Партийно-общественная подготовка

Партийно-общественная подготовка

3 декабря 2019 г. 9:28

Обзор прессы 3 декабря 2019

Ведущие федеральные издания вышли сегодня с разнонаправленным статьями по внутренней политике в России. Однако ряд публикаций можно объединить общей темой – подготовка к предстоящим политическим изменениям.

«Ведомости» пишут, что в администрации президента обсуждается идея допуска на выборы в Госдуму 2021 году большого числа малых партий, чтобы «Единая Россия» получила по партспискам дополнительные мандаты за счет перераспределения голосов партий, не преодолевших 5% барьер. Об этом изданию рассказали три человека, близких к внутриполитическому блоку Кремля: такая идея обсуждается на совещаниях у начальника управления президента по обеспечению деятельности Госсовета Александра Харичева.

При нынешней пропорции (225 списочников и 225 одномандатников) рабочая схема состоит в допуске большого числа малых партий, чтобы при перераспределении их голосов больше мандатов досталось прошедшим в Думу партиям, поясняет один из собеседников: «Так можно обеспечить и конституционное большинство «Единой России» – по спискам она может взять 35–40%, три четверти округов выиграют провластные одномандатники, а за счет перераспределения оставшихся голосов будут получены дополнительные мандаты. Это одна из рабочих идей, для этого не нужно ничего менять».

По его словам, предполагается, что малым партиям помогут собрать подписи, каждая наберет по 1–2%, но внесистемных оппозиционеров вроде соратников Алексея Навального или Дмитрия Гудкова допускать не планируют: «Зато если к выборам допустят 20–30 партий, то они смогут «перебить» голоса недопущенных, говоря, что они [подписной] фильтр прошли». Общая концепция в том, что на выборы разрешат идти большинству партий, ведь чем больше их будет, тем больше столкнется в одинаковых нишах: 3% они не наберут, но их голоса отойдут 3–4 основным партиям, отмечает другой собеседник. Третий подтверждает, что подобное предложение обсуждается, и говорит, что оно, вероятно, будет принято.

Сейчас право участия в выборах в Госдуму имеют 52 партии, 13 из них могут выдвигать кандидатов без сбора подписей. Эту льготу получают партии, набравшие более 3% голосов на последних думских выборах или имеющие фракцию хотя бы в одном региональном парламенте. Остальным нужно будет собрать 200 000 подписей.

Доля голосов, полученных не прошедшими в Думу партиями, была максимальной в 1995 г. – 49,5%, рекордным тогда было и число допущенных к выборам партсписков (43). В результате преодолевшие барьер партии практически удвоили число полученных по спискам мандатов. В выборах-2016 участвовало 14 партий (все – по льготе), и 10 непрошедших набрали в сумме 13,1%. Это дало победителям гораздо меньшую прибавку: по подсчетам «Ведомостей», «Единая Россия» получила на 18 мандатов больше, КПРФ и ЛДПР – на пять, «Справедливая Россия» – на два.

По данным ФОМа, за единороссов сейчас готовы голосовать 33%, за КПРФ и ЛДПР – по 12%, за справороссов – 4%. Публикуемый перед выборами прогноз от текущих рейтингов обычно отличается, поясняет социолог ФОМа Григорий Кертман: для него задаются дополнительные вопросы, делается поправка на явку, рассчитываются специальные коэффициенты.

Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак недавно говорил, что партия рассчитывает взять по спискам 40–45%, а в целом – конституционное большинство (300 мандатов). Если в Думу пройдут единороссы (40%), КПРФ и ЛДПР (по 15%), то, по оценке «Ведомостей», партия власти получит по спискам 128 мандатов вместо 90, КПРФ и ЛДПР – по 48–49 вместо 33.

Большое число партий ничего не изменит, уверен политтехнолог Григорий Казанков: «У некоторых есть шанс преодолеть 5%, но вот сделать так, чтобы пять партий набрали по 4,5%, технически почти невозможно. А 15 партий не наберут по 1–2%». В 1995 г. было много партий не потому, что так хотела власть, а потому, что такой была реальная политическая система, подчеркивает эксперт: «Тогда в коридоре между 4 и 5% было много партий, и эту ситуацию никто не модерировал. Сейчас такое невозможно». Даже при нынешнем уровне честности выборов ситуацией с получением партией чуть менее 5% голосов управлять невозможно, а значит, у самой идеи масса рисков, считает эксперт. К тому же малые партии будут отбирать голоса у «Единой России», поскольку у нее наиболее колеблющийся электорат, добавляет Казанков.

«Коммерсант» пишет, что депутат Мосгордумы (МГД) Михаил Тимонов снят коллегами с поста руководителя фракции «Справедливой России», его место занял депутат Магомет Яндиев. Решение было принято на собрании фракции, состоящей из трех депутатов, сразу после заседания Мосгордумы, на котором принимался бюджет Москвы в окончательном чтении. Михаил Тимонов тогда проголосовал против принятия бюджета, в то время как его коллеги по фракции — за. Соратники Михаила Тимонова утверждают, что сняли его не за это, а за самоуправство.

Во фракцию эсеров в МГД входят трое депутатов: Михаил Тимонов, Магомет Яндиев и Александр Соловьев, тезка экс-кандидата в депутаты Мосгордумы от несистемной оппозиции, которого некоторое время после выборов не могли найти общественники и журналисты. Все трое были поддержаны проектом Алексея Навального «Умное голосование», причем доцент МГУ господин Яндиев выиграл выборы в 45-м округе у проректора ВШЭ Валерии Касамары после снятия или схода с дистанции ряда кандидатов, в том числе красносельского муниципального депутата Ильи Яшина и коммуниста Владислава Колмогорова.

Да, руководитель фракции теперь я», — заявил “Ъ” Магомет Яндиев. По его словам, Михаил Тимонов не выполнял возложенных на него функций, а вместо этого принимал решения самостоятельно, не советуясь с членами фракции.

«Дело не в том, что он не так голосует», — пояснил “Ъ” новый глава фракции. В свою очередь, Александр Соловьев опубликовал заявление, в котором обвинил господина Тимонова в том, что тот не провел заседание фракции для обсуждения позиции по бюджету. «Мы считаем, что руководитель фракции должен объединять депутатов, уметь находить компромиссы и озвучивать консолидированные решения», — заявил депутат Соловьев. «Мы с Александром Соловьевым ему предложили снять свою кандидатуру добровольно, но он фактически отказался. Тогда мы провели заседание фракции, он, как услышал повестку, которую мы озвучили, сказал: "Ну я пошел, без меня". И мы вдвоем провели заседание», — рассказал “Ъ” Магомет Яндиев.

«Как они могли назвать заседанием то, что я, как руководитель фракции, не созывал? Когда меня хватают за рукав и говорят "пойдем поговорим" прямо в зале заседаний, что я на это могу сказать? Вопрос, который поднимался, серьезный, партийный, нужны консультации с партией»,— заявил господин Тимонов “Ъ”. На своей странице в Facebook депутат написал: «Юридическая сторона вопроса еще подлежит уточнению». По его словам, в аппарат МГД не поступало бумаг о смене руководства фракции, а сам он находится «в режиме консультаций с руководством партии».

Михаил Тимонов в ходе заседаний Мосгордумы неоднократно выступал с критикой деятельности исполнительной власти, а также принимал активное участие в различных протестных акциях в Москве.

27 ноября при рассмотрении бюджета Москвы на 2020–2022 годы Михаил Тимонов проголосовал против, а его коллеги по фракции — за. Всего против принятия бюджета в целом проголосовали семеро из 45 депутатов МГД, в том числе пятеро от КПРФ и Дарья Беседина («Яблоко»).

В поддержку Михаила Тимонова уже выступили некоторые несистемные оппозиционеры, не допущенные к выборам в МГД, в частности Константин Янкаускас, Юлия Галямина и Дмитрий Гудков. «Голосование "абы за кого" приводит в итоге именно к таким последствиям: не вползи в городской парламент все эти спойлеры и ноунеймы, сейчас Тимонов мог бы оставаться главой фракции, проводить мероприятия в стенах Мосгордумы, делать заявления. Но его разбавили, а потом осадили. Ожидаемая, закономерная подлость от "парламентской оппозиции"», — написал Дмитрий Гудков в Facebook.

Директор по исследования, Фонда ИСЭПИ, Политолог Александр Пожалов считает, что депутатов МГД, активно критикующих исполнительную власть, объединяют два обстоятельства: «Во-первых, они отказались голосовать за бюджет даже после того, как власть в том или ином виде учла наибольшее за последние годы количество социальных депутатских поправок, — заявил “Ъ” Александр Пожалов, — Во-вторых, эти депутаты вполне могут через некоторое время стать сильными кандидатами в Госдуму по проблемным московским одномандатным округам, и давление со стороны партийных аппаратов и властей для их раскрутки только на руку».

В то же время в случае партийных санкций для них может стать затруднительным вопрос регистрации на выборах в Госдуму: им может потребоваться другая партия с правом льготного выдвижения или ресурсы на сбор 15 тыс. подписей для самовыдвижения.

РБК пишет, что 55% участников опроса ВЦИОМа допустили, что в ближайшие годы государство может ввести запреты, которые качественно повлияют на их жизнь. Почти столько же — 53% — готовы отстаивать свои интересы и бороться с мешающими запретами

Социологи провели исследование в конце сентября этого года методом телефонного опроса 1,6 тыс. россиян старше 18 лет по случайной выборке. Статистическая погрешность исследования не превышает 3,5%.

Более половины респондентов (53%) заявили, что готовы отстаивать свои интересы в случае, если государство в ближайшие годы введет какие-либо запреты, которые отрицательно повлияют на их повседневную жизнь. Не готовы активно отстаивать свои интересы четверть россиян, однако они отмечают, что их отношение к государству в этом случае ухудшится. Еще 16% готовы принять любые запреты со стороны государства.

53% респондентов при этом считают, что за последние два-три года государство не вводило никаких серьезных ограничений, которые существенно повлияли на их жизнь. Почти треть опрошенных — 29% — полагают, что такие ограничения были. Среди наиболее резонансных ограничений они назвали запрет на курение в общественных местах (22%), введение новых налогов (11%) и пенсионную реформу (8%).

39% полагают, что за последние два-три года число запретов, которые существенно повлияли на жизнь респондентов, не изменилось. Треть россиян (34%) отмечают, что запретов стало больше.

Около трети опрошенных замечает происходящие в обществе изменения, в том числе и введение запретов, согласился с выводами ВЦИОМа заместитель директора Левада-центра Денис Волков. Эту цифру нельзя считать низкой, так как вопрос о наиболее значимых для респондентов ограничениях был открытым — то есть без готовых вариантов ответов. «Люди обычно не очень хорошо помнят, что конкретно происходило раньше, то есть идентифицировать конкретные шаги им сложно, но вектор в целом они чувствуют, — сказал он РБК. — Я бы отметил, что большинство ожидает новые ограничения». Относительно небольшой процент людей, замечающих изменения в обществе, социолог объяснил еще и тем, что опрос производился по телефону. «По исследованиям Левада-центра, ограничения в интернете гораздо понятнее и сильнее беспокоят самым молодых», — добавил Волков.

Достаточно высокие ожидания новых ограничений со стороны государства в ближайшие годы (55% опасаются введения новых ограничений, влияющих на частную жизнь) — это проекция общего высокого уровня социальной тревожности, считает политолог Александр Пожалов. Он связывает это с «длительной стагнацией реальных доходов населения и привыканием к потоку негативных новостей со стороны государства в социально-экономической сфере».

В целом на результаты той части опроса, которая касается изменений в обществе, повлияло то, что исследование посвящено антиникотиновым запретам, отмечает Пожалов. «Судя по распределению ответов, в анкете был сделан акцент на проблему запретов табакокурения, поэтому итоговые данные кажутся смещенными в сторону именно табачной темы, — добавил политолог. — Если у вас в одном вопросе 73% от всех опрошенных говорят «не курю», то в другом вопросе не может быть сразу 22% от всех опрошенных, в том числе и некурящих, тех, кто уверенно называет главным чувствительным для себя запретом именно «запрет на курение». Это ставит под вопрос результаты, не связанные с антиникотиновыми запретами аспектов исследования, убежден Пожалов.