Пакт Фараджа, «смелая женщина» и «рука Москвы»

Пакт Фараджа, «смелая женщина» и «рука Москвы»

15 ноября 2019 г. 10:30

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

До внеочередных парламентских выборов в Соединенном Королевстве (уже третьих за последние четыре с половиной года!) остаётся меньше месяца. Пошёл обратный отсчет до 12 декабря – даты, которая решит многое. Прежде всего – судьбу Брекзита. В четверг 14 ноября все участники избирательной кампании были обязаны подать документы в соответствующие инстанции до 4.00 по Гринвичу. В том числе и те, кто, будучи членом парламента прошлого созыва, решил в этот раз не баллотироваться. Таким образом, картина претендентов на 650 мест в британской Палате общин на исходе четверга нарисовалась вполне. В основном - без сюрпризов. Хотя… Смотря что считать сюрпризом.

Основная интрига предыдущего этапа избирательной «гонки» разворачивалась, как известно, вокруг возможного «пакта Джонсон – Фарадж». Лидер Брекзит-партии неоднократно предлагал Джонсону идти на выборы в союзе, который одобрил даже Дональд Трамп, с тем, чтобы обеспечить в будущем Парламенте надежное большинство для Брекзита. Можно, конечно, считать это предложение Найджела большой политической «наглостью» - ведь его партия нынешняя (как, кстати, и прошлая – UKIP) пока что не имела ни одного парламентского мандата.

 Но ведь не зря говорится, что наглость – «второе счастье». А Фарадж, к тому же, своё предложение подкреплял результатами выборов в Европарламент в конце мая. Напомню, что тогда Брекзит-партия взяла 29 мандатов, либеральные демократы – 16, лейбористы – 10, зелёные – 7, а тори – жалкие 4! Возможно, однако, что именно память об этом жестоком и позорном поражении – помимо других чисто практических соображений - как раз и мешает тори согласиться на альянс с тогдашним триумфатором. А сам триумфатор, между тем, явил пример редкого политического «благородства» (на самом деле – политической мудрости), объявив об одностороннем «альянсе» с тори.

Обычная логика партийной борьбы проста: добившись успеха на одних крупных общенациональных выборах – развивай успех на следующих. Особенно, если между ними дистанция коротка, как в данном случае - это всего полгода. Такова обязанность и лидера партии, который интересы однопартийцев должен рассматривать как абсолютный приоритет. А интерес простой, пошёл в партию – борись за власть при любом удобном и неудобном случае. Но в данном случае вступил в игру другой приоритет, выраженный в названии партии Найджела Фараджа. Конечно – Брекзит.

Тори во всех возможных СМИ, социальных сетях и на публичных мероприятиях регулярно разъясняли Фараджу, что если он выставит 600  и более «штыков» практически во всех избирательных одномандатных округах при системе “first past the post”, то Брекзиту – «кирдык» (как говорил главный герой кинофильма «Брат»). Голоса тех избирателей, кто за Брекзит  (Leavers) неизбежно разделятся, и в щель между ними «пролезут» лейбористы во главе с «марксистом» Корбином. А он идёт на выборы с обещанием повторного референдума, со всеми вытекающими.

Разумеется, всё это прекрасно понимал с самого начала и сам Фарадж. И, выдержав «мхатовскую» паузу – попугав тори в достаточной мере – объявил о своём решении не выдвигать кандидатов в тех 317 округах, где тори взяли мандаты на выборах в 2017 году. Действительно, было бы абсолютно контрпродуктивно при мажоритарке в один тур встревать в борьбу двух партий мейнстрима, заведомо нанося урон одной из них, конкретно - тори. И, приводя к власти очевидных (хотя и скрывающихся за идеей второго референдума) противников Брекзита – лейбористов.

Консерваторы сдержанно оценили этот самоотверженный поступок Фараджа. В частности на портале conservativehome.com 12 ноября появилось письмо-обращение к членам Брекзит-партии со следующим призывом. Ваш лидер поступил мудро и благородно, решив не выставлять кандидатов в 317 округах. Но следуйте его логике и откажитесь оттого, чтобы заявляться на выборы в остальных округах. Сделайте исключение только для тех округов, где у нас, у консерваторов вообще нет никаких шансов на победу. Пол Гудмэн, главный редактор портала и автор открытого письма нашёл этакую элегантную, хотя и не без «подкола» (соперник есть соперник!) форму совета: «Таким образом, станет ясно, есть будущее или нет у Брекзит-партии как партии, способной побеждать в округах на всеобщих выборах в принципе. Наконец, в глубине души вы сами сознаёте, что выиграть в округах, где раньше лейбористы побеждали с небольшим преимуществом (marginal seats) у вас не получится. Так что не думайте, будто вы упускаете шанс усесться на зелёных скамьях [Палаты Общин] и помочь провести Брекзит».

Такой высокомерно-снисходительный подход со стороны тори, понятный для них самих, но очевидно – неприятный для Фараджа и его «штыков», конечно, не мог его и его партийцев не задеть. И Фарадж с утра в день дэдлайна изрядно попугал тори, объявив, что его кандидаты пойдут в тех округах, где на прошлых выборах победили лейбористы. А это – на всякий случай 262 округа! И это значит, что у тори в этих округах не будет никаких шансов на победу изначально.

Ходили слухи о том, что всё-таки некий закулисный «пакт» тори Фараджу предложили – 40 заведомо проигрышных для них округов. Однако к 16.00 по Гринвичу всё прояснилось. Фарадж выставил своих кандидатов против кандидатов тори только в тех  30 избирательных округах, где за Брекзит на референдуме голосовало внушительное большинство и где сумма голосов тори и UKIP выборах в 2017 г. либо перекрывала голоса за лейбористов, либо была достаточно близкой. Расчет Фараджа прост: взять хотя бы дюжину округов, и это даст ему возможность выступить коалиционным партнёром в будущем правительстве тори при условии, что они смогут удержать все 317 ранее выигранных округов. Если же это у Фараджа не получится, то весьма вероятно, что 12 декабря британцы получат второе издание прежнего «подвешенного», то есть «Зомби-Парламента» - как его окрестил нынешний Генеральный прокурор Джеффри Кокс.

А между тем на британской электоральной арене появилась Хилари Клинтон с как бы поводом – презентацией своей книги «The Book of the Gutsy Women». И действительно, почему же ей не появиться? Ведь Дональд Трамп советовал создать альянс между тори и партией Фараджа, чтобы «железобетонно» обеспечить победу сторонников Брекзита. А она-то полагает как раз наоборот: для Великобритании лучше оставаться в составе Евросоюза.

В пакет её собственной «смелости» (в отличие от «смелости» всех остальных женщин вообще) входило так же  предупреждение британцев о серьезности «русской угрозы». Сами британцы довольно легко «считали» этот кодовый месседж. И, в частности, Фредди Грей (Freddy Gray) в свежем номере The Spectator даёт такой раскодированный вариант: «Я не выиграла выборы в 2016 году и я до сих пор в ярости». А не выиграла не потому, что – как в старом анекдоте «Ну не шмогла», а потому что Дональда Трампа на самом деле «избрали» - конечно: русские!

Вот с этим синдромом «одержимости Россией» экс-сенатор, экс-госсекретарь, экс-первая леди и залетела на Британские острова, чтобы опустить над ними свой защитный «покров» -  от коварного Путина. Настоящего автора идеи Брекзита. Уподобляясь одному из своих давних американских политических предшественников, который, как известно, не очень хорошо кончил, Хилари Клинтон ищет Путина буквально «под каждой кроватью». И сильно распекает тех, кто свидетельства его там присутствия предательски прячет от широкой публики в момент столь решающей избирательной кампании.

В частности, поделилась она и своим мнением насчет решения правительства не публиковать парламентский отчет по вопросу о якобы «вмешательстве России в британскую политику» и, конкретно, в референдум по Брекзиту - до 12 декабря. Она просто – «ошарашена», она находит это «необъяснимым и позорным». Потому что, «каждый, кто примет участие в голосовании в этой стране, заслуживает того, чтобы увидеть этот отчет до того, когда выборы состоятся».

 Чего там стесняться – смелость, так на «всю катушку»! Ничего, что такое заявление есть классический образец беспардонного вмешательства в избирательную кампанию другого государства? Ничего, что прилагательное «позорно» в отношении правительства другого государства звучит не то, что бы недипломатично, а просто «нагло» в устах экс-главы американского внешнеполитического ведомства (МИДа – по нашему)?! Да конечно – ни-че-го! Ведь она и «своих» не жалует,

Вот пример, который приводит Ф.Грэй. В США вовсю идут «смотрины» будущих кандидатов от Демократической партии на президентских выборах 2020. Одна из участниц этих «смотрин» - конгрессвумэн от Гавайев Тулси Габбард (Tulsy Gabbard). Так вот, Хилари её разоблачила, публично назвав «активом русских» (“Russian asset”). Доказательства? Ну как же: симпатичная гавайанка поддержала кандидатуру не её, а - Бёрни Сандерса на президентских праймериз в 2016 г. Разумеется, такое могло быть сделано только «внедрённым агентом» Путина. И никак иначе. Фамилия у Хилари – не Маккарти. Но, не забываем: иногда они возвращаются…

Кстати, не известно, читала ли лейбористка Эмили Торнберри (Emily Thornberry), занимающая в теневом правительстве пост теневого министра иностранных дел, книжку Хилари про «смелых женщин». Однако её «смелость» вполне достойна того, чтобы в эту книжку попасть в качестве характерного примера. И вот почему.

Недавно она направила запрос министру иностранных дел Доминику Раабу (Dominic Raab) с выражением своих опасений относительно «подноготной» (в смысле связей с Россией) главного советника Бориса Джонсона – «демонического» Доминика Каммингса (Dominic Cummings). Как принято считать (и что показано в одноименном британском фильме) – настоящего автора победы на референдуме сторонников Брекзита. Теневой министр хотела бы знать поподробней: что известно неким «оксфордским профессорам» о связях Каммингса с группой «Консервативных друзей России»? А главное – что делал Каммингс в 1994 – 1997 гг., когда он работал в России? Уж не тогда ли проект «Брекзит» был задуман в секретных подвалах "Лубянки"?

Вообще-то любознательность – очень хорошее качество. Особенно для политика, особенно в тот момент, когда проходят выборы во властный орган, и место ведь одно. И почему бы, например, президенту США Дональду Трампу как бы мимоходом в телефонном разговоре не поинтересоваться у президента Украины Владимира Зеленского: как там шли дела в нефтегазовой компании «Бурисма», уличенной в коррупционном скандале? Не стоит ли провести отдельное прокурорское расследование? Ведь один из руководителей компании – Хантер Байден, сын того самого Джо Байдена, который пока имеет наибольшие шансы на номинацию от демократов на президентских выборах в 2020?

Такая любознательность может, однако, дорого обойтись. Тому же Трампу, против которого демократическое большинство в Палате представителей Конгресса США в среду 13 ноября (ох, нехорошее все-таки число!) запустило официальную процедуру слушаний по возможному импичменту президенту. Но, на самом деле, этот импичмент – «палка о двух концах». Одним пока что она вроде бы бьёт по репутации Трампа, который якобы использовал (точнее – пытался, поскольку Зеленский никакого следствия по делу Байдена-мл. до сих пор не открыл) высший государственный пост в личных корыстных целях дискредитации политического конкурента.

Но, другой-то «конец» отскочит по самим же демократам почти наверняка. «Полу-импичмент» объявлен будет – Палата под контролем демократов. А вот «полный» импичмент – очень вряд ли, если не категорически – «нет».  Сенат ведь республиканский, и набрать две трети, то есть переманить на свою сторону 17-18 сенаторов от GOP (Great Old Party) – это за пределами возможного. В конце концов, республиканцы – не политические самоубийцы, чтобы в год выборов повторить историю с Никсоном.  

Поэтому очень вероятным исходом антитрамповской затеи демократов окажется максимальная мобилизация про-трамповского электората (а так же той части «болота», которая скорее за тех, кого истеблишмент пытается сгнобить). А нынешние цифры разрыва между 41% общественного «одобрямса» Трампа и 54.7%  - «отнюдь», проецировать на ноябрь следующего года смысла никакого не имеет. Всё решится в конкретных графствах, округах и конкретных штатах. При, ещё раз подчеркну, максимальной боевой готовности сторонников Трампа отстоять своего лидера. При котором экономика (помните Клинтона: «Экономика, дурачок!») выросла сильнее, чем на дрожжах. И который, наконец-то, заговорил открыто тем самым языком, что средний «глубинный» американец уже стал почти забывать, боясь подпасть под политкорректные репрессалии.

Ну и – конечно! Куда же без неё, без «руки Москвы»! Избрали в 2016 году – изберём и в 2020! Сто процентов. А, ещё, если захотим, поправку в вашу Конституцию внесём – отменим ограничение на два президентских срока. И изберём Трампа еще и в 2024 г. Готовьтесь мадам Клинтон!

Кстати, про «вмешательство». «То же Дональда»,  - как он сам однажды представился при первой встрече с Трампом. Уходящего Президента Евросовета – Туска. Сей джентельмен в ходе лекции в Брюгге, посвященной философскому наследию Ханны Арендт, вдруг почему-то разразился такой тирадой: «Через месяц в Соединенном Королевстве пройдут выборы. Можно ли всё перевернуть? Ханна Арендт учила, что ситуация становится необратимой только когда люди начинают так думать. Поэтому, единственное, что мне приходит в голову сегодня, это: “Не сдавайтесь. В этом матче у нас было дополнительное время, сейчас у нас уже еще раз добавленное время, возможно, что мы дойдём и до пенальти?”». Сам же Брекзит он назвал «концом Британской империи» и предрек в случае выхода из ЕС превращение Соединенного Королевства «во второразрядную державу».

Я не знаю, есть ли у Туска  британский «вид на жительство» или даже «подданство» британской королеве. Его обращение к противникам Брекзита  - «у нас» на такие предположения наводит. Но, учитывая его нынешний (хотя очень скоро покидаемый) пост, подобные заявления должны бы встревожить всех на туманном Альбионе. И в первую очередь – искателей тех «рук», которые действительно  и совершенно не таясь, вмешиваются в парламентские выборы суверенного государства. Или у искателей «Путина под кроватью» имеется убеждение, которым стыдно открыто поделиться? А именно: что у Брюсселя или, в случае Туска – ещё и у Варшавы, что называется, «руки коротки»? А вот «рука Москвы»…