результат был 54,2%. Более пессимистичные прогнозы обещают доминирующей партии 35–40%. Другими словами, дополнительные места от малых партий – хорошая подстраховка. Главное для «Единой России» при таком сценарии – обеспечить отрыв от КПРФ и ЛДПР, сохранение пропорций.

Вариант с малыми партиями – хитрый, грамотный тактический ход. Другой вопрос, что выборы, главный вопрос которых – «сохранит ли партия власти конституционное большинство?» – становятся игрой политтехнологов и только. Они никак не отражают социально-экономические процессы, происходившие в обществе в течение пяти лет до голосования. Они не отвечают на вопросы, которые ставит будущее. Речь идет исключительно о том, чтобы сохранить прежнюю конфигурацию сил в парламенте.

На политтехнологические ходы власти оппозиция, прежде всего несистемная, ответит своими. Малым партиям это не дает дополнительных шансов. Политические технологи вроде Алексея Навального с его «умным голосованием» вряд ли их поддержат. Они скорее оттолкнутся от замысла власти и сыграют в заданных условиях на сокращение дистанции между «Единой Россией» и парламентской оппозицией. Если это удастся, партия власти не извлечет ожидаемой пользы от малых партий, набранные ими голоса распределятся иначе.

Сами малые партии, конечно, могут воспользоваться ситуацией, хотя бы на месяц получить медийные площадки, попытаться донести свой месседж. Это, разумеется, касается структур и политиков, которым действительно есть что сказать. Быть может, им удастся преодолеть трехпроцентный барьер и получить право на государственное финансирование. Для них это будет шагом вперед. Но в контексте выборов-2021 месседж малых партий скорее всего потеряется. Им отведут роль винтиков в механизме обеспечения политического статус-кво, выгодного власти.