Кровь и бензин: что происходит в Иране и Боливии

Кровь и бензин: что происходит в Иране и Боливии

18 ноября 2019 г. 15:03

Кровь и бензин - это драйверы дискурса в условиях политической турбулентности. В Иране решение о троекратном повышении цен на бензин привело к массовым беспорядкам, человеческим жертвам и отключению интернета практически по всей стране. Очевидно, что решение по повышению цен (точнее, об их нормализации по сравнению с сильно субсидированными ценами, к которым привыкли в Иране) - это только детонатор, а политическая бомба, заложенная под иранскую политическую систему, была сконструирована из большого количества других фрустраций. В бедных районах Боливии, и даже в "индейских" бедных пригородах Ла-Паса, бензин не найти ни за какие деньги - но в данном случае это следствие, а не причина. Новое, крайне правое про-американское правительство в самом буквальном смысле устраивает экономическую блокаду районов компактного проживания сторонников изгнанного из страны президента Моралеса. 

В иранских крупных городах протестующие сжигают офисы государственных банков. В Боливии протестующие сторонники Моралеса захватывают оружейные комнаты и жгут полицейские участки. Есть определенная схожесть в методах, но нельзя не заметить насколько сильно отличается то каким образом беспорядки в Иране и Боливии освещаются международными СМИ.

Несмотря на то в Иране отключили интернет, до западных телеканалов доходят MMS из Ирана с яркими кадрами уличных столкновений, горящими банками и толпами недовольных иранцев, которые скандируют антиправительственные лозунги и желают скорейшей смерти духовным и политическими руководителям страны. В поддержку протестующих уже высказались многочисленные западные инфлюенсеры, а медийные и соцсетевые проекты региональных конкурентов Ирана ведут практически "он-лайн трансляции" ситуации с беспорядками, подмешивая к информационному потоку ударные дозы плохо замаскированной пропаганды. 

С Боливией все наоборот, и можно попробовать списать ситуацию на то что у нищих сторонников Моралеса из индейских деревень нет того же количества смартфонов с камерами как у замученных нищетой и санкциями иранских студентов, но скорее всего дело в том, что иностранным СМИ не нужны видео-подтверждения того что новое боливийское правительство начало свою работу с этнического (расового) и политического террора. 

Стоит особо отметить, что для работы иностранных (точнее, западных) журналистов в Боливии нет особых преград, в отличие от Ирана, но несмотря на это создается такое впечатление что полный медийный блэкаут как раз в южноамериканской стране. Несмотря на то что Берни Сандерс открыто заявил, что в Боливии произошел именно путч, американские СМИ, включая те, которые вроде бы симпатизируют идеям "демократического социализма" и еще пару месяцев назад приводили Моралеса в пример Трампу в плане успехов социалистической страны и борьбы с бедностью, никак не хотят освещать жертвы среди боливийских протестующих или сообщать об официальной индульгенции за убийства, которая была авансам выдана боливийской армии новым правительством. 

С другой стороны, даже СМИ, которые жестко критиковали Трампа за выход из "ядерной сделки" с Ираном, уделяют много внимания протестам в стране и явно желают "режиму аятолл" скорейшего падения. Этот контраст можно считать очередным и ярким подтверждением того, что приоритеты внешней политики американской элиты (в том числе медийной ее части) всегда важнее, чем любые идеологические разногласия.