Какие партии могут претендовать на места в ГД в 2021 году

Какие партии могут претендовать на места в ГД в 2021 году

4 декабря 2019 г. 9:43

Обзор прессы 4 декабря 2019

Ведущие федеральные издания посвятили свои публикации сегодня вышедшему докладу Фонда ИСЭПИ «Долгая дорога в Думу. Российские партии на старте сдвоенного избирательного цикла 2020–2021 гг.».

«Ведомости» пишут, что согласно докладу, если бы выборы в Госдуму проходили сейчас, то «Единая Россия» в голосовании по партспискам могла бы претендовать на 42–45% голосов. Свой прогноз эксперты фонда дают на основе анализа результатов голосования по партспискам в ходе региональных и муниципальных выборов 2018–2019 гг.

Всего за этот период прошло 272 кампании со смешанным или чисто пропорциональным голосованием, которые затронули 53 региона с 39,34 млн избирателей – это 36,3% от их общего числа в России, говорится в докладе. Усредненный показатель поддержки каждой партии эксперты вывели, исходя из абсолютного числа избирателей, участвовавших в выборах, и абсолютного числа полученных партией голосов.

Подобная методика вычисления «среднего уникального процента» является лучшим инструментом анализа состояния партсистемы и перспектив федеральных выборов по сравнению со «средним процентом за партию» или обычными электоральными рейтингами, уверен руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.

Показательным в этом смысле будут региональные выборы 2020 г., указывает Бадовский: «В 2019 г. «Единая Россия» выступила лучше, чем в кризисном 2018-м, но в следующем году у нее будет немало непростых территорий, и важно увидеть, как она покажет себя там». Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак ранее говорил, что партия намерена получить по спискам на выборах в Госдуму-2021 40–45% голосов.

В тройку лидеров вошли КПРФ (18,02%) и ЛДПР (12,53%). Результат коммунистов почти на 5 процентных пунктов выше, чем на выборах-2016, но если в 2018 г. списки КПРФ победили в 20 региональных и муниципальных кампаниях, то в 2019 г. – лишь в четырех. У ЛДПР, наоборот, суммарный результат 2018–2019 гг. хуже, чем в 2016 г. (13,14%), однако на федеральных выборах партия Владимира Жириновского, как правило, выступает лучше, чем на региональных, отмечает Бадовский. У единороссов обычно результаты лучше на региональных выборах, чем на федеральных, а у КПРФ они примерно совпадают.

«Уникальный процент» четвертой парламентской партии – «Справедливой России» составил 7,68% (более 1,2 млн голосов), что несколько выше, чем на думских выборах (6,22%). Но в основном этот результат достигнут благодаря общефедеральной протестной волне 2018 г., которая помогла справороссам пройти в 15 из 16 региональных парламентов и улучшить результаты в большинстве муниципалитетов, говорится в докладе.

К тому же у «Справедливой России» по итогам двух последних лет наблюдается явный спад, что подтверждается и данными соцопросов, отмечают эксперты. Поэтому, по их мнению, партия Сергея Миронова находится в проблемной зоне с точки зрения преодоления 5%-ного барьера в 2021 г.

Первыми претендентами на прохождение в Думу среди непарламентских партий авторы доклада считают «Коммунистов России» и Российскую партию пенсионеров за социальную справедливость, получивших по методике ИСЭПИ более 4% голосов. Из либеральных партий побороться хотя бы за 3%, дающие право на получение госфинансирования, по оценке экспертов, может только «Яблоко» (2,9%). А для «Зеленых» (2,82%) важной станет кампания 2020 г., когда выборы пройдут в нескольких регионах с экологической и мусорной повесткой вроде Республики Коми и Челябинской области.

«Методика ИСЭПИ любопытна, хотя ее достоверность может быть проверена только временем и электоральной статистикой 2021 г.», – говорит руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Мы должны исходить из того, что явка на выборах-2021 будет гораздо выше, чем на местных и региональных в 2018–2019 гг. Еще больше возрастет и уровень политизации по различным проблемам».

Нужно также понимать, какой вклад в эти показатели внесли победы на муниципальных и региональных выборах, указывает эксперт: «Единая Россия» успешнее всего выступает на муниципальных выборах. Люди, которые за нее голосуют, образуются из базового и ситуативного электората партии. Но встает вопрос, каким образом более высокая явка и ее структура, а также высокий уровень политизации скорректируют эти цифры».

 С прогнозом в 42–45% голосов по спискам Костин согласен, но оговаривается, что «такие хорошие показатели не должны никого успокаивать». «Справедливая Россия», по его мнению, если не перезагрузится до думских выборов, то продолжит находиться «в экзистенциальном положении», потому что «5% у них то есть, то нет». «Пенсионерам» могут помочь название партии и негатив от пенсионной реформы, они четко попадают в электоральную группу, которая больше всего пострадала от пенсионной реформы, добавляет эксперт. Что же касается «Коммунистов России», то их все долго дразнили спойлерами, но в условиях, когда лидеры КПРФ пытаются быть евросоциалистами и использовать меньше радикальной антикапиталистической и сталинистской риторики, «Коммунисты России» получают дополнительные голоса за счет электората, для которого это важно, резюмирует Костин.

Глава ИСЭПИ Дмитрий Бадовский заявил “Коммерсанту”, что, по его мнению, явка в 2021 году будет достаточно высокой, и это может обеспечить преодоление 5% барьера ещё для 1-2 партий помимо большой тройки.

«Для корректности прогноза необходимо сравнить результаты голосования и явку по тем же регионам, по которым собирались данные для исследования, за 2016 год, — считает политолог Александр Кынев. — В 2019 году, например, голосовали Татарстан, КЧР, Кабардино-Балкария и Тыва, где традиционно аномально высокая явка. В протестных регионах на региональных выборах, как правило, явка более низкая, чем на федеральных, и это искажает общую картину». Также, по его словам, в протестных регионах высокий процент набирают оппозиционные партии, а в консервативных регионах «Единая Россия» получает значительную поддержку избирателей: «На мой взгляд, это может свидетельствовать об ослаблении позиций партии власти».

РБК в том числе рассматривает шансы малых партий на предстоящих выборах, которые представлены в докладе. С осени 2015 года по ноябрь 2019-го доля сторонников непарламентских партий и «другой партии» выросла с зоны статистической погрешности до 9%, приводят политологи данные ФОМ. Однако это выражается в распылении симпатий сразу между несколькими малыми партиями.

Среди малых партий в 2018–2019 годах уверенные позиции в зоне госфинансирования (его получают институции, набравшие более 3%) и автоматической квалификации на все выборы низших уровней занимают «Коммунисты России», которые демонстрируют неоднозначную динамику, а также Партия пенсионеров.

«Партия пенсионеров и «Коммунисты России» первыми претендуют на преодоление барьера 5%. Близки к зоне 3–5% и «Зеленые», хотя география их участия в выборах не такая широкая», — продолжает Пожалов. Впрочем, «Коммунисты России» не столько претендуют на прохождение в Думу, сколько на несколько процентов ослабляют КПРФ, отмечает эксперт.

По мнению специалистов ИСЭПИ, избежать потери голосов «активных избирателей», выбравших не представленные сейчас в Госдуме партии, можно с помощью реформы законодательства, в частности, возвратив на выборы избирательные блоки (с участием либо только партий, либо партий вместе с общественными движениями), что позволило бы близким по идеологии партиям избежать распыления голосов своих сторонников.

В случае возвращения блоков авторы предлагают ввести стимулы для сохранения самых успешных из них как единой политической силы. Например, восстановить возможность создания депутатских групп малой численности из одномандатников или распространить госфинансирование и квалификационную льготу на последующих выборах только на кандидатов от такого блока, а не от входящих в него партий по отдельности.

Также среди мер по поощрению малых партий эксперты предлагают вариант повторения практики «освобожденных» «Единой Россией» округов для сильных кандидатов малых партий в опорных для них регионах. Такая практика применялась ранее неоднократно, говорит Бадовский, напоминая, что сейчас правящая партия выступает против нее.

Повысить активность малых партий в ходе думской кампании и улучшить их перспективы на выборах могло бы также понижение планки, обеспечивающей госфинансирование, с 3 до 2%, говорится в докладе.

Вопрос о реформе избирательной и партийной систем остается актуальным, однако съезд «Единой России» продемонстрировал намерение партии удержать позиции в парламенте без существенных изменений, считает политолог Ростислав Туровский. Он допускает, что создание блоков и тактика договорных округов будут страховочным элементом на случай невозможности сохранить искомое конституционное большинство, однако делаться это будет не ради малых партий, а в интересах конкретных значимых фигур из разных партий — вокруг них традиционно идет отдельный торг.

Будет ли Дума трехпартийной, продолжает Туровский, пока не очевидно. У эсэров неплохие позиции в части регионов, но не хватает эффективной работы с федеральной повесткой, считает он. «Тем не менее шанс найти свою нишу в случае ухудшения позиций единороссов у них есть, и это как раз будет важным для Кремля. В конце концов, думский альянс со «Справедливой Россией» был бы политически выгоднее альянса с ЛДПР», — отмечает эксперт.

Сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Андрей Бузин напоминает РБК, что в России выборы проходят не только по партийным спискам, а по смешанной системе — половина из 450 депутатов избирается по одномандатным округам. «Самовыдвиженцы могут не иметь партийной принадлежности, и возможны варианты, при которых в Думу могут проходить оппозиционеры», — полагает Бузин, оговариваясь, что в нынешнем составе парламента их практически нет. «Сам по себе вывод фонда ИСЭПИ правильный, но авторы доклада исходят из того, что у нас на выборах конкурируют партии, а это не так, — полагает он. — Наблюдается кризис доверия к институту выборов. Есть партии, которые представляют часть избирателей и которым власть препятствует в регистрации или лишает регистрации. Например, Алексею Навальному 8 раз по различным причинам отказывали в регистрации партии».